Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Кадры решают всё

Автор: Совет клуба ВЕГА. Опубликовано в НОВОСТИ

Конкурс "Лидеры России" в действии

     Вот уже во второй раз прошёл конкурс «Лидеры России» и недавно начался третий, в ходе которых десятки тысяч человек сражаются в различных конкурсах в надежде быть замеченными, чтобы занять места в сфере государственного управления, сделать карьеру, помочь своей стране, своему народу.     
     Но не всё так просто. Действительно, сфера высшего государственного управления испытывает кадровый голод. Стране нужны люди, способные качественно управлять. Но на государственных постах мы можем наблюдать людей сплошь либерального толка. Как на высших, так и ниже, вплоть до рядовых административных должностей.

     И для того, чтобы не произошло смены устоявшихся идей и мировоззренческих установок на какие-то другие, был организован отбор кандидатов, главным качеством которых была приверженность идеям либерализма. Как был организован такой негласный отбор, да и ещё и в масштабах всей страны?

      Большинство из высших государственных чиновников не готовы к смене государственной идеологии потому, что они добились многого, следуя  как раз либеральным идеям, они чувствуют себя в этой среде как рыба в воде. Кроме того, при смене идеологии возможна ситуация, при которой вся либеральная «верхушка» будет сметена: часть из них окажется за решёткой, часть покинет страну, некоторые уйдут из жизни. Однако, объективно следует признать, что идеи либерализма себя изжили, о чём сказал в одном из интервью наш президент.


     И это выразилось в проблемах в управлении. Чтобы не допустить краха управления, понадобились немного «обновлённые», «продвинутые» кадры, способные ещё какое-то время поддерживать устойчивость государства, но не менять базовую идеологию. Для этого и был организован конкурс, который одновременно решал две задачи. Это,

     во-первых, подбор некоторого количества талантливых управленцев и

     во-вторых — отбор из этих людей носителей либеральных идей.

     Либерализм — это один из пяти видов социальной идиотии, он был подробно описан в одной из концептуальных работ: Социальная идиотия: от «калейдоскопа» в голове к методологии человечности.

      Здесь вкратце обозначим, что либерализм — это уверенность, что если все будут действовать по-закону, то наступит время всеобщего благоденствия. Другими словами, главная ценность — свобода, ограниченная писаным законом: разрешено всё, что не запрещено. Такие понятия как совесть, стыд, нравственность, честь не рассматриваются как важные в деятельности либералов.

     Если бы социологическая наука реально занималась оценкой состояния общества, то она легко бы определила, куда идёт это самое общество: развивается, или деградирует. Но либералы, провозглашая свободу выбора, которая ограничивается только законом, представляют многие тенденции как выражение свободы выбора в поведении индивидов.

     Если посмотреть на историю возникновения либерализма и его изменения на протяжении столетий, то можно прийти к выводу, что либерализм видоизменялся в угоду достижения каких-то определённых ценностей, идеалов, а когда нужно было продвигать другие ценности, видоизменялся вновь. А, значит, либералов использовали для решения совершенно конкретных исторических задач:  в одну эпоху они «валили» монархию, в другую — советскую власть, сейчас «валят» страны, сохраняющие какие-то формы самодержавия (не в смысле монархии, а в смысле — суверенности некоторых видов политик).

     Какие претензии к современным чиновникам можно услышать в разговорах с людьми? Формальный подход. Важно не само дело, а красота показателей. Соблюсти требования нормативной документации куда важнее, чем реально помочь людям. Выйти за рамки своих писаных обязанностей, чтобы помочь реальному делу — большая редкость. Всё ведь должно быть «по-закону».
     Кроме того, нередко писаные инструкции, законы, указания являются в конкретных ситуациях иррациональными, просто вредными. Но попробуй действовать не в их рамках. Различные контрольные органы бдят за их неукоснительным исполнением, невзирая ни на что. Тут и до уголовного преследования недалеко. Не каждый рискнёт в таких условиях побороться за здравый смысл, рациональность действий.

     В России по простому это называют бюрократизмом. Выход из таких ситуаций сложен и вряд ли по плечу большинству критиков бюрократизма, не вполне понимающих природу этого явления.

     Как яркий пример сложности и многогранности явления приведём фрагмент из мемуаров бывшего директора уральского авиазавода, выпускавшего в годы войны штурмовики ИЛ-2. Он пишет, что в начале 1942 года завод заработал на полную мощность, но более одного самолёта в день выпускать не получалось. Технологи, казалось, исчерпали все резервы. Грозные призывы из Москвы, бесконечные совещания, бессонные ночи не помогали сдвинуться с мёртвой точки.

     Тут среди ночи раздаётся звонок и сам Сталин просит директора понять сложность положения на фронте и вдвое увеличить выпуск самолётов. Директор собирает совещание и предлагает отказаться от некоторых операций в технологическом процессе производства. Угрюмое молчание и отказ поддержать такое начинание. Если рассматривать такую реакцию не с позиций вредительства, а из-за боязни наказания за возможный брак в изготовлении такого важного изделия, как самолёт, то это естественная реакция. В военное время за такие вещи быстро приговаривали к ВМН.

     Тогда директор отстранят от работы главного инженера, главного технолога и даёт указание пересмотреть технологический процесс производства самолёта. Нам остаётся только поверить, несмотря на невероятность цифры: завод стал давать 29 самолётов в день (видимо за сутки).

     Дело для нас, по сути, не в цифре (пусть даже и приврал ветеран), а в принципе. Технологи отказались брать ответственность на себя: нарушение технологии влечёт падение качества, а это жизни лётчиков, невыполнение боевых заданий. Следствие – расстрел виновных. При расследовании никто не сможет посчитать полезность технологических изменений, а нарушение технологического процесса налицо. Разве можно сравнить выбор современного бюрократа и того директора завода в сложной ситуации? Здесь даже примерно невозможно оценить правильность выбора директора.

     А разве это единичный случай? После войны были репрессированы (а затем реабилитированы) нарком авиационной промышленности, генерал-полковник инженерно-авиационной службы, Герой Социалистического Труда, член ЦК ВКП А.И. Шахурин и командующий Военно-Воздушными Силами РККА, главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР А.А. Новиков. Выяснилось, что с ведома обоих при сборке самолётов нарушалась технология: часть шурупов не закручивалась, а забивалась молотком. Критикан  будет вопить о том, сколько наших лётчиков погибло на развалившихся самолётах (заодно вопя, что нужно было сдать Ленинград – сколько людей спасли бы). Подумать о том, что самолёты прошли лётные испытания, что срок жизни самолёта 2-3 дня, что забивались шурупы не все и с умом, критиканам ни ума, ни широты взгляда на проблему не хватало. Ещё древние говорили: невежество категорично.
     Можно, конечно, говорить, что Шахурин и Новиков так зарабатывали себе должности и ордена, а можно - что эти люди брали на себя ответственность в критических ситуациях, не боясь оказаться обвинёнными во вредительстве. Даже осмысление их поступка и своего отношения к нему может показать каждому, а что он сам представляет из себя, как бы он поступил на их месте.

     Видимо это качество роднит либералов-бюрократов и критиканов. Вот ещё одно свидетельство всеобщности бюрократии и тоже из мемуаров. Только теперь немецкого генерала: «… сколько я не обращался в Берлин с предложениями изменить технологию изготовления авиабомб, всё тонуло в бюрократических завалах. Русские поручали сварку стабилизаторов авиабомб самым неквалифицированным специалистам. У нас же с немецкой педантичностью сварка, покраска, контроль не менялись в течение всей войны».

     В жизни любой страны всегда хватает различных нештатных ситуаций, часто трагичных. Устранение последствий лежит в основном на плечах административных органов власти, которые располагают ресурсами, правовой базой, специалистами. Социальные сети сейчас быстро делают достоянием общественности стиль, методы и результаты их деятельности. Редко узнаём о квалифицированных действиях. Чаще это раздражающие, возмущающие всех действия. Поневоле начинаешь думать, что снизу доверху все эти структуры заполнены, как сейчас модно говорить, либералами.

     Но при вдумчивом взгляде со стороны понятно, что так себя ведут люди, с одной стороны запуганные именно либеральным подходом к своей деятельности, боязнью выйти за рамки писаных инструкций. А с другой стороны – это всё результат недостаточной квалификации (что естественно при нынешнем состоянии нашего образования), граничащим с невежеством и неразвитости человеческих качеств, что, видимо, ещё более важно.

     Но вернёмся к конкурсу. Как сделать так, чтобы при публичной организации мероприятия фильтр пропускал только носителей либеральных идей? Пойдём по пути конкурсанта и попробуем вскрыть те умолчания, которые заложили организаторы на этапах отбора. И первым барьером, который нужно было преодолеть, был вербальный тест.

     Вербальный тест
     Это тест, построенный на использовании языка. Отойдём сейчас от замысловатых определений и скажем, что нужно делать, по сути. Даётся текст, в котором описывается некое утверждение. После прочтения текста конкурсанту задаётся вопрос, и он на основе прочитанного должен дать ответ, который имелся в тексте, причём за ограниченное время. Обычно предлагается несколько вариантов ответа. Тест определяет способность работы с информацией, выделять главное. Качества, важные для любого управленца, это бесспорно. Где же здесь либеральный фильтр? А давайте рассмотрим конкретный тест с другой стороны.

      На просторах интернета много информации о том, как проходить вербальные тесты. В частности, рекомендуется сначала читать вопрос и варианты ответа, а лишь затем обращаться к тексту. Причём, вникать в него нет смысла, а есть смысл найти в нём соответствие варианту ответа. Не запрещено ведь действовать именно таким образом? Действительно, зачем читать текст, осмысливать его, потом отвечать на предложенный вопрос, определяя реальный показатель качества усвоения информации? Так точно можно потерять много времени и пропустить вперёд соперников, использующих другой подход.

      Те, кто предлагают тест, порождают и встречный тест в отношении себя, в котором выявляется неверие тестируемой стороне, и результаты этого встречного теста крайне низкие, поскольку нежизненная искусственность теста бессознательно ощущается тестируемой стороной в качестве заведомой фальши и неискренности в отношении себя.

     Примеры действительно оторваны от жизни, вникать в них нет смысла, а поболтать, поверхностно пройдясь по заданной теме, как раз свойственно носителям либеральных взглядов. В этом, первом же тесте, проходящие его по-совести участники, останутся далеко позади тех, кто проходит его формально, нацелен лишь на достижение одного из показателей — на правильный и быстрый ответ, а не на объективную оценку способностей.

     Числовой тест

     В этом тесте предлагались задания из области математики. Есть массивы цифровых данных, глядя на которые нужно вычислить некий результат, близкий к предлагаемым вариантам ответов. Умение работать с цифрами, развитый математический аппарат — тоже важное качество управленца. И прохождение подобного теста вполне оправдано логически. Но есть одно большое «но». Математика — абстракция. В жизни же за цифрами обычно стоят реальные вещи, объекты: килограммы сахара, вагоны угля, литры воды и т.д.

     В чисто математических же задачах за цифрами обычно не стоит ничего. Реальный управленец, качественно выполняющий свою работу, за цифрами представляет реальное положение вещей. Выстраивает некую образную картину. Тогда результат управления будет наиболее приемлем для всех.

     Производить манипуляции с цифрами, не строя образы, лучше будет делать именно либерал, в подобном тесте при прочих равных победит именно он. Опять проявятся качества, когда реальное дело отходит на второй план, а на первый выходит умение оперировать абстракциями.

     Логический тест

     Собственно, он, если его рассматривать с той же стороны, с которой мы подходим к анализу конкурса, идентичен числовому. Там нужно понять логику изменения неких фигур. Фигуры опять абстрактные, за ними нет реальных жизненных образов. Человек, привыкший осмысленно подходить к решению возникающих управленческих задач, при прочих равных проиграет конкурсанту с поверхностным подходом. 

     Тест на эрудицию

     На этом этапе конкурсантам предлагались вопросы из различных областей знаний: история, литература, география, культура России, и т.д. Логику организаторов и здесь можно понять. Будущий руководитель высокого ранга должен знать дату войны с Наполеоном и название реки, впадающей в Каспийское море. Мы тоже с этим не спорим. А теперь представим себе несколько десятков тысяч человек с различным складом мышления. Они обучались в одной системе образования, примерно по одним программам, поэтому результаты их тестирования будут достаточно близки. Даже малейшая разница в организации процесса мышления распределит их по некой шкале, позволит выявить «победителя».

     Как вообще может быть организован мыслительный процесс с точки зрения оценки на эрудицию? Можно иметь большой объём энциклопедических знаний, примерно таких, как нам демонстрируют различные участники телеигр типа «Своя игра», «Что? Где? Когда?» и им подобных. А можно иметь структуру мышления, которая объединяет знания человека в некие цепочки, где присутствуют причинно-следственные связи, процессы, смыслы.

     И тот и другой строй мышления человек вырабатывает на протяжении своей жизни. И какой он, этот строй, зависит от целей, которые преследовал человек. Если он преследует цели объективно оценивать окружающий мир, чтобы получать результат, который не только приемлем для окружающих людей, но и ведёт к объективно лучшему, то он старается овладеть методологией познания и творчества. А если целью является  блеснуть знаниями на различных экзаменах и светских встречах, то можно  ограничиться зубрёжкой фактов, становиться начётчиком в рамках идеологического «мейнстрима». Так что и в этом тесте при прочих равных побеждали люди, носители либеральной идеологии.

     Как пишут интернет издания, на этих первых этапах отсеивалось 97% конкурсантов. Нетрудно догадаться, каких. Далее шли очные этапы, где участники должны были подтвердить свои успехи, а то вдруг они прошли тесты с чьей-то помощью! Ну, и затем шли полуфиналы, финал, где из уже небольшой группы определялись победители уже по управленческим дисциплинам.

     Мы не хотим сказать, что победители не являются лучшими. Предположим, что там действительно выбирали лучших из лучших, не тратя ресурсы на фильтрацию участников. Они лучшие из определённой группы, которую выделили и пропустили в следующие этапы организаторы конкурса, отсеяв остальных. Заказчики получили кадровую базу, из которой брали руководителей на вакантные должности. Не будем утверждать, что под руководством таких «лидеров» рухнет управление порученными им процессами, но в одном показательном эпизоде один из них уже засветился:

    Это показательно. Человек придерживался принятой в тех кругах идеологии «продайся дороже», но, видимо, не учёл некоторые рамки от недостатка опыта. Но даже такой итог не является неприемлемым для его «кураторов», для них было бы хуже, если бы он начал проводить политику не в интересах узкой либеральной кланово-корпаротивной группы, а, скажем, в интересах большинства. А ещё, если бы так стали делать множество лидеров на разных должностях, тогда многим из верхних эшелонов власти пришлось бы уже сейчас паковать чемоданы для переезда в далёкие страны с густыми туманами вдоль Темзы.

     Вместо заключения

     Конкурс «Лидеры России» — отличная задумка. Тесты, которые предлагались участникам, вполне могли бы выявить лучших. Но, как видим, организация системы тестирования позволяла проходить фильтры только людям с определёнными взглядами на жизнь. Будь подход немного другим, более заточенным на определение действительных способностей человека при решении практических управленческих задач, причём решения в интересах трудового большинства, возможно, мы получили бы лидеров, которые действительно могли изменить жизнь большинства людей к лучшему.
     Но, не будем отчаиваться. Подобные вопросы к организаторам рано или поздно приведут к смене подходов к отбору участников. И такие вопросы нужно поднимать. Имеющие власть должны знать, что мы не бездумная толпа, мы можем распознавать реальные цели подобных проектов, и с нами уже нужно считаться.

                                                                                                                                              Школа аналитики