Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Преступный мир

Автор: Я. Иванов. Опубликовано в НОВОСТИ

Преступный мир как отражение общей структуры толпо-"элитарного" общества

     Преступность является частью нашей окружающей действительности, но в информационном поле отсутствуют, или малы сведения о том, что же это такое, откуда она берётся, как изменяется её образ по мере общественного развития.
     А существующая информация в своём большинстве носит оценочный характер: преступность — это плохо, и этим закрывается дискуссия, которая может изменить представления людей о многих общественных явлениях.

 

     Поскольку статья пишется не для юристов, и авторы тоже далеко не представители фемиды, мы объединили понятия преступлений, правонарушений, проступков, а также будем считать преступлением не только нарушение писаных законов, но и законов неписаных, норм морали, этики и т.п.  Из энциклопедий можно найти такое определение морали — это принятые в обществе представления о добре и зле, и вытекающая из них совокупность норм поведения. Основываясь на подобных определениях, можно понять,что: Преступление — это отклонение в поведении от неких норм, принятых в обществе. 

     Причём, отклонение возможно как в сторону понижения уровня этики, так и в сторону повышения. Этика регулирует взаимоотношения обладателей разума. В иерархически организованных системах высшие диктуют этические нормы для более низких уровней и пресекают отступничество от них. Таким образом, этика выходит за пределы человеческого общества и включает в себя (по нарастающей) отношения людей, групп людей, коллективного бессознательного, биосферы, вплоть до Создателя (для атеистов — надмирной реальности, как бы её не представляли).

      Взаимоотношения преступного мира и государства

В этом разделе статьи предлагаем рассмотреть преступность как явление в общем, без оценок «хорошо», или «плохо». И признав, что преступность существует с незапамятных времён, выявим её роль для поддержания стабильности общества. Да, как ни крути, но до тех пор, пока люди в массовой статистике не станут Человеками, преступность будет существовать. И надо признать, она играет существенную роль в формировании этики взаимоотношений между людьми. Само наличие преступности налагает некоторые ограничения на поведение людей, не давая переходить некоторые границы, установленные концепцией жизнеустройства. Например, не будешь слишком по-хамски себя вести в некоторых местах, боясь получить по морде, или не будешь напоказ слишком шиковать, боясь быть ограбленным. За каждым углом полицейского не поставишь (кстати штатная численность полицейских рассчитывается от уровня преступности в обществе, а не наоборот. Это к вопросу о том, что первично преступность как явление или численность полицейских необходимое для борьбы с нею), это будет слишком ресурсоёмкая структура, а преступность решает свои проблемы зачастую бесструктурно. 

      Картинка из интернета: Какова же функция милиции? Защита «сложившейся» системы общественных отношений

     Да, есть издержки в виде различных преступлений, наносящих ущерб жертвам преступлений. Но, перефразируя героя из известного сериала «Спрут»: «преступность дополняет общество до системной целостности».

     Использовало ли государство преступный мир для достижения своих интересов? Безусловно. Наличие организованной преступности с её иерархией и разветвлённой сетью позволяет не только выявлять «залётных» разбойников, но и поддерживать некий порядок на этапах, когда государственные структуры по разным причинам не могли этого делать. Взамен «воры» получали, например, то, что власть закрывала глаза на некоторые их действия.

     Ещё один канал взаимодействия государства и преступного мира, и он же генератор коррупции — неумение формировать бюджет страны и управлять бюджетным финансированием. Вследствие этого на всех уровнях «вертикали власти» должностные лица сталкиваются с необходимостью финансировать те или иные мероприятия (как запланированные, так и необходимость в проведении которых возникает внезапно), на которые бюджетные средства либо не выделены, либо урезаны, либо их приход катастрофически запаздывает. Безальтернативная необходимость проведения такого рода мероприятий и их финансирования является стимулом к «нецелевому использованию бюджетных средств», а также к финансированию их за счёт коррупции. Это же и средство параллельной эмиссии в условиях, когда основная захвачена «вероятным противником» или не осуществляет свои функции в мере достаточной для развития экономики (подумайте как так вышло, что российский военпром в условиях коррупционного скандала вокруг Сердюкова «вдруг» начал показывать невиданные результаты).

     Изменится ли «регуляторная» роль преступности в будущем? Безусловно. В будущем сначала использование цифровых технологий позволит ограничить возможности совершения преступлений в каких-то областях деятельности и расширит возможности структурного управления государства. Об этом написано здесь: Блокчейн-технологии как мостик перехода в светлое будущее? Есть ли место в нём для Биткоина?


И здесь: Мнение: Цифровой концлагерь — выбор тех, кто против него борется.

     
Но это регулирование можно назвать «внешним» по отношению к людям. А вот по-настоящему Человеческим общество станет тогда, когда регулятивная функция будет идти изнутри, не позволяя человеку делать то, что не позволяет делать совесть. Лишь тогда преступность как явление исчезнет за ненадобностью, а вслед за ней исчезнут и государственные структуры надзора, а на охрану порядка будут призваны профилактирующие объединения иного рода, как это не покажется утопическим для некоторых. А пока имеем то, что имеем, и чтобы количество вреда от преступного мира не превышало пользы, необходимо поддерживать и выходить на иной вид этики между людьми о чём будет сказано далее.

     Зеркало концепции

     Если представить себе график нормального распределения, то под «горбом» будут помещаться большинство, которое живёт, соблюдая нормы. Границы «нормы» будут размыты, поскольку нет чёткого деления на «норму» и «не норму». «Хвосты» распределения будут наполнены преступниками, которые, как видно из графика, заполнены незначительным количеством людей, которые отклоняются в поведении либо в сторону праведности, либо в сторону порочности. Будда, Иисус и Мухаммад тоже были, в некотором смысле, преступниками, так как не вписывались в нормы, принятые в обществах того времени.

     Закон нормального распределения

     Слышали ли вы, например, в СМИ о преступлениях, совершённых в сторону праведности? Об этом либо речи нет вообще, либо исчезающе мало. Отсюда вырисовывается схема увода людей от истины «ложь №1 — ложь №2», знакомая многим по теме употребления алкоголя.

     
Понятия преступности

     Здесь за ложь №1 принимается нарушение условных норм морали и права, ложь №2 —   жизнь по нормам, однако за скобками остаются преступления в сторону праведности. Если посмотреть на историю человечества, то можно увидеть, что нормы морали и права менялись, и одни и те же действия в разные времена относились к разным категориям. Например, мужеложество не так давно было преступлением и с точки зрения закона, и с точки зрения морали, а сейчас это действие только аморально, и идёт работа по легитимации этого явления в обществе.

     Ясно, что во времена, когда только возникали первые писаные правила, они брались из норм морали, сложившихся в обществе. Но и законы, и мораль — часть культуры, которая вторична по отношению к концепции жизнеустройства. Люди, которые её формировали во все времена старалась трансформировать понятия в угоду своим интересам, и некоторые из них действовали с прицелом на глобальный масштаб. Это происходило медленно, но примеров, подобных описанному выше, можно найти немало в истории. А можно ли найти такое явление или признак, которое было бы определяющим для того, чтобы в нормах поведения в обществе сложилась та, или иная оценка поступку?

     Думаем, что этот признак, или явление — паразитизм (в самом широком смысле). У человека есть врождённый канал связи с Создателем (для атеистов — надмирной реальностью), который называется совестью. И этот канал идёт через всю иерархию уровней общевселенской этики. Это наше понимание совести. Однако, многие люди считают этику явлением внутренним, присущим только человеческому обществу. Нередко люди подменяют этику этикетом, и мыслят, ограничиваясь взаимоотношениями не то, что всего общества, а только конкретной группы людей, внутри которой развита какая-то своя этика. Тем самым, велика вероятность подменить совесть этикой этой ограниченной группы. Отсюда возможны ошибки, заблуждения.

     Так, из поступков, совершённых «как бы» по-совести, складывались нормы морали, однако на протяжении по крайней мере, нескольких тысяч лет, существуют силы, которые противопоставляют себя и препятствуют обществу, жить в согласии с Природой, Космосом и Богом, по сути эксплуатируя в своих интересах ситуации, когда другие живут, отклоняясь от идеального «фарватера», которое богословы называют Промыслом.

     Виды этики

     Анализируя возможные варианты взаимоотношений между людьми, можно вывести 4 основных вида этики. Попробуем описать их предельно простыми словами.

     1. Использование в своих интересах ситуации, когда другие отклоняются от идеального режима функционирования. Например, извлечение прибыли при торговле алкоголем, табаком, используя то обстоятельство, что другие его употребляют, нарушая свой естественный режим функционирования организма.

     2.Умышленное выведение других из режима идеального функционирования, чтобы затем использовать это в своих интересах. Например, приобщение к наркотикам, азартным играм, другим деградационным явлениям в культуре.

     3.Умышленное отклонение от режима идеального функционирования с целью пресечь действия других людей, которые уведомлены о том, что они действуют неправильно, чтобы избежать ещё худших последствий. Пример — война и убийство на ней солдат противника.

     4.Принципиальный отказ от воздействия на других людей неправедными способами, однако возможный в отношении тех, когда они уведомлены о том, что они неправедно действуют и знают, как действовать иначе. При этом миссия воздаяния возлагается на Бога (для атеистов — на случайно сложившиеся обстоятельства жизни, которые на самом деле детерминированы поступками индивида и непосредственно связаны с ними).

     Это этика между людьми. То есть человек — человек, или человек — общество. А есть ещё этика человек — природа, или человек — животный, или растительный мир, человек — биосфера, человек — Мироздание, и так далее. Каждый из вариантов можно расширить, или разложить до разной степени детальности.

     Формирование преступного мира

     Вернёмся к людям, которые формировали концепцию жизнеустройства в глобальном масштабе. Воздействуя различными способами на информационное состояние общества, продвигая те или иные идеи, ценности и традиции, они старались сохранить паразитизм, не искореняя его из общественной жизни. На основе этого формировались различные субкультуры, институты и структуры, которые нередко действовали в рамках уже иной этики, а именно — злоумышленного выведения окружающих из области Промысла (идеального режима их функционирования) с целью своекорыстной их эксплуатации.

     Каковы конечные цели различных толпо-«элитарных» структур, в том числе преступного мира (порочной его части)? Если говорить в общих чертах, то конечные цели — удерживать большинство людей в первых двух из четырёх описанных выше видов этики, не давая им состоятся, таким образом, как полноценный Человек с большой буквы, (несущий 4 тип этики), что в том числе открывает возможности прямого паразитирования на нижестоящих элементах, а также на результатах общественного объединения труда путём перераспределения ресурсов под свои нужды. Эта алгоритмика из модели толпо-«элитаризма» воспроизводится преступным миром (порочной его частью), являющимся, как и любая субкультура, своего рода «обществом внутри общества». С этим же связана и структура управления уголовного мира с его жёсткой дисциплиной и подчинением.

     Другими словами, и те и другие сделали всё, чтобы паразитизм стал обычным явлением в жизни общества, не распознавался как чуждое для людей явление, и стали использовать его для того, чтобы жить за счёт других.

     Паразитизм

     Поясним наши соображения касательно паразитизма, как одного из основных признаков преступлений.

     Первая часть преступлений, по сей день, имеет своей целью паразитировать на человеке, группе людей, обществе, и вообще на всём, на чём можно, то есть использовать чужие: собственность, права, время, труд, здоровье, навыки, таланты и прочее для достижения своекорыстных целей.

     Вторая часть вызвана тем, что имея благие намерения, определённая группа преступников имеет целью пресечь паразитизм других людей. Делается это в меру своего понимания как замена распознанного паразитизма одних на нераспознанный паразитизм других.

     И третья часть — это бескорыстные попытки восстановить справедливость, изжить паразитизм как явление общественной жизни.

     Мы сейчас ни в какой мере не оправдываем преступников, поскольку чаще всего методы, которыми некоторые из них совершали свои действия далеки от одобряемых большинством людей. Однако, та часть преступлений, которая направлена на восстановление справедливости, кроме юридического и морального осуждения, несёт в себе и обратную связь всему обществу о том, что устоявшиеся нормы жизни не согласуются с идеалами жизни по-совести. О чём есть русская поговорка:

«Кто Богу не грешен, царю — не виноват»

     И эта обратная связь, которая идёт через преступников, в нормальном обществе должна выявляться и использоваться для преображения всего общества к лучшему. Кстати, и отношение людей к разным преступлениям разное, и основано оно именно на признаках отношения к паразитизму, а значит и справедливости. Народ чувствует замысел преступника, и в какой-то мере «оправдывает» его. Пример: всякие «Робин Гуды» и прочие разбойники, которые, хоть и действовали против законов и норм морали, но оставались народными любимчиками. И об этом есть поговорка у нас:

«Не дай бог выдать доброго человека! Виноват, так смолчим».

     Следует отметить, что при классификации их как преступников, действуют они зачастую в другой этике, и именно эта этика, порой неосознаваемая, так притягательна большей части населения. Речь идёт о действиях в пределах третьего вида этики, с целью пресечения чьих-либо действий, направленных на паразитирование. И хоть в последние годы при «разборе» фильмов выявлено действие, названное «обеление» преступников (например, грабителей банков), но у народа эти «герои» не вызывают отторжения потому, что они представляют объемлющий процесс — избавление от паразитизма. Тот же банкир, который в представлении людей рисуется как узаконенный паразит, вызывает меньше симпатий, чем грабящий его преступник. Впрочем, методы борьбы с паразитизмом нас не устраивают, но о них мы скажем ближе к концу статьи.

     Кстати, вспомнилась черта, присущая русскому многонациональному народу, которую воспел ещё сатирик Михаил Задорнов: «русские за Родину, но против государства».

     В ней скрыто стремление, видимо, заложенное в наших культурных кодах, оценивать писаные правила (государство) на соответствие жизненным идеалам, согласуясь со своей совестью (Родина), в которых отсутствует паразитизм как явление. В качестве примера можно привести поведение наших водителей. Если на дороге встречный водитель мигнёт фарами, то это означает, что впереди пост ДПС, и нужно быть готовым к остановке сотрудником полиции. К сожалению, некоторое время назад было такое положение вещей, что зачастую в такой ситуации водитель «попадал» на штраф в карман нечистому на руку блюстителю порядка. Водители разработали такую сигнальную систему, чтобы не возникала ситуация паразитирования на чужих ресурсах. И хотя сейчас ситуация меняется, система общения таким образом водителей — действует.

     Преступный мир как отражение управления в толпо- «элитарной» модели

     В этом разделе давайте поговорим о том, как управлять преступностью, но не в плане борьбы с нею правоохранительной системы, а в свете уже описанных видов преступлений, как свершаемых для воцарения праведности, так и — порочности.

     Как можно сподвигнуть людей на то, чтобы они стали паразитировать?

     Во-первых, это создание возможностей для этого и внедрение в культуру определённых норм поведения. По-другому это можно назвать идеологией, на основе которой строится жизнь общества: пишутся законы и пропагандируются те, или иные виды деятельности. Например, деятельность по заработку на ссудном проценте, биржевые спекуляции и тому подобное законодательно не запрещены, и всячески преподносятся как нормальные и допустимые.

     Во-вторых, легализация и всяческая пропаганда через звёзд шоу бизнеса, публичных бизнесменов порочного образа жизни, когда они окружены роскошью, женщинами, украшениями, вниманием, наркотиками, наблюдение чего сподвигает некоторых людей на то, чтобы заняться деятельностью, которая поможет им получить то же самое. И чаще эта деятельность носит незаконный, или аморальный характер.

     Регулируя количество и качество пропаганды подобных «ценностей», можно управлять уровнем стремления паразитировать. А как управлять уровнем борьбы с ним? Нужно сказать, что людьми, которые претендуют на управление социальными процессами в масштабах всей планеты, сделано многое, чтобы подобная преступность не выходила за рамки концепции жизнеустройства.

     Поясним. Нынешнюю концепцию жизнеустройства можно описать примерно так: «счастье малой группы людей за счёт труда всех остальных». То есть, она основана на паразитировании одних на других. И поэтому, этим людям нужно, чтобы праведные преступления не выходили за рамки этой концепции. Однако это невозможно, поскольку праведность этически выше любых их потуг. Потому они создают симулякры (мимикрирующие образы и алгоритмы) праведности и справедливости.

     В массовой культуре — в фильмах, книгах описаны преступления «благородных разбойников», которые являются моделями поведения для многих их последователей. Скажем, если вы видите несправедливость в том, как владелец ломбарда наживается на своих клиентах, и захотите пресечь это, то у вас всплывут из памяти определённые алгоритмы, взятые из масс-медиа: убить, ограбить и тому подобное. Это и есть преступления, не выходящие за рамки существующей концепции, они не представляют для неё опасности, таких преступников возьмёт в оборот правоохранительная система, или осудит общество на основе моральных норм. Через фильмы о грабителях, сливается часть потенциала борцов с паразитизмом в «нужном»  направлении. Так происходит управление направленностью преступлений.

     Но не все борцы за справедливость пойдут на нарушение закона. Как управлять уровнем преступлений, которые несут угрозу существующей концепции, но не нарушают существующих законов? В предыдущем абзаце описан метод увода в сторону потенциала людей, у которых есть запрос на пресечение паразитизма. И часть из них, перебрав в голове эти варианты борьбы, откажутся от неё, опасаясь мер со стороны силовых структур. Но есть другая часть людей, которая на основе творчества может выработать другие методы, которые могут подорвать основы существующей концепции.

     На уменьшение количества таких людей работают такие инструменты как:

  • обеспечение полной занятости, когда людям просто некогда заниматься разработкой методов борьбы, они заняты заработком на хлеб насущный;
  • отвлечение внимания людей на ложные цели, когда многие заняты обсуждением пустых новостей, например, из области спорта, моды, светской жизни «звёзд»;
  • приобщение людей к употреблению алкоядов;
  • ну, и, конечно же, отсутствие в широком доступе (и в системе образования) адекватных знаний методологического характера, на основе которых можно самостоятельно разобраться в происходящих процессах.

     Такими способами можно бесструктурно управлять уровнем преступности, но возникает вопрос: а зачем? Как было описано выше, преступность является частью толпо-«элитарного» общества, дополняет его до системной целостности. Наличие преступности в обществе влияет на этику, позволяет держать основную массу людей в определённых рамках. Так общество становится в каком-то плане предсказуемым, а значит, управляемым.

     Источник желания паразитировать

     Поскольку человек это биологический вид, существующий наряду с прочими в биосфере планеты, то его деятельность основывается на инстинктивной базе, но не ограничивается ею, что и отличает его от прочих видов биосферы. Кроме инстинктов, люди могут строить своё поведение по большей части на привычках и автоматизмах, взятых из культуры, могут статистически чаще пребывать в режиме, позволяющем вырабатывать собственную линию поведения, используя разум (интеллект, если по-заморски), а могут жить в таком режиме, в котором всё вышеперечисленное ограничивается подсказками совести. Как кто настроит свою психику.

     Карта инстинктов разнится в зависимости от пола, но достаточно универсальна, прежде всего это: инстинкты самосохранения, территории, продолжения рода, стадно-стайный, материнский, или охотника. Каждый из них активируется на определённом этапе жизни индивида, или в определённой ситуации. Индивид, если он едет на инстинктивных программах, мало отличаясь от скотины, стремится с наименьшими затратами получить наибольшую выгоду, зачастую за счёт других (паразитировать). Но человеку дана возможность действовать, поднявшись над такими инстинктивными комплексами.

     Пускай действия людей не выглядят так примитивно и прямолинейно, как у животных, но в них можно распознать эту движущую силу животного начала. Кроме влияния инстинктов, существует огромный пласт информации, который называется культура. И в культуре (как информационно-алгоритмической системе) есть множество моделей поведения, которые готовы для копирования и использования по жизни. Затрагивая тему преступного мира, можно обратить внимание читателя на фильмы, видеоклипы, музыку, книги, где описано множество ситуаций и готовых рецептов их разрешения, которые бездумный обыватель готов использовать.

     Новое поколение

     Человек, видящий произвол чиновников, который ограничивает свободу творчества и реализации человека в политической, социальной и экономической сфере, бессознательно ищет способы самореализации себя. Один из самых простых способов — создать субкультуру или вступить в уже существующую. Преступные сообщества, как часть определённой субкультуры, втягивают социально активную или, наоборот, ограниченную широтой мировоззрения, молодёжь в свою алгоритмику. Чем же они могут привлекать молодое поколение?.

     Одним из аспектов генерации преступных сообществ являются биохимические процессы сопровождающие и обеспечивающие работу тех или иных инстинктов. Мальчику для нормального развития нужен правильный «мужской» гормональный поток, который обусловлен генерацией гормона стресса и последующей его утилизацией через физические упражнения. Поэтому, нарушение норм поведения в обществе являются генератором стресса, а например, уличные драки — набор физических упражнений, которые позволяют организму переработать метаболиты гормона стресса естественным образом.

     В историческом процессе можно увидеть, что 300 — 500 лет назад этот процесс был естественным, когда мальчик помогал в экстремальных условиях выживания своим родителям и общине. Человек был менее защищён техносферой от природы, тем более естественными были пути срабатывания гормона стресса.

     В недавнем времени, в 60х — 70х годах прошлого столетия дети были предоставлены в большинстве своём сами себе после школ со всеми опасными играми на улице и это хоть как-то в условиях развивающейся техносферы позволяло решать эту физиологическую задачу, конечно сопровождаясь и травматизмом, в том числе и от объектов техносферы. Сейчас же, молодое поколение приковано к диванам и гаджетам так, что условий для создания естественного правильного гормонального потока, необходимого для формирования мужчины, нет.

     Таким образом, можно сделать вывод что суррогатом требуемой среды для формирования «мужского» гормонального потока может являться «преступный мир» до тех пор, пока общество не перестроится и не трансформируется так, что для молодого поколения будут сформированы системы «совершения подвигов» и срабатывания гормона стресса в положительном для развития общества направлении.

     Одним из таких примеров недавнего прошлого были стройотряды для студентов. Да, форма вызывала нарекания и требовала усовершенствований, но функцию «школы жизни» в какой-то мере выполняла. Конечно же, необходимо отметить, что всякое усилие над собой, требует волевых качеств и работы сознания через понимание вектора целей, как своего собственного, так и окружающих. Для паразитов такая система неприемлема потому как развитие по пути «творца» не коррелирует с их механизмами крайней адаптации, в частности, с конкурентной борьбой между особями.

     Те есть, работа над собой и совершенствование своих индивидуальных качеств — это не то же самое, что конкуренция между особями в видовой среде. 

     Инструментарий для осуществления управления преступным миром

     Выше мы описали о так называемых оперативных управленческих решениях преступного мира, а как решения по поддержанию жизнедеятельности преступного мира проводятся вдолгую, стратегически? И кто, или что является носителем стратегической информации? Это преступная субкультура помноженная на личностные особенности потенциального преступника. Именно она формирует из подрастающего поколения необходимый авторам «материал».

     Песни о преступном мире, кино, жаргон, различные лозунги типа: homo hominis lupus est, наколки. Незримый романтический дух криминального мира и ложная свобода являются мощным инструментом формирования кадровой базы преступного мира. Это инструмент так называемого бесструктурного управления, когда информация безадресно циркулирует в некотором множестве, состоящем из аналогичных элементов и статистически вероятно порождает соответствующие структуры, в нашем случае потенциальных преступников.

     Шансон

     На множестве ресурсов в интернете ведутся дискуссии на тему: почему «блатные песни» сейчас принято называть «шансоном» (шансонье — с французского: автор и исполнитель песни, аналог «барда»). Нам кажется, что здесь дело не только в том, что откровенно негативное явление назвали более-менее приличным словом. Дело в том, что есть песни, в которых в открытой форме поэтизируется быт и нравы уголовной среды, в которых есть тесная связь с жизненными ситуациями, позициями, переживаниями уголовников, используется соответствующая лексика, жаргон. А есть песни, в которых в лексике нет ничего такого, что связывало бы её с преступным миром, но ритмика, интонации, эмоциональный окрас схож с «блатняком». Кроме того, одним из признаков различения шансона можно назвать переживание героем песни прошлых ситуаций, о которых он в глубине души сожалеет, желает забыть, стыдится. Даже песня, содержащая слова о желаемом будущем (А-я-сяду-в кабриолет…) имеет сюжет, происходящий из прошлого, о котором герой сожалеет. Народ объединил «открытый» блатняк и завуалированный в едином названии — шансон. Мировоззрение, транслируемое шансоном, закрепляется в формирующихся психиках подростков, и некоторая их часть затем пополняет ряды уголовников.

     Татуировки

     Модные ныне «тату», которые массово продвигаются через артистов, своими корнями происходят из наколки, которая является частью тюремной субкультуры, которая в свою очередь уходит корнями к клейму для рабов.

     В преступном мире татуировки являются очень важной управленчески значимой информацией, в соответствии с которой выстраивается негласная иерархия взаимоотношений. Лицо, необоснованно представившее недостоверную информацию на своём теле о тех или иных событиях подвергается жёсткому наказанию (как минимум это самостоятельное выведение татуировки вплоть до физической ликвидации носителя). С точки зрения управления, тату — это негласная передача управленческой информации в массы в пределах видимости потенциальных зрителей.

     Элементы тюремной субкультуры, описанные выше, являются частью большого информационного массива, в котором присутствует определённая алгоритмика поведения, мировоззренческие установки. И всё это вместе становится достоянием психики «потребителя» и используется при формировании его поведения, особенно если не оценивается критически, что, как правило, в сложившейся культуре и происходит.

     Кино

     Наиболее результативное воздействие на бездумного потребителя информации оказывает визуальные средства отображения информации — кино. Современный кинематограф перенасыщен тематикой криминала и маргинальностью. Основные герои уголовники, стражи закона, деньги, половые сношения и безответственность. Что как ни средство пропаганды показ таких «героев» и моделей поведения?

     Жаргон

     Как социальный диалект призван идентифицировать представителей уголовного мира. Но он используется не только среди них, а чаще и другими людьми с целью придать себе повышенный статус по некой «иерархии» (пусть и воображаемой, искусственно прилепляемой индивидом к себе), тем самым как бы приписать себе право по-другому себя вести по отношению к другим, придать вес своей персоне, когда для этого не хватает других средств. На это часто ведётся молодёжь, как на наиболее простой способ влиться в общение с более взрослыми, и не чувствовать при этом некой «возрастной» ущербности.

     Коротко о движении АУЕ

     На сегодняшний день в сети интернет, а соответственно и в реальной жизни, набирает популярность так называемое движение «АУЕ». Откуда взялась эта тенденция? Всё дело в том, что, как известно, природа не терпит пустоты. А это означает, что, если раньше воспитание молодёжи структурно занималась компартия с соответствующими положительными результатами для общества, то сегодня воспитанием молодёжи занимаются бесструктурно различные «идейные» течения по типу воркаута, паркура, графити, эмо, геймеров, готов, фриков, антифашистов, различных педерастических движений (ЛГБТ и пр.), АУЕ-движения и пр.

     Любая из перечисленных выше субкультур имеет характерный образ, манеру поведения, свою терминологию, фактически является маркером, отделяющим «своих» (представителей субкультуры) от посторонних людей. Итак рассмотрим, так называемое, движение АУЕ. Из открытых источников известно, что история этого «движения» начинается с 2000 годов и продолжается в наши дни. Неназванные авторы данного движения распространяют среди несовершеннолетних главную идею преступного мира (жить по праву сильного, паразитировать), а также, так называемые, понятия российской криминальной среды. Таким образом, при таком информационном воздействии субкультуры АУЕ из молодёжной среды выкристаллизовываются некая общность молодых людей, увлечённых романтикой преступного мира. Эта агрессивная общность занимается прессингом своих сверстников, вымогательством и дальнейшей трансляцией в культуру общества алгоритмов движения АУЕ. Это потенциальная кадровая база для преступного мира.

     Сразу заметим, что данная субкультура блокирует пути для развития по причине несостоятельности самой идеи АУЕ, где как по их мнению: мы лучше чем они и поэтому они должны работать на нас, подчиняться и пр. Собственно такой подход ничем не отличается от реалий жизни толпо-«элитарного» общества, где мнящие себя «элитой» исповедуют аналогичный подход по отношению к толпе.

     Специальные исследования социальных сетей говорят о том, что вовлечение молодёжи в эту субкультуру имеет место быть. Похоже, АУЕ шагнуло в массы прямо из-за колючей проволоки. На свободе оказалось большое количество бывших заключённых, которые уже хорошо владеют мобильными телефонами, ориентируются в социальных сетях и у них имеется мотивация для продвижения своих ценностей в общество. Субкультуры, подобные «АУЕ» решают задачу по управлению преступностью, направляя и регулируя стремление паразитировать и бороться с паразитизмом так, чтобы они не выходили за рамки существующей концепции, о чём было сказано выше.

     Пути выхода

     Как мы уже сказали, основным явлением, так или иначе приводящим к преступности, является паразитизм. Поэтому идеал — осознанный отказ от него. Но это в пределе, как некая идея, цель. А путь, который к ней ведёт начинается с себя, с понимания процессов, в которых участвуешь лично сам. Берёшь кредиты — поощряешь паразитизм банковской сферы; куришь — паразитируешь на здоровье своего организма и окружающих, на ресурсах планеты Земля, так как удовлетворяешь деградационно-паразитические потребности; халтуришь на работе — паразитируешь на своих коллегах, на конечном потребителе и так далее. Это всё серьёзные вопросы мировоззрения конкретного человека, которые каждый должен решать самостоятельно.

     А что же преступный мир? Как уже упоминалось выше, действия преступников являются обратными связями всему обществу, через которые мы должны выявлять те явления и процессы, которые не вписываются в концепцию справедливого жизнеустройства.

     И теперь хотелось бы обратиться к людям, которые являются потенциальными или уже состоявшимися преступниками (по отношению к действующему законодательству). Данная статья ни в какой мере не оправдывает ваши прошлые, или будущие действия, не делает из вас героев, борцов за справедливость. Если вы собираетесь бороться с паразитизмом других, то нужно уяснить, что управление — процесс информационный, и распространение информации, скажем, о спекулянте, который завышает цены, будет эффективней для борьбы с этим явлением, чем ограбление этого самого спекулянта. Естественно это сложнее, чем обыкновенный грабёж. Но для этого человеку дан интеллект, чтобы осваивать свой потенциал развития и управляться лучше в конкретике жизни.

     Тем более, при грабеже этого «торгаша» будет начато собственное паразитирование на его ресурсах, то есть замена одного паразита на другого.

     Что же с преступлениями в сторону праведности? Они есть, хоть и часто не рассматриваются в качестве таковых. Это и простые действия водителей, позволяющие влиться в поток с второстепенной улицы; это и движение «стоп хам» в той его части, которая вскрывает паразитизм, а не ведёт к конфликтам и спирали взаимной агрессии; это и поступок водителя служебного авто, высадившего зарвавшегося чиновника из Хакасии  на трассе, в силу того, что тот не считает возможным сидеть за одним столом с водителем; тот же Эдвард Сноуден (мы сейчас не о том, как его использовали), который разгласил тайну, формально нарушив законы США, но позволил людям по-другому посмотреть на деятельность определённых структур; это та же Великая отечественная война, когда люди стали убивать солдат противника, собственно — тоже людей, чтобы те не совершили ещё более тяжких действий; да много чего ещё. Эти поступки выходят за рамки законодательных ограничений, но согласуются с этикой более высокого уровня.

     При совершении конкретных шагов по жизни: склоняете ли вы женщину к постели, паразитируя на её теле и здоровье; или берёте взятку, паразитируя на обществе, нужно тестировать свои поступки на паразитизм, руководствуясь голосом своей совести. Пусть это будет привычный, повседневный тест, который войдёт во всеобщее употребление, что приблизит нас немного к справедливому обществу.

     Это согласуется с человечной этикой — этикой, которая на наш взгляд, должна стать нормой в будущем, когда человек принципиально отказывается от поступков, которые можно оценить как не отвечающие нормам праведных взаимоотношений. При этом на на себя нужно возлагать обязанность уведомлять преступников о том, что они действуют неправильно, указывая им пути выхода, предоставляя Богу (для атеистов — случайно сложившимся жизненным обстоятельствам) миссию воздаяния упорствующим в порочности.  

     Заключение

     Основываясь на знаниях из области социологии, можно понять, что наше общество по большей части пока более толпо-«элитарно. А значит, одни «слои» общества паразитируют на других. Поскольку мы данной статьёй подсветили связь между паразитизмом и преступностью, можно сказать, что те, кто выстраивал толпо-«элитарную» пирамиду, с самого начала закладывали преступность как одно из явлений, присущих обществу.

     Кроме того, ограниченный юридически-криминалистический образ размышлений о преступном мире, внедрённый в сознание большинства обывателей не позволяют многим взглянуть на это явление шире. И такое положение вещей долгое время позволяло сохранять устройство общества, при котором узкая группа людей живёт за счёт всех остальных. Но поскольку идеалом для большей части народа всегда считалось общество справедливости, то у толпо-«элитаризма» нет будущего. И один из путей преображения общества — сознательный отказ от паразитизма.