Печать

Модель выживания Грузии

Автор: Я. Иванов. Опубликовано в НОВОСТИ

Мастерство лимитрофов: политическая модель выживания грузинского государства

     После 2008 года стали раз­да­вать­ся крики, упре­ка­ю­щие Россию, что из-за своей неум­ной и бли­зо­ру­кой по­ли­ти­ки она по­те­ря­ла свою самую на­деж­ную со­юз­ни­цу на Кав­ка­зе – Грузию.

     Такие голоса слышны как из России, так и из Грузии. Го­во­рят, что Грузия ис­то­ри­че­ски всегда стояла на страже рос­сий­ских ин­те­ре­сов, с Ека­те­ри­нин­ских времен яв­ля­лась опло­том России на Кав­ка­зе, что гру­зи­ны всегда были вер­ны­ми со­юз­ни­ка­ми рус­ских, да и вообще нашими самыми близ­ки­ми дру­зья­ми.  Думаю, вы слы­ша­ли:  «Если бы Путин нам вэрнул Аб­ха­зию и Са­ма­ча­б­ло, если бы раз­р­э­шил вино – то его фо­то­гра­фии висэли бы в каждом гру­зин­ском доме и от­но­ше­ния наших на­ро­дов были бы как раньшэ!». 

      Но так ли это? Была ли Грузия со­юз­ни­ком России? Было ли «как раньшэ»? Да­вай­те раз­бе­рем­ся.

 

      Для начала необ­хо­ди­мо ска­зать, что у каж­до­го, кто вдум­чи­во читает ис­то­рию Грузии, очень скоро на­чи­на­ет по­яв­лять­ся стой­кое ощу­ще­ние дежа-вю - чув­ство, что вот это, вот тут и именно вот с таким же ре­зуль­та­том уже было. Причем, это даже не особо за­ви­сит от того какую именно версию гру­зин­ской ис­то­рии он читает – в тра­ди­ци­он­ном её тол­ко­ва­нии или пол­но­стью пе­ре­пи­сан­ную со­вре­мен­ную. Сход­ство со­бы­тий и дей­ствий в разные ис­то­ри­че­ские пе­ри­о­ды просто по­ра­зи­тель­но - вре­ме­на­ми ка­жет­ся, что можно пе­ре­ста­вить пер­со­на­жи или вы­ска­зы­ва­ния ме­ста­ми и ничего не из­ме­нит­ся!

      По­сте­пен­но при­хо­дишь к по­ни­ма­нию того, что, на­чи­ная со Сред­не­ве­ко­вья, в разные ис­то­ри­че­ские эпохи и при раз­лич­ных об­сто­я­тель­ствах, Грузия всегда и везде де­мон­стри­ро­ва­ла оди­на­ко­вую модель по­ве­де­ния.

      О мо­де­лях по­ве­де­ния го­су­дарств или на­ро­дов из­вест­но уже давно. По сути, ге­ни­аль­ный ита­лья­нец Ма­киа­вел­ли в своём «Го­су­да­ре» опи­сы­вал ни что иное, как уни­вер­саль­ную модель по­ве­де­ния го­су­дар­ства. А Лев Гу­ми­лев на мо­де­лях по­ве­де­ния на­ро­дов во многом по­стро­ил свою из­вест­ную си­сте­му эт­но­ге­не­за. Он на­зы­ва­ет их «сте­рео­ти­па­ми по­ве­де­ния» и го­во­рит, что скла­ды­ва­ют­ся они у каждой нации по-раз­но­му и в со­от­вет­ствии с со­вер­шен­но спе­ци­фи­че­ски­ми, только им при­су­щи­ми ис­то­ри­че­ски­ми усло­ви­я­ми. 

     Но, вер­нем­ся к гру­зи­нам. В той или иной форме го­су­дар­ствен­ность у грузин была всегда и в их случае умест­нее го­во­рить о модели по­ве­де­ния не гру­зин­ской нации, а именно гру­зин­ско­го го­су­дар­ства. Так вот, Лев Гу­ми­лев пишет, что с те­че­ни­ем эт­но­ге­не­за сте­рео­ти­пы эт­но­сов ме­ня­ют­ся. На­вер­ня­ка это так и есть. Хотя, судя по ис­то­рии Грузии, это по­ло­же­ние её никак не за­тро­ну­ло. Со­вер­шен­но уди­ви­тель­ным об­ра­зом модель по­ве­де­ния гру­зин­ско­го го­су­дар­ства за по­след­ние 450 лет не по­ме­ня­лась вообще.

     Начало этой модели по­ве­де­ния было по­ло­же­но в се­ре­дине 16 века, когда сфор­ми­ро­вал­ся ми­ро­вой по­ря­док, ко­то­рый опре­де­лил жизнь в Грузии в те­че­нии по­сле­ду­ю­щих 250 лет.

     Тогда те­рри­то­рия, что мы сейчас на­зы­ва­ем Гру­зи­ей, была по­де­ле­на между двумя стра­на­ми-ли­де­ра­ми того вре­ме­ни – Тур­ци­ей и Ираном. Гру­зин­ские кня­же­ства Име­ре­тия, Ме­гре­лия, Аб­ха­зия отошли Турции, а Картли и Ка­хе­тия – Ирану. Это было тя­же­лое время, полное ис­пы­та­ний и драм. Опи­сы­вая его, гру­зин­ские ис­то­ри­ки, обычно пе­ре­чис­ля­ют нема­лые невзго­ды, ко­то­рые выпали на долю гру­зин­ско­го народа – на­ше­ствия персов, турок, лезгин, кы­зыл­ба­шей. Грузин уби­ва­ли, уго­ня­ли в раб­ство и об­кла­ды­ва­ли данью.

     И они правы. Все так, дей­стви­тель­но, и было. Были и 6000 мо­на­хов мо­на­сты­ря Давида Га­реджи, как один от­ка­зав­ших­ся при­нять му­суль­ман­ство и убитых за это во время празд­ни­ка Пасхи. Был и гру­зин­ский свя­щен­ник Квел­те­ли Тев­до­ре за 5 лет до Ивана Су­са­ни­на со­вер­шив­ший по­доб­ный подвиг – под ту­рец­ки­ми пыт­ка­ми со­гла­сив­ший­ся по­ка­зать им путь к царю Лу­ар­са­бу и увед­ший их в другую сто­ро­ну. За что и был убит тур­ка­ми. Были и гру­зин­ские му­че­ни­ки Бид­зи­на, Шалва и Элис­бар, вы­дан­ные персам на пытки царем Вах­тан­гом IV. Были и походы шаха Аббаса в начале XVII века, в ре­зуль­та­те ко­то­рых были убиты 100 тысяч че­ло­век и 200 тысяч угнаны в плен.

     Все это правда. Так и было.

     Однако, су­ще­ству­ет и другая сто­ро­на этой правды, го­раз­до менее осве­ща­е­мая и, если су­ще­ству­ю­щая, то только в виде раз­роз­нен­ных фактов, почему-то до сих пор не со­по­став­лен­ных с общей канвой ис­то­ри­че­ских со­бы­тий.

      Гру­зин­ские кня­же­ства в Турции и Персии

     Дело в том, что, несмот­ря на весь тра­гизм жизни грузин, их по­ло­же­ние в ту­рец­ком и осо­бен­но в пер­сид­ском го­су­дар­ствах было далеко не всегда и не во всем похоже на по­ло­же­ние несчаст­ных, оби­ра­е­мых и угне­та­е­мых ко­ло­ний. Более того, по край­ней мере, в Иран­ском го­су­дар­стве карт­вель­ские кня­же­ства и по сути, и по форме не были ко­ло­ни­я­ми, а яв­ля­лись частью пер­сид­ско­го го­су­дар­ства – его про­вин­ци­я­ми, такими же как ко­рен­ные ира­но­языч­ные ре­ги­о­ны Хо­рас­ан, Балх или Фарс. Ими пра­ви­ли по тем же за­ко­нам, что и в ос­нов­ной Персии, а на­зна­ча­е­мые шахом чи­нов­ни­ки прак­ти­че­ски всегда были карт­вель­ско­го про­ис­хож­де­ния – ому­суль­ма­нен­ные гру­зин­ские князья и дво­ряне. Счи­та­лось, что князья на­хо­дят­ся у шаха на службе, они по­лу­ча­ли жа­ло­ва­ние, им да­ри­лись до­ро­гие по­дар­ки и имения, как в Персии, так и в Грузии. Об от­но­ше­нии шахов к Грузии можно судить по тому, что по их при­ка­зам и на их сред­ства в Картли и Ка­хе­тии со­дер­жа­лось войско, ко­то­рое обя­за­но было охра­нять гра­ни­цы Грузии от на­бе­гов гор­ских племен. Если войска не хва­та­ло шах при­сы­лал помощь.

      Налоги, со­би­ра­е­мые с гру­зин­ских кня­жеств были такими же, а иногда и мень­ши­ми по срав­не­нию с на­ло­га­ми на других тер­ри­то­ри­ях как Иран­ско­го, так и Ту­рец­ко­го го­су­дарств. Так, зна­ме­ни­тый ту­рец­кий пу­те­ше­ствен­ник Эвлия Челеби пишет, что Име­ре­тин­ское цар­ство – одно из ту­рец­ких ви­ла­е­тов – «до се­го­дняш­не­го вре­ме­ни» сво­бод­но от ха­ра­джа и урфа (так на­зы­ва­е­мых обыч­ных на­ло­гов), «только еже­год­но они по­сы­ла­ют в Стам­бул [в ка­че­стве по­дар­ков] неволь­ни­ков, со­ко­лов [разных видов], яст­ре­бов, мулов, а также гру­зин­ских женщин редкой кра­со­ты». Име­ют­ся неод­но­крат­ные при­ме­ры сни­же­ния на­ло­гов и в пер­сид­ской части гру­зин­ских кня­жеств.

     Вы­став­ля­е­мые в ка­че­стве угне­та­те­лей и го­ни­те­лей хри­сти­ан­ской веры, иранцы не уни­что­жа­ют хри­сти­ан­скую цер­ковь пол­но­стью, они ставят её в опре­де­лен­ные рамки и за­став­ля­ют со­гла­со­вы­вать утвер­жде­ние гру­зин­ских ка­то­ли­ко­сов в Иране. 

     Есть немало сви­де­тельств того, что шах­ская власть яв­ля­лась неким вер­хов­ным судьей, ар­бит­ром в цер­ков­ных хо­зяй­ствен­ных и ад­ми­ни­стра­тив­ных во­про­сах.

     Гру­зин­ская знать ор­га­нич­но и на правах равных входит в высшее со­сло­вие Ирана. Были рас­про­стра­не­ны ди­на­сти­че­ские браки – немало гру­зин­ских княжон стали женами шахов, а в крови знат­ней­ших гру­зин­ских родов текло немало пер­сид­ской крови. Так, у одного из ве­ли­чай­ших ис­то­ри­че­ских фигур в ис­то­рии Грузии, ос­но­ва­те­ля Тби­ли­си, в честь ко­то­ро­го сейчас назван высший орден Грузии – Вах­тан­га Гор­га­са­ли - мать была иранка. Кстати, само слово «Гор­га­са­ли», или «Вол­ко­го­ло­вый», тоже имеет пер­сид­ское про­ис­хож­де­ние. Пред­ста­ви­те­ли гру­зин­ской знати маль­чи­ка­ми растут при шах­ском дворе, они на­зна­ча­ют­ся чи­нов­ни­ка­ми в про­вин­ции, причем, не только в гру­зин­ские, но и в ис­кон­но иран­ские, вы­сту­па­ют в роли круп­ней­ших пер­сид­ских во­е­на­чаль­ни­ков и даже пред­во­ди­те­лей всего иран­ско­го войска в по­хо­дах в Индию и Аф­га­ни­стан. При шах­ском дворе на­хо­дят­ся целые группы вы­со­ко­по­став­лен­ных чи­нов­ни­ков-грузин. На­при­мер, при дворе уже упо­мя­ну­то­го нами шаха Аббаса I, ко­то­рый, кстати, сам непло­хо го­во­рил по-гру­зин­ски, слу­жи­ло немало грузин, а во­ен­ную ре­фор­му в стране осу­ществ­лял Алавер­ди-хан – ому­суль­ма­нив­ший­ся грузин по фа­ми­лии Ун­ди­лад­зе.

     В ис­то­рии Персии было целое сто­ле­тие, в те­че­нии ко­то­ро­го на­чаль­ни­ка­ми сто­ли­цы го­су­дар­ства – в то время Ис­фа­га­на – мэрами по нашему, были ис­клю­чи­тель­но гру­зи­ны. При­ме­ров того, чтобы какая-то другая, неиран­ская на­род­ность, до­пу­стим индусы, аф­ган­цы или арабы, за­ни­ма­ли столь вы­со­кое, столь мас­со­вое и столь долгое по­ло­же­ние в Персии нет. Даже близко.

     Центр ди­на­сти­че­ской жизни Грузии на­хо­дит­ся в Те­ге­ране и Ис­фа­гане – здесь про­цве­та­ют гру­зин­ские ин­три­ги, за­клю­ча­ют­ся брач­ные союзы, при­об­ре­та­ют­ся вы­год­ные го­су­дар­ствен­ные долж­но­сти, по­лу­ча­ют­ся и те­ря­ют­ся цар­ства. Так, в первой по­ло­вине 17-го века царь ка­хе­тин­ский и карт­лий­ский Тей­му­раз из-за интриг шах­ско­го двора трижды по­лу­ча­ет и трижды теряет свой цар­ский ски­петр.

     Пер­сид­ское вли­я­ние про­ни­ка­ет по все уголки гру­зин­ско­го об­ще­ства – ар­хи­тек­ту­ра при­ни­ма­ет иран­ские формы, высшее и сред­нее со­сло­вия го­во­рят на пер­сид­ском языке, за­во­дят пер­сид­ские биб­лио­те­ки, да и сама гру­зин­ская ли­те­ра­ту­ра на­чи­на­ет сле­до­вать не из­на­чаль­ным ви­зан­тий­ским, а пер­сид­ским ка­но­нам, на­при­мер, пер­сид­ское про­ис­хож­де­ние ис­точ­ни­ка зна­ме­ни­то­го «Витязя в тиг­ро­вой шкуре» сам Шота Ру­ста­ве­ли даже не скры­ва­ет:

«Это по­весть из Ирана, за­не­сен­ная давно,

По рукам людей ка­ти­лась, как жем­чуж­ное зерно.

Спеть ее гру­зин­ским скла­дом было мне лишь суж­де­но»

     И хотя в мо­на­сты­рях цер­ковь со­хра­ня­ет остат­ки гру­зин­ской ико­но­пи­си и цер­ков­ной пись­мен­но­сти, нравы свет­ско­го мира к концу 18 века уже почти пол­но­стью ко­пи­ру­ют пер­сид­ские.

     А как же все эти походы, ис­треб­ле­ния и казни, упо­мя­ну­тые выше – спро­си­те вы – неуже­ли их не было? Были – скажу я вам. Были. Дело в том, что в то время нравы об­ще­ства были совсем непо­хо­жи на наши. Про­бле­мы, ко­то­рые мы сейчас решаем су­деб­ным по­ряд­ком, нотами про­те­ста, да, в конце концов, просто гроз­ным окри­ком цен­траль­ной власти тогда при­во­ди­ли к войнам и кро­ва­вым рас­пра­вам.

     В то время так от­но­си­лись к людям, к целым про­вин­ци­ям, к ре­ше­нию во­про­сов вообще. Причем вла­сти­те­ли сплошь и рядом по­сту­па­ли же­сто­ко не только по от­но­ше­нию к ино­вер­цам или к под­чи­нен­ным на­ро­дам, но и к своим же соб­ствен­ным со­пле­мен­ни­кам. Пом­ни­те в фильме про Ивана Ва­си­лье­ви­ча: «Как пой­ма­ют Якина - на кол по­са­дить! На кол - это первое дело!» И во­сточ­ные дес­по­тии, коими, яв­ля­лись Турция и Иран, даже не были здесь явными ли­де­ра­ми. Про­све­щен­ная Европа могла в этом от­но­ше­нии еще дать Во­сто­ку фору. Так, Генрих VIII Ан­глий­ский – тот самый «герцог Синяя Борода» из сказки Шарля Перро - казнил 72 тыс. че­ло­век. Его дочь Ели­за­ве­та Ан­глий­ская – «Ба­буш­ка ан­глий­ской нации» - каз­ни­ла 90 тыс. че­ло­век. Герцог Альба во время войны в Гол­лан­дии ис­тре­бил 30 тыс. че­ло­век, во Фран­ции во время Вар­фо­ло­ме­ев­ской ночи по­гиб­ло тоже 30 тысяч, а со­рат­ник Петра I – князь Мень­ши­ков - «сча­стья ба­ло­вень без­род­ный», как его на­зы­вал Пушкин, во время взятия Ба­ту­ри­на - сто­ли­цы мя­теж­но­го гет­ма­на Мазепы - ис­тре­бил около 15 тысяч че­ло­век. И все это не по­ме­ша­ло им войти в ис­то­рию в роли из­вест­ных, вы­да­ю­щих­ся лич­но­стей, равно как не по­ме­ша­ло шаху Аббасу за­пом­нить­ся со­вре­мен­ни­кам про­све­щен­ным че­ло­ве­ком своего вре­ме­ни, тонким ди­пло­ма­том и сто­рон­ни­ком но­во­вве­де­ний в науке и тех­ни­ке. Кстати, в свое время на сто­роне шаха Аббаса сра­жа­лось немало гру­зин­ской знати, на­при­мер один из ве­ли­чай­ших героев Грузии – Ве­ли­кий Мо­ура­ви Ге­ор­гий Са­а­кад­зе, одер­жав­ший во главе пер­сид­ско­го войска несколь­ко бле­стя­щих побед в Индии и Турции.

     То есть, жизнь Грузии в со­ста­ве Персии и Осман­ской Им­пе­рии была не так уж плоха и если пред­ста­вить, что каким-то фан­та­сти­че­ским об­ра­зом гру­зи­ны очу­ти­лись бы в гра­ни­цах какой-либо другой сверх­дер­жа­вы того вре­ме­ни, их ждали бы такие же, а может быть даже и худшие от­но­ше­ния. 

      После пер­во­на­чаль­но­го по­ко­ре­ния и Турция, и Персия до­воль­но спо­кой­но от­но­си­лись к гру­зин­ским тер­ри­то­ри­ям – Иран упразд­нил гру­зин­ские го­су­дар­ства, но сделал их своими рав­но­прав­ны­ми про­вин­ци­я­ми, а Турция из­на­чаль­но и не ста­ви­ла целью уни­что­же­ние гру­зин­ских кня­жеств, удо­вле­тво­рив­шись при­зна­ни­ем ими вас­саль­ной за­ви­си­мо­сти и еже­год­ной данью. По сути, дань и была ос­нов­ной целью при­хо­да Турции на Кавказ – по­сто­ян­но рас­ши­ряя гра­ни­цы и ведя мно­го­чис­лен­ные войны, ту­рец­кие сул­та­ны остро нуж­да­лись в рабах, ста­но­вив­ших­ся потом сол­да­та­ми – яны­ча­ра­ми. Соб­ствен­но, рабы и со­став­ля­ли ос­нов­ной «про­дукт» тор­гов­ли с Тур­ци­ей как за­пад­ных гру­зин­ских кня­жеств, так и со­юз­ных ей адыгов и аб­ха­зов. И все во­ен­ные походы турок на гру­зин­ских царей были так или иначе свя­за­ны с от­ка­зом пла­тить дань или с тре­бо­ва­ни­ем её умень­ше­ния, об этом, кстати, пишет и Эвлия Челеби. На­хож­де­ние между двух цен­тров силы даже давало гру­зин­ским царям опре­де­лен­ные пре­иму­ще­ства – за­ча­стую, хотя и не всегда успеш­но, в борьбе за свои ин­те­ре­сы они стал­ки­ва­ют лбами персов и турок, по­лу­ча­ют для себя лично и для своих земель при­ви­ле­гии, ко­то­рых не было в других ко­ло­ни­ях и про­вин­ци­ях. Глав­ным же пре­иму­ще­ством такого по­ло­же­ния был тот факт, что союз части Грузии с Ираном давал га­ран­тию от на­па­де­ния турок и, на­о­бо­рот, союз её другой части с тур­ка­ми давал га­ран­тию от на­па­де­ния персов. Уста­но­вил­ся па­ри­тет - слож­ная, мно­го­сто­рон­няя, но эф­фек­тив­ная си­сте­ма, ко­то­рая дей­ство­ва­ла больше 200 лет и во многом по­мог­ла гру­зи­нам выжить как нации.

     И вот в этих усло­ви­ях – в жизни как части ра­бо­та­ю­щей си­сте­мы и с об­ще­ством, почти пол­но­стью ин­кор­по­ри­ро­ван­ным в пер­сид­ское об­ще­ство, об­лас­кан­ные ту­рец­ки­ми и пер­сид­ски­ми вла­сти­те­ля­ми, гру­зин­ские князья решают из­ме­нить то, что мы сейчас на­зы­ва­ем гео­по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ци­ей страны и сло­мать дей­ству­ю­щий ме­ха­низм, хра­нив­ший их несколь­ко сто­ле­тий. Это очень се­рьез­ный шаг. Что же про­изо­шло? Что было при­чи­ной?

     Турция и Иран ослаб­ли. В 17-м веке и позже эти 2 ре­ги­о­наль­ных лидера уже не пред­став­ля­ли из себя тех львов Малой Азии, ко­то­ры­ми они были раньше. Акелла начал про­ма­хи­вать­ся. Осман­ская Им­пе­рия вы­гля­дит еще вну­ши­тель­но, но корни её мо­гу­ще­ства уже под­гни­ли. На­чи­на­ет ухуд­шать­ся эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция, Бли­ста­тель­ная Порта терпит ряд бо­лез­нен­ных по­ра­же­ний, таких, как во­ен­ная ка­та­стро­фа под Веной; по сути, с се­ре­ди­ны 17-го века она про­иг­ры­ва­ет войны прак­ти­че­ски всем дер­жа­вам, с ко­то­ры­ми воюет - Вен­грии, Польше, Ав­стрии, Ве­не­ции, России и теряет круп­ные те­ри­то­рии. По­ло­же­ние в Иране вы­гля­дит не лучше. Во 2-й по­ло­вине 17-го века там на­чи­на­ет­ся период упадка, со­про­вож­да­ю­щий­ся мя­те­жа­ми, вос­ста­ни­я­ми, на­род­ны­ми вол­не­ни­я­ми и от­па­де­ни­ем целых про­вин­ций. Осла­бев­шая Персия терпит несколь­ко ра­зо­ри­тель­ных по­хо­дов со сто­ро­ны турок и аф­ган­цев. И хотя при Надир-шахе страна еще по­беж­да­ет в несколь­ких войнах, после его смерти в 1747 году Иран рас­па­да­ет­ся на несколь­ко го­су­дарств и объ­еди­ня­ет­ся только в конце 18-го века при Ага-Му­ха­мед хане.

     Такие го­су­дар­ства не могли слу­жить на­деж­ной за­щи­той гру­зин­ским кня­же­ствам – сба­лан­си­ро­ван­ный ме­ха­низм ло­мал­ся в самом центре. Гру­зи­ны были готовы жить под гнетом чу­же­зем­цем, де­мон­стри­ро­вать им ло­яль­ность, пла­тить дань, по­лу­чать при­ви­ле­гии и плести ин­три­ги при чужих дворах, но эти чу­же­зем­цы должны были быть силь­ны­ми. Хозяин должен быть силь­ным – это закон. Пусть у него будут плохие при­выч­ки, но он должен быть на­столь­ко силь­ны­ми, чтобы обес­пе­чить гло­баль­ную без­опас­ность Грузии. Это очень важный фактор, обес­пе­чи­ва­ю­щий по­ни­ма­ние модели по­ве­де­ния Грузии за по­след­ние 500 лет.

     Но про­бле­ма была в том, что никто боль­шой и силь­ный не изъ­яв­лял же­ла­ния прийти в регион, отбить грузин у персов и турок, дать им по­кро­ви­тель­ство, «стол, дом» и слад­кие долж­но­сти у себя при дворе. И Грузия на­чи­на­ет звать. Звать долго и при­зыв­но. Звать Хо­зя­и­на. В то время таким хо­зя­и­ном по многим при­чи­нам могла стать только Россия. Грузия по­сы­ла­ет по­соль­ство за по­соль­ством. От одного кня­же­ства, от дру­го­го, от несколь­ких кня­жеств сразу, она взы­ва­ет к со­стра­да­нию, на­по­ми­на­ет о пра­во­слав­ном един­стве, просит помощи. Россия долго не со­гла­ша­ет­ся - она не чув­ству­ет себя до­ста­точ­но силь­ной, чтобы все­рьез прийти на Кавказ. Рус­ские го­су­да­ри шлют гру­зи­нам ма­сте­ров, деньги, книги, при­ни­ма­ет бег­ле­цов, но это все не то, что нужно Грузии и она про­дол­жа­ет звать.

     Си­ту­а­ция из­ме­ни­лась в конце 18 века, когда Россия уже вышла в число вли­я­тель­ных Ев­ро­пей­ских го­су­дарств, до­ста­точ­но уве­рен­но стояла в Пред­кав­ка­зье и вы­иг­ра­ла несколь­ко сра­же­ний против турок. Зачем России была нужна Грузия? Да, в общем-то, низачем. Уго­во­ри­ли. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый уго­во­рил Россию звали Ирак­лий II, он был царем объ­еди­нен­но­го цар­ства Картли и Кахети, при­над­ле­жа­ще­го Ирану. 24 июля 1783 года в кре­по­сти Ге­ор­ги­евск князь Гри­го­рий По­тем­кин и князья Иван Баг­ра­ти­он и Гар­се­ван Чав­ча­вад­зе под­пи­са­ли Ге­ор­ги­ев­ский трак­тат, в со­от­вет­ствии с ко­то­рым Рос­сий­ская корона брала под по­кро­ви­тель­ство Во­сточ­ную Грузию, га­ран­ти­ро­ва­ла её ав­то­но­мию во внут­рен­них делах и защиту на случай войны. Го­су­дар­ство Картли и Кахети обя­зы­ва­лось при­знать вас­са­ли­тет России и от­ка­зать­ся от ве­де­ния соб­ствен­ной внеш­ней по­ли­ти­ки.

     В со­от­вет­ствии с трак­та­том, Россия должна была по­сто­ян­но дер­жать в Грузии 2 ба­та­льо­на пехоты и 4 пушки. И вот, 3 ноября 1783 года 2 ба­та­льо­на Кав­каз­ских егерей - Гор­ский, под­пол­ков­ни­ка Мер­ли­на, и Бе­ло­рус­ский, под­пол­ков­ни­ка Кваш­ни­на-Са­ма­ри­на, а также четыре орудия под общей ко­ман­дой пол­ков­ни­ка Бур­на­ше­ва всту­пи­ли в Тифлис. Народ ли­ко­вал, огром­ные толпы грузин ходили по пло­ща­дям и улицам, били ко­ло­ко­ла, раз­да­ва­лись пу­шеч­ные залпы.

      Ска­зать, что под­пи­са­ние до­го­во­ра с Рос­си­ей раз­гне­ва­ло персов – значит не ска­зать ничего. Иран просто не понял этот шаг, он был удив­лен и оскорб­лен в своих самых лучших чув­ствах. Для по­ни­ма­ния этого важно знать кем был сам царь Ирак­лий II, ко­то­ро­го в народе за ма­лень­кий рост звали Патара Кахи – Ма­лень­кий Ка­хе­ти­нец. Дело в том, что за всю ис­то­рию Грузии, на её пре­сто­ле, на­вер­ное, не на­хо­дил­ся царь, у ко­то­ро­го были бы на­столь­ко теплые и дру­же­ствен­ные от­но­ше­ния с Ираном. Даже и эти слова, воз­мож­но, не совсем точно ха­рак­те­ри­зу­ют пер­со­ну Ирак­лия. Иранцы счи­та­ли Патара Кахи своим – он вырос и по­лу­чил вос­пи­та­ние при пер­сид­ском дворе, долгое время был личным другом по­бе­до­нос­но­го Надир-шаха, воз­му­жав, по­сту­пил к нему на службу, до­ста­точ­но скоро стал одним из ко­ман­ди­ров от­ря­дов и уже в ка­че­стве спа­са­ла­ра – одного из глав­но­ко­ман­ду­ю­щих - участ­во­вал в несколь­ких во­ен­ных по­хо­дах, в част­но­сти, в Индию. Фак­ти­че­ски, он был одним из высших чи­нов­ни­ков пер­сид­ско­го го­су­дар­ства. И иранцы щедро от­пла­ти­ли Ирак­лию. Они сде­ла­ли Патара Кахи царем Ка­хе­тии в то время когда на пре­сто­ле в Картли сидел его отец – Тей­му­раз. Это объ­еди­ни­ло Во­сточ­ную Грузию, уве­ли­чи­ло её силы, дало воз­мож­ность про­во­дить единую по­ли­ти­ку. Став после смерти отца в 1762 году единым царем Кахети и Картли, Ирак­лий II поль­зо­вал­ся ис­клю­чи­тель­но бла­го­при­ят­ны­ми усло­ви­я­ми, предо­став­лен­ны­ми ему шахом - он усми­рил во­ин­ствен­ных лезгин, на­па­дав­ших на Грузию, за­ста­вил хана Гянжи пла­тить ему дань, по­стро­ил несколь­ко укреп­ле­ний и т.д. Иран ничем не угро­жал Ирак­лию, более того, за все годы его прав­ле­ния у Во­сточ­ной Грузии с Ираном были иде­аль­ные от­но­ше­ния!

     И вот, когда такой че­ло­век по­во­ра­чи­ва­ет­ся спиной к тем, кому он так многим обязан, то это должно было быть чем-то вы­зва­но. Иранцы не по­ни­ма­ли чем. Они пы­та­ют­ся свя­зать­ся с Ирак­ли­ем, понять что про­изо­шло, уго­во­рить оду­мать­ся, но в ответ ничего кроме оскорб­ле­ний не по­лу­ча­ют.

     Но вер­нем­ся к самому Ирак­лию. Ка­жет­ся, дело сде­ла­но. Победа! Дес­по­ти­че­ский иран­ский режим сверг­нут, до­го­вор о про­тек­то­ра­те с брат­ской Рос­си­ей под­пи­сан, войска для защиты Грузии при­сла­ны – можно жить и спо­кой­но тру­дить­ся. Но не тут-то было! Как вы ду­ма­е­те, чем первым делом на­чи­на­ет за­ни­мать­ся только что осво­бо­див­ше­е­ся от гнета и на­стра­дав­ше­е­ся от те­ри­то­ри­аль­ных за­хва­тов со­се­дей го­су­дар­ство? Тер­ри­то­ри­аль­ны­ми за­хва­та­ми.

     Патара Кахи устра­и­ва­ет походы на Гян­жин­ское и Ере­ван­ское (или, как тогда го­во­ри­ли – Эри­вань­ское) хан­ства, от­ко­лов­ши­е­ся от Ирана, на­чи­на­ет от­ку­сы­вать от тер­ри­то­рии осла­бев­ше­го вче­раш­не­го хо­зя­и­на другие ла­ко­мые ку­соч­ки. Он по­всю­ду тас­ка­ет с собой рос­сий­ские ба­та­льо­ны, пы­та­ет­ся втя­нуть их в сра­же­ния, вы­став­ля­ет на­по­каз, всеми силами под­чер­ки­вая, что если вы будете со­про­тив­лять­ся мне, то это вы не со мной - вы с Рос­си­ей во­е­вать будете! Такой подход к ис­поль­зо­ва­нию войск не устра­и­вал рос­сий­ское ко­ман­до­ва­ние. Да, по Ге­ор­ги­ев­ско­му трак­та­ту Россия обя­зы­ва­лась спо­соб­ство­вать воз­вра­ще­нию уте­ря­ных гру­зин­ских земель, но ни Гянжа, ни Ереван, есте­ствен­но, гру­зин­ски­ми зем­ля­ми ни­ко­гда не были и лишь ко­рот­кое время, по со­гла­сию шаха, ис­пы­ты­вав­ше­го к гру­зи­нам особое рас­по­ло­же­ние, пла­ти­ли Грузии дань, что на­зы­ва­ет­ся, «были отданы ей в про­корм». Но не так считал Ирак­лий II, уже успев­ший за­пи­сать оба хан­ства в «ис­кон­ные» гру­зин­ские тер­ри­то­рии. Есте­ствен­но, такое по­ве­де­ние вче­раш­не­го близ­ко­го друга и под­дан­но­го бесило Те­ге­ран. Но не только это слу­жи­ло ис­точ­ни­ком раз­дра­же­ния для иран­цев. Само от­но­ше­ние Ирак­лия и его под­дан­ных к персам было крайне пре­зри­тель­ным и, видя это, другие народы сме­я­лись над пер­са­ми, не по­ни­мая почему они поз­во­ля­ют вче­раш­ним под­дан­ным так с собой по­сту­пать. Иран хотел ото­мстить, но не мог, т.к. сам в то время погряз в же­сто­чай­шей меж­ду­усоб­ной борьбе, да и рус­ские ба­та­льо­ны были опре­де­лен­ным, хотя и не ре­ша­ю­щим, пре­пят­стви­ем. Боль­ной, но все еще силь­ный пер­сид­ский лев вы­жи­дал.

     В этот момент Ирак­лий II делает другой ре­ши­тель­ный шаг – он за­клю­ча­ет в 1786 году до­го­вор о нена­па­де­нии с Тур­ци­ей. Зна­че­ние этого шага огром­но и крайне тра­гич­но для Грузии. Дело в том, что по сути он пе­ре­чер­ки­вал саму основу Ге­ор­ги­ев­ко­го трак­та­та. На­пом­ним, что со­глас­но до­го­во­ру, в обмен на защиту со сто­ро­ны России, Ирак­лий II от­ка­зы­вал­ся от ве­де­ния са­мо­сто­я­тель­ной внеш­ней по­ли­ти­ки и все свои шаги в этом на­прав­ле­нии должен был со­гла­со­вы­вать с Моск­вой. 

     По факту, Патара Кахи ни­ко­гда особо не при­дер­жи­вал­ся этого пункта – он до­воль­но ак­тив­но сно­сил­ся с пра­вив­ши­ми тогда в Египте мам­лю­ка­ми из гру­зин­ско­го рода Бегеби, вел пе­ре­пис­ку, при­ни­мал пред­ста­ви­те­лей других го­су­дарств, но все это были мелкие ша­ло­сти, с ко­то­ры­ми Пе­тер­бург ми­рил­ся. До­го­вор же с Тур­ци­ей в корне менял си­ту­а­цию. Да­вай­те за­ду­ма­ем­ся. Одной из самых важных причин, по ко­то­рым Россия пришла на Кавказ и, в част­но­сти, в Грузию, было про­ти­во­сто­я­ние против Турции. Россия твердо знала, что новые войны с Тур­ци­ей обя­за­тель­но будут и, беря на себя нелег­кие обя­за­тель­ства, она га­ран­ти­ро­ва­ла Грузии защиту, в том числе от Турции, и в ответ рас­счи­ты­ва­ла на помощь самой Грузии и на от­сут­ствие на её тер­ри­то­рии ту­рец­ко­го вли­я­ния. Ирак­лия же мало вол­но­ва­ли ин­те­ре­сы других стран, равно как под­пи­сан­ные им самим обя­за­тель­ства. Ма­лень­ко­му Ка­хе­тин­цу ка­за­лось, что вот теперь-то он пе­ре­хит­рил всех: Иран рас­ко­лот и не пойдет против России, с Рос­си­ей под­пи­сан Ге­ор­ги­ев­ский до­го­вор и она свя­за­на борь­бой против Турции, с Тур­ци­ей тоже есть до­го­вор о нена­па­де­нии и, кроме этого, турки обя­за­лись не под­стре­кать лезгин и да­ге­стан­цев к на­па­де­ни­ям на Грузию. Пре­крас­ная си­ту­а­ция!

     На деле же ока­за­лось, что по­ста­рев­ший царь об­хит­рил самого себя. Се­па­рат­ный до­го­вор вас­са­ла России – Грузии - с врагом России – Тур­ци­ей - ока­зал­ся прин­ци­пи­аль­но непри­ем­лем Ека­те­рине II. В те­че­нии года рос­сий­ские офи­це­ры и ди­пло­ма­ты уго­ва­ри­ва­ют Ирак­лия разо­рвать его, но все тщетно – Патара Кахи не слышит. Ра­ти­фи­ка­ция до­го­во­ра в Стам­бу­ле летом 1787 года в то время, когда оче­ред­ная русско-ту­рец­кая война уже шла полным ходом, по­ста­вил точку на преды­ду­щих от­но­ше­ни­ях России с нена­деж­ным вас­са­лом. Пе­тер­бург вы­во­дит из Грузии войска, затем ди­пло­ма­ти­че­ское пред­ста­ви­тель­ство и пре­кра­ща­ет прак­ти­че­ски все от­но­ше­ния с Ирак­ли­ем II.

     Говоря со­вре­мен­ным ди­пло­ма­ти­че­ским языком, царь Картли и Кахети стал «неру­ко­по­жа­тен». Первое время Ирак­лий на­сто­ро­жен­но вы­жи­да­ет, пы­та­ясь понять неожи­дан­но сло­жив­шу­ю­ся си­ту­а­цию, пе­ре­ждать русско-ту­рец­кую войну и до­ждать­ся пока от­но­ше­ние к нему России сме­нит­ся с гнева на ми­лость. Про­хо­дит время, в 1791 году за­кан­чи­ва­ет­ся война, но улуч­ше­ние не при­хо­дит. По­сте­пен­но Ма­лень­кий Ка­хе­ти­нец по­ни­ма­ет, что его ла­ви­ро­ва­ние среди ве­ли­ких держав сыг­ра­ло с ним очень злую шутку и что по­ло­же­ние Грузии на самом деле до­ста­точ­но тра­гич­но: при­зы­вая и об­ма­ны­вая по­кро­ви­те­лей, пы­та­ясь со­б­лю­сти только свои ин­те­ре­сы, он пол­но­стью ис­пор­тил от­но­ше­ния с двумя из них – Рос­си­ей и Ираном, а с тре­тьим – Тур­ци­ей – су­ще­ству­ет лишь До­го­вор о нена­па­де­нии, но Турция как раз и была славна тем, что в под­хо­дя­щее время всегда раз­ры­ва­ла уже ненуж­ные ей со­гла­ше­ния! Осо­знав си­ту­а­цию, Ирак­лий пы­та­ет­ся по­ми­рить­ся с Пе­тер­бур­гом, он за­бра­сы­ва­ет Ека­те­ри­ну Ве­ли­кую пись­ма­ми, жа­лу­ет­ся на свое по­ло­же­ние, на­по­ми­на­ет о Ге­ор­ги­ев­ском трак­та­те, зовет на помощь... Но теперь уже Россия глуха к моль­бам ве­ро­лом­но­го царя – помощь не при­хо­дит.

     В этот момент си­ту­а­ция в Иране раз­во­ра­чи­ва­ет­ся по наи­худ­ше­му для Ирак­лия II сце­на­рию: смута и раскол за­кан­чи­ва­ют­ся, к власти при­хо­дит недру­же­ствен­ный ему Ве­ли­кий скопец - Ага-Му­ха­мед-хан Ка­д­жар­ский. Он объ­еди­ня­ет го­су­дар­ство и четко за­яв­ля­ет о на­ме­ре­нии вер­нуть все от­ко­лов­ши­е­ся от Ирана земли. Новый хан ис­под­воль про­бу­ет Во­сточ­ную Грузию на проч­ность и не видит ре­ак­ции на это ни от грузин, ни от России – у самого Ирак­лия сил нет, а Россия не горит же­ла­ни­ем за­щи­щать из­мен­щи­ка. В 1795 году, вос­поль­зо­вав­шись на­пря­жен­но­стью в рос­сий­ско-ту­рец­ких делах, за­ня­то­стью России в Польше, а также от­ка­зом Ирак­лия II при­е­хать на свою ко­ро­на­цию, Ага-Му­ха­мед-хан вы­дви­га­ет­ся в Грузию. Ирак­лий вы­став­ля­ет только 5000 че­ло­век против 35 000 тысяч персов. По сути, и знать, и народ остав­ля­ют его – ца­ре­ви­чи и князья со­би­ра­ют свои дру­жи­ны, стоят рядом, но в битву не вме­ши­ва­ю­ся, на­род­ное опол­че­ние не со­бра­но, помощь от за­пад­ных грузин не при­хо­дит. В ре­зуль­та­те оже­сто­чен­ной битвы, немно­го­чис­лен­ное гру­зин­ское войско раз­би­то, самого Ирак­лия – к тому вре­ме­ни се­ми­де­ся­ти­пя­ти­лет­не­го ста­ри­ка – сы­но­вья увозят с поля боя, Кр­ца­нис­ская битва про­иг­ра­на. За несколь­ко дней персы уби­ва­ют или уводят в раб­ство около 20 000 грузин. Одна из ве­ли­чай­ших тра­ге­дий во мно­го­ве­ко­вой ис­то­рии Грузии свер­ши­лась. По груст­ной иронии судьбы, на этом самом месте – на окра­ине Тби­ли­си - сейчас рас­по­ла­га­ет­ся ре­зи­ден­ция Пре­зи­ден­та Грузии.

     Ирак­лий II уда­ля­ет­ся, пе­ре­ста­ет при­ни­мать уча­стие в го­су­дар­ствен­ных делах и власть сна­ча­ла де-факто, а потом и де-юре пе­ре­хо­дит к его сыну Ге­ор­гию. С уходом «неру­ко­по­жат­но­го» царя Россия про­сы­па­ет­ся. Уже через несколь­ко ме­ся­цев 4 рус­ских ба­та­льо­на при­хо­дят в Во­сточ­ную Грузию и персы без боя от­сту­па­ют, а в 1796 году 30-ти ты­сяч­ное рос­сий­ское войск под ко­ман­дой Зубова от­бра­сы­ва­ет персов назад в Иран. Ожив­ля­ет­ся пе­ре­пис­ка, в Грузию идет фи­нан­со­вая помощь, после долгих 12 лет от­сут­ствия воз­вра­ща­ет­ся ди­пло­ма­ти­че­ское пред­ста­ви­тель­ство. В конце концов, новый пра­ви­тель Во­сточ­ной Грузии, Ге­ор­гий ХII, просит «Белого Царя» уже не о по­кро­ви­тель­стве, а о при­ня­тии Картли и Кахети в состав Рос­сий­ской Им­пе­рии. По­сте­пен­но, в те­че­нии несколь­ких лет и осталь­ные гру­зин­ские кня­же­ства при­со­еди­ня­ют­ся к России.

     Все. Над Гру­зи­ей вошла Рос­сий­ская Звезда.

     Да­вай­те теперь раз­бе­рем модель по­ве­де­ния Грузии, вы­де­лим её ос­нов­ные мо­мен­ты и по­пы­та­ем­ся их си­сте­ма­ти­зи­ро­вать и свести в пе­ри­о­ды.

     1. Грузия на­хо­дит­ся под вла­стью ино­стран­ной дер­жа­вы. Неваж­но как эта власть сфор­ми­ро­ва­лась – была Грузии на­вя­за­на, или при­зва­на ею самою. Зна­че­ние имеет то, что Грузия неса­мо­сто­я­тель­на.

     2. Вне за­ви­си­мо­сти от при­ро­ды об­ра­зо­ва­ния этой власти, пра­ви­те­ли - вер­хуш­ка Грузии прак­ти­че­ски це­ли­ком ста­но­вят­ся на сто­ро­ну ино­стран­но­го «хо­зя­и­на» – мак­си­маль­но в него вли­ва­ют­ся и мак­си­маль­но под него ми­мик­ри­ру­ют, ста­ра­ясь по­ка­зать, что они очень на него похожи и живут его ин­те­ре­са­ми. При­мер­но тот же про­цесс, с учетом мень­ших воз­мож­но­стей, де­мон­стри­ру­ет и весь гру­зин­ский народ – он на­чи­на­ет во многом «ста­но­вить­ся по­хо­жим» на народ-по­кро­ви­тель и де­мон­стри­ру­ет с ним много общего. Этот про­цесс – «схо­же­сти на­ро­дов и ин­те­ре­сов» в Грузии развит на­мно­го более сильно, чем у других стран и на­ро­дов, так или иначе под­пав­ших под власть чужого го­су­дар­ства. Осо­знан­но или нет, этим по­ве­де­ни­ем Грузия де­мон­стри­ру­ет, что с по­кро­ви­те­лем они не просто со­юз­ни­ки или вас­са­лы – они часть «хо­зя­и­на», его лучшие друзья, наи­бо­лее пре­дан­ные по­мощ­ни­ки и со­юз­ни­ки. Они – такие же как он.

     3. Весь период на­хож­де­ния под вла­стью по­кро­ви­те­ля эта по­ли­ти­ка ис­поль­зу­ет­ся Гру­зи­ей для по­лу­че­ния для себя выгод и при­ви­ле­гий – фи­нан­со­вых, тер­ри­то­ри­аль­ных и иных, до­би­ва­ясь в этом нема­лых успе­хов, по срав­нению с дру­ги­ми те­рри­то­ри­я­ми.

     4. Со вре­ме­нем «хозяин» сла­бе­ет и его сла­бость с одной сто­ро­ны на­чи­на­ет угро­жать ин­те­ре­сам Грузии, т.к. несет в себе упу­щен­ную выгоду, уве­ли­чи­ва­ет опас­ность на­па­де­ния на нее, как на часть осла­бев­шей им­пе­рии, с другой же сто­ро­ны, сла­бость хо­зя­и­на дает хо­ро­шие шансы по­жи­вить­ся за счет его соб­ствен­ных или ему под­кон­троль­ных тер­ри­то­рий и ре­сур­сов. Но у самой Грузии сил для этого нет, а значит...

     5. Грузия тут же, ак­тив­но и ини­ци­а­тив­но, на­чи­на­ет искать нового по­кро­ви­те­ля. Первой поиск нового «хо­зя­и­на» на­чи­на­ет наи­бо­лее об­лас­кан­ная и обла­го­де­тель­ство­ван­ная старым по­кро­ви­те­лем знать. Именно она в даль­ней­шем станет наи­боль­шим врагом и ху­ли­те­лем ста­ро­го «бла­го­де­те­ля».

     6. Грузия жа­лу­ет­ся на ста­ро­го хо­зя­и­на, рас­ска­зы­ва­ет о нем страш­ные вещи, со­кру­ша­ет­ся о том, как тяжело ей под ним жилось и од­но­вре­мен­но хвалит нового кан­ди­да­та, по­ка­зы­ва­ет, как она им вос­хи­ще­на, го­во­рит о том, как они похожи друг на друга, на­сколь­ко едины у них ин­те­ре­сы и на ходу пы­та­ет­ся под него ми­мик­ри­ро­вать.

     7. Но вот союз с новым хо­зя­и­ном за­клю­чен. Власть, и народ ликует. После по­лу­че­ния га­ран­тий, Грузия мо­мен­таль­но на­чи­на­ет захват тер­ри­то­рий, в том числе тер­ри­то­рий, при­над­ле­жа­щих ста­ро­му «хо­зя­и­ну», де­мон­стри­ру­ет к нему пре­зри­тель­ное и оскор­би­тель­ное от­но­ше­ние, и в то же время пы­та­ет­ся укре­пить дружбу с новым по­кро­ви­те­лем, де­мон­стри­руя ему полную ло­яль­ность, вос­тор­жен­ность им и по­ка­зы­вая свою с ним схо­жесть.

     Все. Цикл за­вер­шен. Дальше можно пе­ре­хо­дить к пункту 1 и по­вто­рять про­цесс много раз прак­ти­че­ски без из­ме­не­ний. Теперь дер­жи­те эту модель в голове и да­вай­те по­смот­рим как она будет ре­а­ли­зо­вы­вать­ся в по­сле­ду­ю­щих ис­то­ри­че­ских пе­ри­о­дах.

     Грузия в Рос­сий­ской Им­пе­рии

     К 1810 году вся «гру­зин­ская» Грузия ока­зы­ва­ет­ся во власти Рос­сий­ской короны. Где-то это про­хо­дит доб­ро­воль­но, где-то под вли­я­ни­ем об­сто­я­тельств. Что ин­те­рес­но, и здесь гру­зин­ская модель по­ве­де­ния не дает сбоев - через 10 лет после Ирак­лия II, его ошибку по­вто­ря­ет царь Име­ре­тии Со­ло­мон – он под­пи­сы­ва­ет до­го­вор о про­тек­то­ра­те с Рос­си­ей, но про­дол­жа­ет ак­тив­ные пе­ре­го­во­ры о таком же про­тек­то­ра­те с Тур­ци­ей - в ре­зуль­та­те теряет власть, бежит в так лю­би­мую ему Турцию, а Име­ре­тин­ское цар­ство упразд­ня­ет­ся и ста­но­вит­ся ос­но­вой Ку­та­ис­ской гу­бер­нии.

     Впер­вые за несколь­ко сто­ле­тий все гру­зин­ские кня­же­ства ока­зы­ва­ют­ся в со­ста­ве одного го­су­дар­ства. Но тер­ри­то­ри­аль­ный вопрос на этом не оста­нав­ли­ва­ет­ся – сбы­ва­ет­ся мно­го­ве­ко­вая гру­зин­ская мечта – со­би­ра­ние земель. Рос­сий­ское го­су­дар­ство по­не­мно­гу со­би­ра­ет старые гру­зин­ские земли, уте­рян­ные карт­ве­ла­ми за несколь­ко сто­ле­тий до того – Ахал­ци­хе, Ахал­ка­ла­ки, Са­ин­ги­ло, Самцхе-Джа­ва­х­е­тию, Ад­жа­рию и др. и вводит их в состав гру­зин­ских гу­бер­ний. В боях за эти земли гибнет около 20 000 рус­ских солдат.

     Во чреве России на­чи­на­ет вы­зре­вать единая гру­зин­ская нация. Много веков, по край­ней мере с XIV века, ис­то­ри­ки, эт­но­гра­фы и пу­те­ше­ствен­ни­ки не го­во­ри­ли о гру­зи­нах, как о единой нации, на­зы­вая карт­вел «гру­зин­ские народы» и видя очень зна­чи­тель­ную раз­ни­цу между гу­рий­ца­ми, мин­гре­ла­ми, ка­хе­тин­ца­ми, сва­на­ми и т.д. По­ме­щен­ные в единые усло­вия, управ­ля­е­мые оди­на­ко­вы­ми за­ко­на­ми, гру­зин­ские на­род­но­сти по­сте­пен­но на­чи­на­ют при­об­ре­тать черты дей­стви­тель­но еди­но­го народа.

     Гру­зи­ны урав­ни­ва­ют­ся в правах с осталь­ны­ми рос­сий­ски­ми под­дан­ны­ми. От этого рос­сий­ская ари­сто­кра­тия сразу взры­ва­ет­ся – на тер­ри­то­рии с на­се­ле­ни­ем в триста тысяч че­ло­век князей и дворян ока­зы­ва­ет­ся немно­гим меньше чем во всей пя­ти­де­ся­ти­мил­ли­он­ной России.

      В про­цес­се вхож­де­ния гру­зин­ско­го народа в рос­сий­скую орбиту ари­сто­кра­тия играет ли­ди­ру­ю­щую роль. Как и при персах, за немно­ги­ми ис­клю­че­ни­я­ми, прак­ти­че­ски вся она пе­ре­хо­дит на службу короне. От знат­ных гру­зин­ских фа­ми­лий в свите Им­пе­ра­то­ра, в Гвар­дии, да и вообще на высших постах рос­сий­ской ад­ми­ни­стра­ции просто рябит в глазах – князья Шер­ва­шид­зе, Чав­ча­вад­зе, Це­ре­те­ли, Ор­бе­ли­а­ни, Ма­ча­бе­ли, Аба­шид­зе и т.д. Многие из них оста­ви­ли свой след в рус­ской ис­то­рии, как на­при­мер по­то­мок гру­зин­ских царей князь Петр Баг­ра­ти­он, с упо­ми­на­ния ко­то­ро­го мы начали эту главу. Гру­зин­ская знать род­нит­ся с из­вест­ней­ши­ми рус­ски­ми родами, и если раньше царь карт­ве­лов Вах­танг Гор­га­са­ли - Вол­ко­го­ло­вый – мог ска­зать, что он на­по­ло­ви­ну перс, то теперь на­след­ник Рос­сий­ско­го пре­сто­ла – Ве­ли­кий князь Ге­ор­гий Ро­ма­нов может ска­зать, что он на чет­верть грузин (его ба­буш­ка – Ве­ли­кая кня­ги­ня Лео­ни­да Ге­ор­ги­ев­на про­ис­хо­дит из рода Баг­ра­ти­он-Му­х­ран­ских).

     Вхож­де­ние в состав России из­ме­ня­ет не только по­ли­ти­че­скую, но и куль­тур­ную ори­ен­та­цию грузин. Если раньше она вос­пи­ты­ва­лась на ви­зан­тий­ских и пер­сид­ских тра­ди­ци­ях, то теперь куль­ту­ра грузин лежит в ев­ро­пей­ской, в рос­сий­ской сфере. В об­ще­стве вы­де­ля­ет­ся и ста­но­вит­ся по­пу­ляр­ной группа та­лант­ли­вых мо­ло­дых людей, стро­я­щих гру­зин­скую куль­ту­ру под воз­дей­стви­ем пе­ре­до­вых идей рос­сий­ско­го об­ще­ства. Пред­ста­ви­те­лей группы на­зы­ва­ют «тер­г­да­ле­ули» – «ис­пив­шие воду Терека», то есть по­бы­вав­шие в России и про­ник­нув­ши­е­ся её идеями. 

     В XIX веке сте­пень про­ник­но­ве­ния грузин в жизнь России ста­но­вит­ся на­столь­ко велика, что они на­чи­на­ют ру­си­фи­ци­ро­вать имена и фа­ми­лии. Аб­со­лют­но тот же про­цесс на­блю­дал­ся в те­че­ние несколь­ких веков, только раньше они из­ме­ня­ли имена и фа­ми­лии на ту­рец­кий и пер­сид­ский лад. На­при­мер, Сефер-бей Шер­ва­шид­зе – вла­де­тель­ный князь Аб­ха­зии или Ростом – на­чаль­ник гвар­дии шаха Аббаса, потом управ­ля­ю­щий Ис­фа­га­на, а потом и царь Картли и стро­и­тель Тби­ли­си. Про­цесс ру­си­фи­ка­ции при­об­ре­та­ет нема­лый размах. Только из­вест­ных грузин, из­ме­нив­ших свои имена – де­сят­ки: Ци­ци­а­но­вы (гру­зин­ский кня­же­ский род, из­на­чаль­но Ци­ци­шви­ли), Маз­ни­ев (ге­не­рал рус­ской службы Маз­ни­а­шви­ли), Ба­ра­то­вы (кня­же­ский род Ба­ра­та­шви­ли, давший многих из­вест­ных рос­сий­ских во­е­на­чаль­ни­ков, поэтов и ис­то­ри­ков, на­при­мер ге­не­ра­ла Ни­ко­лая Ба­ра­то­ва, героя Первой ми­ро­вой войны, ко­ман­ди­ра Иран­ско­го кор­пу­са Кав­каз­ской Армии, Сул­ха­на Ба­ра­то­ва – автора из­вест­ной «Ис­то­рии Грузии», из­дан­ной в Санкт-Пе­тер­бур­ге в 1871 году), Ан­д­ро­ни­ко­вы (из­вест­ней­ший кня­же­ский род Ан­д­ро­ни­ка­шви­ли, давший уже в наше время ве­ли­ко­леп­но­го пи­са­те­ля и ли­те­ра­ту­ро­ве­да Ирак­лия Ан­д­ро­ни­ко­ва) и т.д. 

     В ХIX веке в рос­сий­ском об­ще­стве по­не­мно­гу на­чи­на­ет скла­ды­вать­ся от­но­ше­ние к гру­зи­нам, ко­то­рое будет потом ха­рак­тер­но до самого конца века ХХ. Это от­но­ше­ние нельзя на­звать просто хо­ро­шим или при­я­тель­ским. Не будет пре­уве­ли­че­ни­ем ска­зать, что такое чув­ство не ис­пы­ты­ва­лось ни к одному дру­го­му народу. Это была влюб­лен­ность, вос­тор­жен­ность, ува­же­ние на грани вос­хи­ще­ния. Каждый об­ра­зо­ван­ный че­ло­век знал и мог ци­ти­ро­вать «Витязя в тиг­ро­вой шкуре»; рус­ские поэты Пушкин, Лер­мон­тов и другие по­се­ща­ли Грузию; строки «Не пой, кра­са­ви­ца, при мне ты песен Грузии пе­чаль­ной», «И божья бла­го­дать сошла на Грузию! Она цвела» стали чуть ли не сим­во­лом рос­сий­ской поэзии. Грузин холили, бе­рег­ли и ле­ле­я­ли. Чего стоит, на­при­мер, запрет Ни­ко­лая II на раз­ве­де­ние в Грузии чая из тех со­об­ра­же­ний, что чай чрез­вы­чай­но тру­до­ем­кая «план­та­тор­ская» куль­ту­ра и он не хочет, чтобы гру­зи­ны из­ну­ря­ли себя на чайных план­та­ци­ях, по­это­му чай го­су­дарь им­пе­ра­тор пред­по­чи­тал по­ку­пать в Китае.

      Россия тра­ди­ци­он­но тра­ти­ла на раз­ви­тие Ти­флис­ской и Ку­та­ис­ской гу­бер­ний го­раз­до больше средств, чем со­би­ра­ла с них до­хо­дов, тем самым на­пря­мую до­ти­руя Грузию. Против этого неод­но­крат­но вы­сту­пал ле­ген­дар­ный рос­сий­ский ми­нистр фи­нан­сов, а потом и пре­мьер – граф С. Ю. Витте, ко­то­рый вы­ска­зы­вал­ся против идеи Го­су­да­ря по сни­же­нию и без того сим­во­ли­че­ских на­ло­гов гру­зин­ских гу­бер­ний. 

     Даже в слу­ча­ях от­кры­то­го про­ти­во­сто­я­ния грузин цар­ской власти от­но­ше­ние к ним все равно было на­мно­го более снис­хо­ди­тель­ным и ща­дя­щим. Вспом­ним рас­пра­вы им­пе­ра­тор­ской власти над де­каб­ри­ста­ми, поль­ски­ми по­встан­ца­ми, пет­ра­шев­ца­ми и т.д. В случае с гру­зи­на­ми не было ни ви­се­лиц, ни по­жиз­нен­ной си­бир­ской ка­тор­ги, ни ли­ше­ния дво­рян­ства с пе­ре­ла­мы­ва­ни­ем шпаг над го­ло­вой. Участ­ни­ки рас­кры­то­го в Ти­фли­се в 1832 году ан­ти­пра­ви­тель­ствен­но­го за­го­во­ра были аре­сто­ва­ны, со­сла­ны в бла­го­по­луч­ные ре­ги­о­ны, вроде Калуги и Там­бо­ва, и бук­валь­но через несколь­ко лет по­ми­ло­ва­ны с полным вос­ста­нов­ле­ни­ем в правах. Многие из них потом сде­ла­ли бле­стя­щую, аб­со­лют­но не ря­до­вую ка­рье­ру по во­ен­ной или ад­ми­ни­стра­тив­ной линии. Так, один из ли­де­ров за­го­во­ра князь Вах­танг Ор­бе­ли­а­ни, кстати, внук Ирак­лия II, впо­след­ствии по­лу­чил чин ге­не­рал-лей­те­нан­та, а его род­ствен­ник Григол Ор­бе­ли­а­ни, ко­то­рый при­дер­жи­вал­ся наи­бо­лее ра­ди­каль­ной и ан­ти­рос­сий­ской по­зи­ции, стал ге­не­рал-адъ­ютан­том и одно время даже ис­пол­нял обя­зан­но­сти на­мест­ни­ка царя на Кав­ка­зе. Ну разве можем мы пред­ста­вить, чтобы «кро­ва­вый» царизм вместо ви­се­ли­цы сослал Сергея Му­ра­вье­ва-Апо­сто­ла в Калугу, через три года про­стил и еще через несколь­ко лет дал ге­не­раль­ский чин? Это абсурд! Но в случае с Гру­зи­ей – это ре­аль­ность. 

     Такая си­ту­а­ция про­дол­жа­лась ни много ни мало до начала ХХ века, когда, по­вто­ряя судьбу Ирана и Турции, уже новый по­кро­ви­тель Грузии – Рос­сий­ская Им­пе­рия, тоже на­чи­на­ет сла­беть. В 1905 году Россия про­иг­ры­ва­ет войну с Япо­ни­ей, страну на­чи­на­ют раз­ди­рать по­ли­ти­че­ские вол­не­ния, 300-летняя мо­нар­хия сдает по­зи­ции, несколь­ко раз со­зы­ва­ет и рас­пус­ка­ет Думу, страну ли­хо­ра­дит. На­чав­ша­я­ся в 1914 году Ве­ли­кая война сна­ча­ла мо­би­ли­зу­ет об­ще­ство, но затем неуда­чи на фронте и эко­но­ми­че­ские неуря­ди­цы при­во­дят к ка­та­стро­фе. Армия раз­ва­ли­ва­ет­ся, в стране про­ис­хо­дит череда вос­ста­ний и пе­ре­во­ро­тов, часть ко­то­рых долгое время на­зы­ва­лась ре­во­лю­ци­я­ми, Ни­ко­лай II от­ре­ка­ет­ся, по­всю­ду царит раз­брод и ша­та­ние. 

     Хозяин осла­бел. Он уже не мог ис­пол­нять для гру­зин­ско­го народа ту функ­цию, ко­то­рую позд­нее аме­ри­кан­цы на­зо­вут «safe harbor» – счаст­ли­вое при­ста­ни­ще. Новая си­ту­а­ция за­клю­ча­ла в себе ряд угроз, но, как и с пер­са­ми, несла ин­те­рес­ные воз­мож­но­сти. С одной сто­ро­ны, воз­мож­но­сти для грузин в рос­сий­ском го­су­дар­стве умень­ша­лись и уве­ли­чи­ва­лась опас­ность со сто­ро­ны Турции – страны, со­хра­нив­шей бое­спо­соб­ную армию и при­тя­за­ния на За­кав­ка­зье. С другой сто­ро­ны, по­яв­ля­лась пер­спек­ти­ва рас­ши­рить гру­зин­скую тер­ри­то­рию за счет земель ста­ро­го хо­зя­и­на. 


     Грузия в период Мень­ше­вист­ской рес­пуб­ли­ки

     Я на­ме­рен­но не пишу о воз­мож­но­сти «осво­бо­дить­ся от по­кро­ви­тель­ства» и стать неза­ви­си­мым го­су­дар­ством. Такого пункта в гру­зин­ской по­ли­ти­че­ской па­ра­диг­ме (за одним слабым ис­клю­че­ни­ем по­лу­ро­ман­ти­че­ско­го 1832 года) не су­ще­ству­ет. По край­ней мере, по­след­ние 450 лет ис­то­рии не дают нам ни такого при­ме­ра, ни даже же­ла­ния та­ко­вой пример со­здать. По­доб­но старым гру­зин­ским кня­зьям, Грузия на­чи­на­ет искать нового по­кро­ви­те­ля. Пре­тен­ден­та­ми на эту роль в то время яв­ля­лись старые хо­зя­е­ва – Турция и Иран, а также Англия и Гер­ма­ния. Турцию и Иран можно было от­ме­сти сразу – Иран сам был слаб и ок­ку­пи­ро­ван Ан­гли­ей, а ин­те­ре­сы Турции пол­но­стью про­ти­во­ре­чи­ли гру­зин­ским. Англия была сильно занята во­ен­ны­ми делами и осо­бо­го ин­те­ре­са в по­кро­ви­тель­стве Грузии не про­яв­ля­ла. А вот в случае с Гер­ма­ни­ей на­ме­ти­лось уди­ви­тель­ное сов­па­де­ние ин­те­ре­сов. Дело в том, что увяз­шая войне, не имев­шая ко­ло­ний, а значит, и су­ще­ствен­ных сы­рье­вых ре­сур­сов, Гер­ма­ния остро нуж­да­лась в по­лез­ных ис­ко­па­е­мых для своей во­ен­ной про­мыш­лен­но­сти. И Грузия опять на­чи­на­ет звать! 

     Еще на­хо­дясь в со­ста­ве За­кав­каз­ской Рес­пуб­ли­ки, Грузия на­чи­на­ет за­ку­лис­ные пе­ре­го­во­ры с Гер­ма­ни­ей по поводу со­зда­ния на Кав­ка­зе от­дель­но­го, под­кон­троль­но­го немцам го­су­дар­ства. Весной 1918 года в гер­ман­ский МИД на­прав­ля­ет­ся со­об­ще­ние сле­ду­ю­ще­го со­дер­жа­ния: «При опре­де­лен­ных об­сто­я­тель­ствах Грузия об­ра­тит­ся к гер­ман­ско­му пра­ви­тель­ству с прось­бой ин­кор­по­ри­ро­вать ее в гер­ман­ский рейх в ка­че­стве либо фе­де­раль­но­го го­су­дар­ства, управ­ля­е­мо­го гер­ман­ским прин­цем, либо на усло­ви­ях, по­доб­ных управ­ле­нию бри­тан­ских до­ми­ни­о­нов, при кон­тро­ле со сто­ро­ны гер­ман­ско­го вице-короля».

     Гру­зин­ским во­про­сом со сто­ро­ны Гер­ма­нии за­ни­ма­ет­ся пред­ста­ви­тель одного из самых древ­них немец­ких родов – по­то­мок ры­ца­рей-кре­сто­нос­цев граф Фри­дрих фон Шу­лен­бург – тот самый, что потом будет послом фа­шист­ской Гер­ма­нии в СССР. 22 июня 1941 года объ­явит Вя­че­сла­ву Мо­ло­то­ву о начале войны, а еще через три года будет по­ве­шен как участ­ник за­го­во­ра против Гит­ле­ра. Поль­зу­ясь тем, что фон Шу­лен­бург с 1911-го по 1914 год воз­глав­лял немец­кое кон­суль­ство в Ти­фли­се и на­хо­дил­ся в курсе гру­зин­ской си­ту­а­ции, в начале 1918 года Кайзер по­сы­ла­ет его в Грузию в со­ста­ве немец­кой де­ле­га­ции в ка­че­стве «серого кар­ди­на­ла», от­ве­ча­ю­ще­го за успех пред­при­я­тия. 

     Сте­пень под­чи­нен­но­сти грузин Гер­ма­нии в то время просто по­ра­жа­ет. Ни о каком «рав­но­прав­ном парт­нер­стве» с нем­ца­ми, как это любят пред­став­лять со­вре­мен­ные гру­зин­ские ис­то­ри­ки, нет и речи. По сути, немцы вы­пол­ня­ют функ­ции гру­зин­ско­го МИДа или вер­хов­ной власти вообще. Так, фон Шу­лен­бург лично пишет до­ку­мент о выходе Грузии из со­ста­ва России, со­став­ля­ет текст гру­зин­ско-немец­ко­го до­го­во­ра о со­труд­ни­че­стве, вклю­ча­ет в него все су­ще­ствен­ные на его взгляд усло­вия и т.д. 

     И вот 13 мая 1918 года Грузия объ­яв­ля­ет о выходе из За­кав­каз­ской Рес­пуб­ли­ки. Два дня спустя, 15 мая, в Поти вы­са­жи­ва­ют­ся первые под­раз­де­ле­ния кай­зе­ров­ских войск. 26 мая Грузия объ­яв­ля­ет о своей неза­ви­си­мо­сти, а 28 мая Берлин эту неза­ви­си­мость при­зна­ёт. К этому вре­ме­ни на земле Царицы Тамары на­хо­дит­ся уже больше 7 тысяч немец­ких солдат, а гер­ман­ские гар­ни­зо­ны рас­по­ла­га­ют­ся по всей тер­ри­то­рии страны. Немцы берут под кон­троль самые важные объ­ек­ты ин­фра­струк­ту­ры, на­чи­на­ют фор­ми­ро­вать, осна­щать и обу­чать гру­зин­скую армию. Ной Жор­да­ния рас­про­стра­ня­ет со­об­ще­ние: «Гру­зин­ское пра­ви­тель­ство до­во­дит до све­де­ния на­се­ле­ния, что при­быв­шие в Тифлис гер­ман­ские войска при­гла­ше­ны самим пра­ви­тель­ством Грузии и имеют своей за­да­чей за­щи­щать, в полном со­гла­сии и по ука­за­ни­ям пра­ви­тель­ства, гра­ни­цы Гру­зин­ской де­мо­кра­ти­че­ской рес­пуб­ли­ки. Часть этих войск уже от­прав­ле­на в Бор­ча­лин­ский уезд для очи­ще­ния его от банд раз­бой­ни­ков».

     Ничего из времен Ирак­лия II не на­по­ми­на­ет? На­при­мер, «ази­а­ти­че­скую музыку» и ба­та­льо­ны Мер­ли­на и Кваш­ни­на-Са­ма­ри­на? Под бан­да­ми раз­бой­ни­ков, кстати, име­ют­ся в виду азер­бай­джан­цы, с ко­то­ры­ми у Грузии, как когда-то с их пред­ка­ми гян­джин­ца­ми, мо­мен­таль­но возник спор по поводу тер­ри­то­рии. 

     В со­от­вет­ствии с до­го­во­ром, со­став­лен­ным фон Шу­лен­бур­гом, Грузия пре­вра­ща­ет­ся в сы­рье­вой при­да­ток Кай­зе­ров­ской Гер­ма­нии. Немцы по­лу­ча­ют мар­ган­це­вые, медные руд­ни­ки, порт Поти, же­лез­ную дорогу, вы­во­зят из «неза­ви­си­мой» страны по­лез­ные ис­ко­па­е­мые, про­дук­ты пи­та­ния, шерсть и т.д. Дело идет так удачно, что Берлин на­граж­да­ет ми­ни­стра ино­стран­ных дел Грузии Акакия Чхен­ке­ли высшим во­ен­ным ор­де­ном Гер­ма­нии Же­лез­ным кре­стом. Пред­став­ле­ние на на­граж­де­ние таким же ор­де­ном по­сы­ла­ет­ся и на главу гру­зин­ско­го пра­ви­тель­ства Ноя Жор­да­ния. 

     И вот здесь мы под­хо­дим к ли­де­рам гру­зин­ско­го го­су­дар­ства, ре­а­ли­зо­вав­шим его тра­ди­ци­он­ную модель раз­ви­тия. Их лич­но­сти просто по­ра­зи­тель­ны! В со­вет­ское время таких людей на­зы­ва­ли «пе­ре­вер­ты­ши». Ско­ро­сти из­ме­не­ния их по­ли­ти­че­ско­го кредо и раз­во­ро­та их по­зи­ций на 180 гра­ду­сов мог бы по­за­ви­до­вать сам пер­сид­ский грузин Ирак­лий II. До­ста­точ­но ска­зать, что еще в 1917 году Ной Жор­да­ния при­над­ле­жал к группе так на­зы­ва­е­мых «обо­рон­цев», то есть тех, кто очень ак­тив­но ра­то­вал за войну с Гер­ма­ни­ей до по­бед­но­го конца, а через каких-то пол­то­ра года за за­слу­ги перед Гер­ма­ни­ей немцы уже пред­ста­ви­ли его к Же­лез­но­му кресту! Это по­ра­зи­тель­но! Такие куль­би­ты нигде больше, кроме как в Грузии не встре­ча­ют­ся! 

     Вообще, стоит ска­зать, что по ста­ро­му гру­зин­ско­му обычаю раз­во­рот Грузии от одного по­кро­ви­те­ля к дру­го­му под­го­то­ви­ли и воз­гла­ви­ли люди, преды­ду­щей вла­стью об­лас­кан­ные и вы­дви­ну­тые на пе­ре­до­вые иерар­хи­че­ские по­зи­ции. Это была та тра­ди­ци­он­ная гру­зин­ская знать, ко­то­рая, как и в случае с пер­са­ми, если и не пра­ви­ла Рос­си­ей, то уж, во всяком случае, ока­зы­ва­ла зна­чи­тель­ное вли­я­ние на при­ня­тие важных го­су­дар­ствен­ных ре­ше­ний. При­шед­шие к власти в Грузии в 1918 году Жор­да­ния, Чхен­ке­ли, Це­ре­те­ли, Чхе­ид­зе и др. были очень из­вест­ны­ми и вли­я­тель­ны­ми людьми в по­ли­ти­ке России начала ХХ века. Ной Жор­да­ния был одним из ли­де­ров по­ли­ти­че­ской мысли России того вре­ме­ни, главой фрак­ции социал-де­мо­кра­тов в I Го­су­дар­ствен­ной думе; Ирак­лий Це­ре­те­ли воз­глав­лял фрак­цию мень­ше­ви­ков II Го­су­дар­ствен­ной думы, был Ми­ни­стром почт и те­ле­гра­фа Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства; Ни­ко­лай Чхе­ид­зе яв­лял­ся одним из вид­ней­ших де­пу­та­тов Думы III и IV со­зы­вов, фак­ти­че­ски спи­ке­ром мень­ше­вист­ской фрак­ции, при Ке­рен­ском он стал Пред­се­да­те­лем Пе­тер­бург­ско­го Совета, а затем и ЦИК; на­граж­ден­ный Же­лез­ным кре­стом Акакий Чхен­ке­ли тоже был одним из ру­ко­во­ди­те­лей сна­ча­ла социал-де­мо­кра­тов, а потом и мень­ше­ви­ков, членом Го­су­дар­ствен­ной думы, пред­ста­ви­те­лем Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства в За­кав­ка­зье. 

     Как в свое время персы воз­му­ти­лись неожи­дан­ным по­ли­ти­че­ским раз­во­ро­том Ирак­лия II, так и со­рат­ни­ки гру­зин­ских ли­де­ров не поняли резкой смены их по­зи­ции на диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ную.

     В этом от­но­ше­нии ин­те­рес­ны статьи Троц­ко­го, ко­то­рый тогда был в самой гуще по­ли­ти­че­ской борьбы и новое гру­зин­ское ру­ко­вод­ство знал давно. Лев Да­вы­до­вич был воз­му­щен вне­зап­ным друж­ным пе­ре­хо­дом коллег по борьбе в стан про­тив­ни­ков. То, что он пишет про них, на­столь­ко ёмко и точно, что даже через 100 лет его оценки и ха­рак­те­ри­сти­ки можно давать без каких-либо ком­мен­та­ри­ев. Взгля­ни­те: «Мы знали этих господ раньше, и притом не как владык неза­ви­си­мой де­мо­кра­ти­че­ской Грузии, о ко­то­рой они сами ни­ко­гда и не по­мыш­ля­ли, а как рус­ских по­ли­ти­ков Пе­тер­бур­га и Москвы... В ка­че­стве идео­ло­гов бур­жу­аз­ной рес­пуб­ли­ки Це­ре­те­ли – Чхе­ид­зе, как и все их еди­но­мыш­лен­ни­ки, непри­ми­ри­мо от­ста­и­ва­ли един­ство и неде­ли­мость Рес­пуб­ли­ки в пре­де­лах старой цар­ской им­пе­рии. При­тя­за­ния Фин­лян­дии на рас­ши­ре­ние ее ав­то­но­мии, до­мо­га­тель­ства укра­ин­ской на­ци­о­наль­ной де­мо­кра­тии в об­ла­сти са­мо­управ­ле­ния встре­ча­ли со сто­ро­ны Це­ре­те­ли – Чхе­ид­зе бес­по­щад­ный отпор. Чхен­ке­ли громил на Съезде Со­ве­тов се­па­ра­тист­ские тен­ден­ции неко­то­рых окраин, хотя в ту пору даже Фин­лян­дия не тре­бо­ва­ла полной са­мо­сто­я­тель­но­сти. Для по­дав­ле­ния этих ав­то­но­мист­ских тен­ден­ций Це­ре­те­ли – Чхе­ид­зе го­то­ви­ли во­ору­жен­ную силу. Они при­ме­ни­ли бы ее, если бы ис­то­рия оста­ви­ла им для этого необ­хо­ди­мое время».

     Читаем дальше: «В ка­че­стве ми­ни­стров все­рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства гру­зин­ские мень­ше­ви­ки об­ви­ни­ли нас в союзе с гер­ман­ским штабом и через цар­ских сле­до­ва­те­лей пре­да­ли нас об­ви­не­нию в го­су­дар­ствен­ной измене. Брест-Ли­тов­ский мир, от­кры­вав­ший гер­ман­ско­му им­пе­ри­а­лиз­му «ворота ре­во­лю­ции», они объ­яви­ли пре­да­тель­ством России. Именно под этим ло­зун­гом они при­зы­ва­ли к низ­вер­же­нию боль­ше­ви­ков. А когда почва ре­во­лю­ции слиш­ком на­гре­лась у них под ногами, они от­ко­ло­ли За­кав­ка­зье от России, затем Грузию от За­кав­ка­зья и дей­стви­тель­но на­стежь от­кры­ли ворота «де­мо­кра­тии» перед вой­ска­ми кай­зе­ра – с самым низким по­кло­ном и с самыми льсти­вы­ми речами...» То есть, говоря иными сло­ва­ми, лидеры «сво­бод­ной» Грузии сами про­де­ла­ли то, в чем они всего за год до этого об­ви­ня­ли других! 

     Вспом­ним, чем первым делом за­ня­лось Картли-Ка­хе­тин­ское цар­ство, по­лу­чив от Рос­сий­ской Им­пе­рии войска и га­ран­тии своей защиты? За­хва­том тер­ри­то­рии. Чем через 130 лет за­ня­лась «сво­бод­ная» Гру­зин­ская Де­мо­кра­ти­че­ская Рес­пуб­ли­ка? Уди­ви­тель­но, но это – тоже захват тер­ри­то­рии! 26 мая Грузия объ­яв­ля­ет о своей неза­ви­си­мо­сти, и прак­ти­че­ски тогда же, в июне, гру­зин­ская армия, во­ору­жен­ная и обу­чен­ная нем­ца­ми, за­хва­ты­ва­ет Аб­ха­зию, а через месяц идет и дальше – за пре­де­лы бывшей Ку­та­ис­ской гу­бер­нии на непо­сред­ствен­но рос­сий­ские земли: 2 июля 1918 года занят Адлер, 5 июля – Сочи, 27 июля – Туапсе, а чуть позже – рас­по­ло­жен­ный за пе­ре­ва­лом и уже совсем не при­мор­ский Хады­женск, бывшая ста­ни­ца Хады­жен­ская Ку­бан­ско­го Ка­за­чье­го войска. Ко­ман­ду­ет армией ге­не­рал Маз­ни­а­шви­ли, че­ло­век, ко­то­рый на рос­сий­ской службе просил звать его ис­клю­чи­тель­но Маз­ни­е­вым и из­вест­ный в том числе тем, что в Цар­ско­сель­ском гос­пи­та­ле после ра­не­ния его вы­ха­жи­ва­ли лично Ве­ли­кие княжны – дочери Ни­ко­лая II. 

     Здесь мы под­хо­дим к мо­мен­ту, о ко­то­ром ны­неш­ние гру­зин­ские ис­то­ри­ки не любят упо­ми­нать, – агрес­сия Грузии. Этот момент они тща­тель­но ре­ту­ши­ру­ют, огра­ни­чи­ва­ясь только за­хва­том Аб­ха­зии, ко­то­рый, есте­ствен­но, при­зна­ет­ся пра­во­мер­ным, а о про­дви­же­нии в глубь рос­сий­ской тер­ри­то­рии за­ча­стую не упо­ми­на­ет­ся вообще, как, на­при­мер, в учеб­ни­ке «Ис­то­рия Грузии» Вач­над­зе М., Гурули В., Бах­тад­зе М., из­дан­ном в Тби­ли­си в 1995 году.

     Сле­ду­ет при­знать, что момент для на­па­де­ния был выбран ис­клю­чи­тель­но удач­ный. Как когда-то иран­цам, преж­не­му хо­зя­и­ну было не до тер­ри­то­ри­аль­ных устрем­ле­ний грузин: рус­ские дра­лись между собой. Какой-либо во­ен­ной силы во­ору­жен­ная и на­ско­ро обу­чен­ная нем­ца­ми гру­зин­ская армия не пред­став­ля­ла, но ни Де­ни­кин, ни крас­ные не могли вы­де­лить до­ста­точ­но сил для по­сто­ян­но­го раз­ме­ще­ния в ре­ги­оне. По­это­му грузин били, что на­зы­ва­ет­ся, при случае, причем, несмот­ря на очень агрес­сив­ную ри­то­ри­ку и угрозы, при более-менее се­рьез­ном столк­но­ве­нии гру­зин­ская армия со­про­тив­ле­ния не ока­зы­ва­ла и сразу же бежала, оста­вив по­зи­ции и бросив оружие, щедро роз­дан­ное своим по­кро­ви­те­лем – Гер­ма­ни­ей (ничего из со­вре­мен­но­сти не на­по­ми­на­ет?).

     Так было и в конце ав­гу­ста 1918 года, когда одна ко­лон­на обес­си­лен­ной крас­ной Та­ман­ской Армии, от­сту­пав­шей через горы на Ар­ма­вир, почти без боя заняла Туапсе, за­хва­тив бро­шен­ные гру­зи­на­ми 16 орудий и 10 пу­ле­ме­тов (эпизод, ко­то­рый описал А. С. Се­ра­фи­мо­вич в книге «Же­лез­ный поток»). Так было и в начале фев­ра­ля 1919, когда, несмот­ря на тя­же­лое по­ло­же­ние на Дону, Де­ни­кин смог вы­де­лить отряд под ко­ман­до­ва­ни­ем одного из ру­ко­во­ди­те­лей Ле­дя­но­го похода ге­не­ра­ла А. Н. Че­ре­по­ва, ко­то­рый за несколь­ко дней занял весь Со­чин­ский округ. За всю опе­ра­цию белые по­те­ря­ли всего лишь семь че­ло­век уби­ты­ми, а гру­зи­ны – всего лишь 12, что стало воз­мож­ным только потому, что гру­зин­ская армия не ока­зы­ва­ла со­про­тив­ле­ния и бежала аж до Сухуми. Не успев убе­жать, гар­ни­зо­ны Сочи и Адлера в полном со­ста­ве сда­лись в плен. При­ме­ча­тель­но, что в самом начале на­ступ­ле­ния на ре­чуш­ке Лоо ку­бан­ский ка­за­чий разъ­езд за­хва­тил в плен ко­ман­ду­ю­ще­го гру­зин­ски­ми вой­ска­ми ге­не­ра­ла Ко­ни­е­шви­ли, ко­то­рый в пьяном со­сто­я­нии в ком­па­нии женщин воз­вра­щал­ся со сва­дьбы. А через несколь­ко дней в Сочи в плен попал и его на­чаль­ник штаба – пол­ков­ник Це­ре­те­ли. 

     Вообще же Гру­зин­ская Де­мо­кра­ти­че­ская рес­пуб­ли­ка за ко­рот­кое время умуд­ри­лась пе­ре­ссо­рить­ся и начать во­е­вать со всеми своими со­се­дя­ми. Кроме России в этот список попали и Ар­ме­ния, с ко­то­рой Грузия во­е­ва­ла за ар­мя­но­на­се­лен­ные Лори и Ахал­ка­ла­ки, и Азер­бай­джан, с ко­то­рым раз­го­рел­ся спор за Бор­ча­лин­ский уезд и куда по прось­бе Грузии Гер­ма­ния на­пра­ви­ла свои войска. 

     В конце 1918 года в гру­зин­ских планах слу­чил­ся очень се­рьез­ный сбой. В Гер­ма­нии про­изо­шла ре­во­лю­ция, что при­ве­ло к её ка­пи­ту­ля­ции. Все усилия по при­вле­че­нию немцев на Кавказ в ка­че­стве по­кро­ви­те­лей Грузии ока­за­лись тщетны – Гер­ма­ния про­иг­ра­ла и по при­ка­зу по­бе­ди­те­ля – стран Ан­тан­ты – вывела свои войска с тер­ри­то­рии бывшей Рос­сий­ской Им­пе­рии.

     Тби­ли­си снова был вы­нуж­ден искать нового хо­зя­и­на. В сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции та­ко­вым могла стать только Англия, но здесь про­изо­шла на­клад­ка – у Англии не было ни­ка­ких планов по пре­вра­ще­нию Грузии в свой про­тек­то­рат. Лондон за­ни­мал взве­шен­ную и рав­но­уда­лен­ную по­зи­цию с учетом ослаб­ле­ния силь­ней­ше­го игрока – сна­ча­ла белых, а потом и по­бе­див­ших их боль­ше­ви­ков. 

     Несмот­ря на это, Грузия при­кла­ды­ва­ет нема­лые усилия по пол­но­цен­ной замене ими немцев, и тут сло­жи­лась просто анек­до­ти­че­ская си­ту­а­ция: гру­зи­нам надо было объ­яс­нить ан­гли­ча­нам, почему они, так «ис­кренне» и «от­кры­то» при­зы­вав­шие немцев, по­мо­гав­шие им и на­би­вав­ши­е­ся к ним в близ­кие друзья, теперь с такой же «ис­крен­но­стью» при­зы­ва­ют за­кля­тых врагов немцев – ан­гли­чан. Об этом казусе Л. Троц­кий пишет: «...При­ш­лось уже от­кры­вать ворота ве­ли­ко­бри­тан­ским вой­скам. Этому пред­ше­ство­ва­ли пе­ре­го­во­ры, глав­ной за­да­чей ко­то­рых было до­ка­зать, разъ­яс­нить, убе­дить, что с немец­ким ге­не­ра­лом фон-Крес­сом (ру­ко­во­ди­тель немец­кой де­ле­га­ции в Грузии – А.Е.) у гру­зин­ской «де­мо­кра­тии» был на­вя­зан­ный об­сто­я­тель­ства­ми по­л­у­б­рак по рас­че­ту; на­сто­я­щий же брак, по глу­бо­ко­му чув­ству, пред­сто­ит именно с ве­ли­ко­бри­тан­ским ге­не­ра­лом Уо­к­ке­ром (Ко­ман­ду­ю­щий Груп­пой бри­тан­ских войск в За­кав­ка­зье – А.Е.)». Троц­кий на­зы­ва­ет всю эту си­ту­а­цию «зиг­за­ги, про­ти­во­ре­чия, измены» и го­во­рит, что теперь «ми­нистр войны Ген­дер­сон (ми­нистр ан­глий­ско­го пра­ви­тель­ства – А.Е.), бра­тав­ший­ся в Пе­тер­бур­ге с ми­ни­стром войны Це­ре­те­ли, снова встре­тил его как со­бра­та, после того как Це­ре­те­ли прошел через объ­я­тия го­ген­цол­лерн­ско­го ге­не­ра­ла фон-Кресса». Стоит по­ла­гать, что по­доб­ные труд­но­сти за 100 лет до того ис­пы­ты­вал и Со­ло­мон Име­ре­тин­ский, будучи сна­ча­ла вас­са­лом Турции, затем до­бив­шись против неё про­тек­то­ра­та с Рос­си­ей, а потом и пы­та­ясь по­лу­чить про­тек­то­рат от турок против рус­ских. 

     Пе­ре­го­вор­ная прак­ти­ка и ри­то­ри­ка грузин того вре­ме­ни за­слу­жи­ва­ют от­дель­но­го упо­ми­на­ния. Как неко­гда гру­зин­ская ли­те­ра­тур­ная тен­ден­ция ко­пи­ро­ва­ла пер­сид­ские, а потом и рос­сий­ские ли­те­ра­тур­ные и со­ци­аль­ные тра­ди­ции, так, стре­мясь по­ка­зать схо­жесть ин­те­ре­сов и свою соб­ствен­ную схо­жесть с нем­ца­ми, а затем и с ан­гли­ча­на­ми, гру­зи­ны пол­но­стью ко­пи­ру­ют их лек­си­ку, раз­ли­вая, по вы­ра­же­нию Троц­ко­го «потоки тор­же­ствен­но­го де­мо­кра­ти­че­ско­го сла­во­сло­вия». В ходу и тут и там упо­треб­ля­ют­ся такие слова, как «де­мо­кра­тия», «стрем­ле­ние к сво­бо­де», «часть Европы», «ев­ро­пей­ская ори­ен­та­ция Грузии» и т.д.  Быстро осо­знав, что и немцы, и, позже, ан­гли­чане за­ин­те­ре­со­ва­ны в борьбе с боль­ше­ви­ка­ми, гру­зи­ны на­чи­на­ют по­всю­ду при­ме­нять нужные «за­кли­на­ния» и го­во­рить, что все свои шаги они делают в целях борьбы с боль­ше­ви­ка­ми. Вре­ме­на­ми это до­хо­дит до пол­но­го аб­сур­да. Так, на пе­ре­го­во­рах с по­слан­цем Де­ни­ки­на ге­не­ра­лом Лу­ком­ским они оправ­ды­ва­ют гру­зин­скую ок­ку­па­цию при­над­ле­жав­ше­го белым Со­чин­ско­го округа… тоже борь­бой с боль­ше­ви­ка­ми! 

     Как и в случае с пер­са­ми новая гру­зин­ская знать не це­ре­мо­нит­ся с быв­ши­ми дру­зья­ми и хо­зя­е­ва­ми. На­сколь­ко гру­зи­ны льсти­вы и по­до­бо­страст­ны к немцам и ан­гли­ча­нам, на­столь­ко же они бес­це­ре­мон­ны и пре­зри­тель­ны по от­но­ше­нию к рус­ским. До белых и до крас­ных до­хо­дят слухи об ужа­са­ю­щем по­ло­же­нии, в ко­то­ром на­хо­дят­ся рус­ские, абхазы, армяне и осе­ти­ны, про­жи­вав­шие на за­хва­чен­ных Гру­зи­ей тер­ри­то­ри­ях. 

     Именно тогда про­фес­сор Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Им­пе­ра­тор­ско­го уни­вер­си­те­та, доктор наук, член мно­же­ства на­уч­ных со­об­ществ Алек­сандр Ца­га­ре­ли впер­вые вы­дви­га­ет тезис об ан­нек­сии Грузии, о ком­пен­са­ции гру­зи­нам за тя­же­лей­шую рус­скую ок­ку­па­цию и при­зы­ва­ет за­пад­ные страны помочь ма­лень­кой Грузии в её святой борьбе с Рос­си­ей. Кстати, по­хо­ро­нен про­фес­сор Ца­га­ре­ли в Пан­теоне вид­ней­ших, наи­бо­лее ува­жа­е­мых де­я­те­лей Грузии – Мтац­мин­да – рядом с Чав­ча­вад­зе, Гри­бо­едо­вым и Пша­ве­ла. 

     Из­вест­но, что такое от­но­ше­ние воз­му­ща­ло Де­ни­ки­на, ко­то­рый неод­но­крат­но пре­ры­вал пе­ре­го­во­ры с гру­зин­ской сто­ро­ной из-за неве­ро­ят­ных за­пре­дель­ных тре­бо­ва­ний за­ве­до­мо более сла­бо­го про­тив­ни­ка. Гру­зи­ны ока­за­лись непри­ят­ным со­се­дом и крайне тя­же­лым парт­не­ром. Кстати, в пе­ре­го­вор­ной прак­ти­ке гру­зин­ское го­су­дар­ство в полной мере ис­поль­зо­ва­ло ряд очень ин­те­рес­ных и уже из­вест­ных нам под­хо­дов. Как когда-то Ирак­лий II ста­рал­ся во­влечь рус­ские войска в свои меж­до­усоб­ные войны, так и теперь прин­ци­пи­аль­ным мо­мен­том было стрем­ле­ние грузин мак­си­маль­но во­влечь в любые пе­ре­го­во­ры или кон­флик­ты то­гдаш­них «по­ли­ти­че­ских тя­же­ло­ве­сов» – немцев, а позд­нее и ан­гли­чан. Поль­зу­ясь вли­я­ни­ем и тех и других в ре­ги­оне, а также их особым от­но­ше­ни­ем к Грузии, это в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни уси­ли­ва­ло её по­зи­ции, а в неко­то­рых слу­ча­ях поз­во­ля­ло просто пол­но­стью раз­вер­нуть про­иг­рыш­ную си­ту­а­цию в свою сто­ро­ну. Так, армяне до сих пор не по­ни­ма­ют, как, одер­жав победу в двух­не­дель­ной армяно-гру­зин­ской войне 1918 года, заняв Ахал­ка­ла­ки и Лори, дви­га­ясь маршем на Тби­ли­си и не встре­чая се­рьёз­но­го со­про­тив­ле­ния, Ар­ме­ния вдруг ока­за­лась про­иг­рав­шей сто­ро­ной в мирных пе­ре­го­во­рах, на ко­то­рые раз­би­тая ими Грузия при­гла­си­ла ан­гли­чан? 

     Схожее по­ло­же­ние на­блю­да­лось и на пе­ре­го­во­рах с белым ко­ман­до­ва­ни­ем. До­бив­шись со­гла­сия ан­гли­чан на вклю­че­ние в состав Грузии за­ня­тых ими ку­бан­ских земель и Аб­ха­зии, гру­зи­ны за­ча­стую вы­став­ля­ют это со­гла­сие как ос­нов­ной ар­гу­мент в споре. Су­ще­ству­ют за­ни­ма­тель­ней­шие сте­но­грам­мы пе­ре­го­во­ров Де­ни­ки­на, Лу­ком­ско­го и Алек­се­е­ва со сме­нив­шим «немец­ко­го ор­де­но­нос­ца» Акакия Чхен­ке­ли на посту Ми­ни­стра ино­стран­ных дел Грузии Ев­ге­ни­ем Ге­геч­ко­ри, кстати, по сов­ме­сти­тель­ству – родным дядей жены Лав­рен­тия Пав­ло­ви­ча Берия – Нины Ге­геч­ко­ри. Раз­го­во­ры в ос­нов­ном шли по поводу при­над­леж­но­сти за­хва­чен­но­го гру­зи­на­ми Со­чин­ско­го округа. На неод­но­крат­ные тре­бо­ва­ния ге­не­ра­лов хоть как-то объ­яс­нить, на ос­но­ва­нии чего рос­сий­ская земля, где нет грузин и ко­то­рая не яв­ля­ет­ся спор­ной тер­ри­то­ри­ей, должна при­над­ле­жать Грузии Ге­геч­ко­ри твер­дит лишь одно: «Ан­гли­чане с этим со­глас­ны».

     По сте­но­грам­ме видно, что такой ответ вы­во­дит героя Бру­си­лов­ско­го про­ры­ва Алек­сандра Лу­ком­ско­го из себя, он не по­ни­ма­ет, как вообще ан­гли­чане могут опре­де­лять, кому должны при­над­ле­жать Сочи, Туапсе и Адлер, но в ответ снова и снова по­лу­ча­ет «Ан­гли­чане со­глас­ны. Вы что – не по­ни­ма­е­те? Ан­гли­чане со­глас­ны». 

     Более того, стре­мясь вы­ну­дить Де­ни­ки­на при­знать при­над­леж­ность к Грузии Со­чин­ско­го округа и Аб­ха­зии, гру­зи­ны в полной мере при­бе­га­ют к тому, что в наше время на­зва­ли бы «ас­си­мет­рич­ным под­хо­дом». Они под­дер­жи­ва­ют се­па­ра­тист­ские дви­же­ния горцев Се­вер­но­го Кав­ка­за и по­встан­че­ские отряды красно-зе­ле­ных, ко­то­рые на­хо­дят­ся в тылу Доб­ро­воль­че­ской Армии и ведут против нее пар­ти­зан­скую борьбу. Гру­зин­ское пра­ви­тель­ство раз­ме­ща­ет штаб по­встан­цев в Гагре и по­лу­офи­ци­аль­но по­став­ля­ет им оружие и сна­ря­же­ние, шан­та­жи­руя Де­ни­ки­на тем, что пре­кра­тит их под­держ­ку сразу же, как только тот при­зна­ет Сочи и Аб­ха­зию гру­зин­ски­ми. Часть этих от­ря­дов, взра­щен­ных на гру­зин­ские деньги, потом во­льет­ся в 11-ю армию и займет Тби­ли­си. 

     Так или иначе, в 1920 году си­ту­а­ция в За­кав­ка­зье ме­ня­ет­ся. Де­ни­кин разбит, Ар­ме­ния и Азер­бай­джан ста­но­вят­ся со­вет­ски­ми, и Грузия оста­ет­ся в оди­но­че­стве. Ни Англия, ни другие ев­ро­пей­ские страны не горят же­ла­ни­ем при­знать и за­щи­щать её.

     А Грузия всеми силами рвется на Запад. Она рас­сы­ла­ет эмис­са­ров, шлет воз­зва­ния, стре­мит­ся при­влечь к себе меж­ду­на­род­ное вни­ма­ние – жа­лу­ет­ся на Россию, на боль­ше­ви­ков, на рус­ское иго, него­ду­ет, что за­пад­ные страны не хотят помочь ей – своему со­бра­ту и т.д. По­сте­пен­но Ной Жор­да­ния по­ни­ма­ет, что это тупик и что внеш­не­по­ли­ти­че­ская си­ту­а­ция в высшей сте­пе­ни ка­та­стро­фич­на. Англия не при­зна­ёт потому, что не забыла «жаркой и «ис­крен­ней» любви» грузин к немцам и огля­ды­ва­ет­ся на по­сто­ян­но уси­ли­ва­ю­щу­ю­ся Россию. Другие страны не при­зна­ют по той же при­чине: они от­кры­тым тек­стом за­яв­ля­ют, что Грузия ис­пор­ти­ла от­но­ше­ния с Рос­си­ей и, как в своё время персов, турок и рус­ских, она очень ак­тив­но пы­та­ет­ся столк­нуть их лбами с рус­ски­ми и тур­ка­ми, а они не хотят идти из-за Грузии на кон­фликт с Моск­вой и Стам­бу­лом. С Моск­вой от­но­ше­ния ис­пор­че­ны кар­ди­наль­ным об­ра­зом – надо было по­ста­рать­ся, чтобы так сильно на­га­дить од­но­вре­мен­но и про­иг­рав­шим белым, и по­бе­див­шим крас­ным! Старый со­пер­ник, Турция, вы­жи­да­ет удоб­но­го мо­мен­та, чтобы от­ку­сить от Грузии кусок по­боль­ше. Ак­ти­ви­зи­ру­ют­ся тер­ри­то­ри­аль­ные споры с Ар­ме­ни­ей и Азер­бай­джа­ном, да и Со­вет­ская Россия все чаще го­во­рит о том, что Грузия – агрес­сор и должна вер­нуть за­хва­чен­ные ку­бан­ские земли, Аб­ха­зию и Южную Осетию. По­ло­же­ние все больше на­чи­на­ет на­по­ми­нать кризис конца 1790-х. Как когда-то старый царь Ирак­лий II, Ной Жор­да­ния по­ни­ма­ет, что долго такая си­ту­а­ция про­дол­жать­ся не может и рас­пла­та неми­ну­е­ма. Но осо­бо­го выбора у Грузии нет – ей надо опе­реть­ся хоть на кого-то, кто может при­знать её и обес­пе­чить защиту. 

     В это время, ка­за­лось, ка­нув­ший в небы­тие, осла­бев­ший и оскорб­ля­е­мый гру­зи­на­ми старый хозяин – Россия воз­вра­ща­ет­ся. С каждым днем она ста­но­вит­ся силь­нее – на­во­дит у себя по­ря­док, рас­прав­ля­ет­ся с остат­ка­ми «ста­ро­го мира», при­бли­жа­ет­ся к гру­зин­ским гра­ни­цам. С окон­ча­ни­ем войны, за­ин­те­ре­со­ван­ные в до­сту­пе к рус­ским при­род­ным ре­сур­сам, за­пад­ные страны за­ни­ма­ют к ней на­мно­го более ло­яль­ную по­зи­цию, а при­бли­же­ние НЭПа обе­ща­ет им по­лу­че­ние прямых кон­цес­сий. Тема «злых боль­ше­ви­ков» на­чи­на­ет от­хо­дить в сто­ро­ну, но у Грузии нет другой, и она про­дол­жа­ет взы­вать о помощи.

     И тут Россия делает то, что совсем недав­но не могло при­снить­ся гру­зи­нам и в страш­ном сне: Россия от­кры­то ата­ку­ет «бо­го­из­бран­ную» и «ве­ли­кую» Англию, до по­след­не­го мо­мен­та по­лу­га­ран­та су­ще­ство­ва­ния Грузии. Весной 1920 года со­вет­ская Кас­пий­ская фло­ти­лия под ко­ман­до­ва­ни­ем Ф. Рас­коль­ни­ко­ва за­хва­ты­ва­ет иран­ский порт Энзели, в ко­то­ром ско­пи­лись 23 рос­сий­ских судна, эва­ку­и­ро­вав­ших из Крас­но­вод­ска белых и граж­дан­ское на­се­ле­ние. Энзели охра­ня­ет ан­глий­ская 51-я пе­хот­ная ди­ви­зия. Крас­ные вы­дви­га­ют уль­ти­ма­тум и, по­лу­чив отказ, об­стре­ли­ва­ют Энзели с моря, вы­са­жи­ва­ют­ся на берег, раз­би­ва­ют ан­глий­скую ди­ви­зию, при­нуж­дая ан­гли­чан и бе­ло­гвар­дей­цев по­ки­нуть город. Затем они за­хва­ты­ва­ют ко­раб­ли и уводят их. За­бав­но, что в том бою рус­ские взяли в плен ан­глий­ско­го ко­ман­ду­ю­ще­го – ком­мо­до­ра Фрай­зе­ра. Знали бы они, что через 20 лет – с 1941-го по 1945 год именно он в чине ад­ми­ра­ла Ан­глий­ско­го Ко­ро­лев­ско­го флота будет от­ве­чать за со­про­вож­де­ние со­юз­ных кон­во­ев в Мур­манск! 

     Россия по­ка­за­ла, что она опять стала силь­ной! И Грузия бро­са­ет­ся за при­зна­ни­ем к России. В Кремль к стре­ми­тель­но на­би­ра­ю­ще­му по­ли­ти­че­ский вес Ста­ли­ну на­прав­ля­ет­ся гру­зин­ский спец­пред­ста­ви­тель Григол Ура­тад­зе – давний со­рат­ник Ста­ли­на по под­поль­ной борьбе, си­дев­ший вместе с ним в тюрьме, тот самый Ура­тад­зе, ко­то­рый потом в эми­гра­ции на­пи­шет, что в 1909 году их пар­тий­ная ба­кин­ская ячейка об­ви­ни­ла Ста­ли­на в со­труд­ни­че­стве с цар­ской охран­кой и в выдаче по­ли­ции своего друга Камо. Уди­ви­тель­но, но Ура­тад­зе под­пи­сы­ва­ет в Москве до­го­вор о при­зна­нии Со­вет­ской Рос­си­ей Грузии! Гру­зи­ны ликуют! Жор­да­ния счи­та­ет, что кризис прой­ден и уж теперь-то, имея на руках при­зна­ние рус­ских, он сможет убе­дить Запад при­знать их. 

     Григол Ура­тад­зе плохо знал своего со­рат­ни­ка по партии. Как до­го­вор о нена­па­де­нии с Тур­ци­ей в 1786 году стал концом Грузии Ирак­лия II, так и до­го­вор о при­зна­нии Рос­си­ей стал на­ча­лом конца Грузии Ноя Жор­да­ния. Старый лис Коба внес в до­го­вор пункт о том, что Грузия должна осво­бо­дить­ся от вли­я­ния ан­гли­чан и вы­ве­сти их войска со своей тер­ри­то­рии.

     Грузия опять раз­во­ра­чи­ва­ет­ся на 180 гра­ду­сов, теперь уже по от­но­ше­нию к ан­гли­ча­нам, мо­мен­таль­но ука­зы­ва­ет бывшим «лучшим дру­зьям» на дверь, те уходят, оста­вив Грузию один на один с Рос­си­ей и Тур­ци­ей, а через восемь ме­ся­цев, в начале 1921 года, Россия под­пи­сы­ва­ет с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей тор­го­вое со­гла­ше­ние, по ко­то­ро­му ан­гли­чане обя­зы­ва­ют­ся при любом раз­ви­тии со­бы­тий воз­дер­жи­вать­ся от под­держ­ки Грузии.  Осталь­ное было уже делом вре­ме­ни, и в фев­ра­ле 1921 года Крас­ная Армия, прак­ти­че­ски не встре­чая со­про­тив­ле­ния со сто­ро­ны гру­зин­ских войск, за­хва­ты­ва­ет Грузию, и один грузин, Ор­джо­ни­кид­зе, по­сы­ла­ет дру­го­му гру­зи­ну, Ста­ли­ну, зна­ме­ни­тую те­ле­грам­му «Крас­ное знамя реет над Ти­фли­сом!». 

     Во­пре­ки ожи­да­ни­ям гру­зин­ско­го ру­ко­вод­ства, захват Грузии не вызвал меж­ду­на­род­но­го ре­зо­нан­са. За ко­рот­кое время Грузия успела всем на­до­есть своими ме­та­ни­я­ми из сто­ро­ны в сто­ро­ну, своим мол­ние­нос­ным пре­да­тель­ством тех, кому еще вчера пылко изъ­яс­ня­лась в любви, своими бес­ко­неч­ны­ми жа­ло­ба­ми и своим по­сто­ян­ным стал­ки­ва­ни­ем лбами ве­ли­ких держав. Вопрос защиты Грузии и войны с Рос­си­ей даже не под­ни­мал­ся. Между боль­шой, всем нужной Рос­си­ей и ма­лень­кой и скан­даль­ной Гру­зи­ей Запад выбрал Россию. Над Гру­зи­ей опять взошла Рос­сий­ская Звезда. 

     Еще один цикл ис­то­рии Грузии за­вер­шил­ся. В нем она уди­ви­тель­ней­шим об­ра­зом прак­ти­че­ски иден­тич­но вос­про­из­ве­ла свою модель по­ве­де­ния и в точ­но­сти по­вто­ри­ла пе­ри­о­ды, об­ри­со­ван­ные ранее: Власть ино­стран­ной дер­жа­вы – Мак­си­маль­ная ми­мик­рия под хо­зя­и­на с целью по­лу­че­ния благ – Ослаб­ле­ние по­кро­ви­те­ля – Поиск нового хо­зя­и­на гру­зин­ской знатью, воз­ве­ли­чен­ной старым – Ми­мик­рия под него – Полный и очень быст­рый раз­во­рот против ста­ро­го по­кро­ви­те­ля и на­ступ­ле­ние на его ин­те­ре­сы. 

     По­ра­зи­тель­но, но, живя в другую эпоху, с иными дей­ству­ю­щи­ми лицами, с дру­ги­ми ин­те­ре­са­ми, с го­раз­до боль­шей ско­ро­стью про­ис­хож­де­ния пе­ре­мен, Грузия ни на йоту не отошла от своей модели по­ве­де­ния – она не по­ста­ви­ла новых целей, не до­ба­ви­ла в ней новых пунк­тов, не от­бро­си­ла старые. За­ко­но­мер­но и то, что ре­зуль­тат двух циклов ока­зал­ся оди­на­ков, что в 1801 году, что в году 1921-м.


     Грузия в со­вет­ское время

     Тут мы под­хо­дим к пе­ри­о­ду, ко­то­рый боль­шин­ство чи­та­те­лей знает не по­на­слыш­ке и для опи­са­ния ко­то­ро­го не всегда обя­за­тель­но при­бе­гать ко мнению ис­то­ри­ков. Люди помнят. С 1921 года фраза «15 рес­пуб­лик – 15 сестер» стала сим­во­лом общего дома для Грузии и в этом доме она жила на правах рав­но­го – и в горе, и в ра­до­сти. Правда, тоже в со­от­вет­ствии со своими тра­ди­ци­он­ны­ми «сте­рео­ти­па­ми по­ве­де­ния».

     Два­дцать пред­во­ен­ных лет для Грузии не были богаты на со­бы­тия, хотя неко­то­рые из них стоит вы­де­лить. Во-первых, это, ко­неч­но же (только не го­во­ри­те, что вы удив­ле­ны!) тер­ри­то­ри­аль­ные при­об­ре­те­ния, а именно пе­ре­да­ча Ста­ли­ным Грузии земель Аб­ха­зии и Южной Осетии. Можно много го­во­рить о за­кон­но­сти этого шага, но не это со­став­ля­ет задачу данной статьи. По сути, для Грузии по­лу­че­ние этих двух ре­ги­о­нов со­ста­ви­ло такое же тер­ри­то­ри­аль­ное при­об­ре­те­ние, как и про­ис­хо­див­шие ранее за­во­е­ва­ния, правда, слу­чив­ше­е­ся мирным путем, что вполне по­нят­но, т.к. все тер­ри­то­рии на­хо­ди­лись в сфере вла­де­ний одного по­кро­ви­те­ля. Вторым важным для по­ни­ма­ния мо­мен­том яви­лось начало по­ли­ти­ки «огру­зи­ни­ва­ния» всей тер­ри­то­рии Грузии, причем не только но­во­при­об­ре­тен­ных земель, но и непо­сред­ствен­но её гру­зин­ской части. Сна­ча­ла в рамках этой по­ли­ти­ки вообще при­ни­ма­лись какие-то дикие, сред­не­ве­ко­вые законы - так, объ­яв­ля­лось, что гру­зин­ки, вы­шед­шие замуж за ино­стран­цев теряли воз­мож­ность воз­вра­ще­ния на тер­ри­то­рию Грузии, негру­зи­ны, не имев­шие жилья на тер­ри­то­рии Грузии не могли про­пи­сать­ся нигде, даже в об­ще­жи­ти­ях, из Ти­фли­са мас­штаб­но де­пор­ти­ро­ва­лись армяне и т.д. Это вы­зва­ло шквал жалоб и в какой-то момент за­рвав­ших­ся то­ва­ри­щей, что на­зы­ва­ет­ся просто «по­пра­ви­ли» сверху. Ин­те­рес­но, что среди ли­де­ров и идео­ло­гов этих «за­рвав­ших­ся» был че­ло­век, сын ко­то­ро­го через 30 лет на­пи­шет ге­ни­аль­ное «Ах, Арбат, мой Арбат» - Шалва Сте­па­но­вич Окуд­жа­ва - Пред­сов­нар­ко­ма то­гдаш­ней Грузии.

     Уже позд­нее, в рамках «огру­зи­ни­ва­ния», власти рес­пуб­ли­ки начали сти­му­ли­ро­вать пе­ре­се­ле­ние кре­стьян в Аб­ха­зию. Со­зда­ва­лись пе­ре­се­лен­че­ские про­грам­мы, ра­бо­та­ла целая го­су­дар­ствен­ная ор­га­ни­за­ция «Спец­пе­ре­се­лен­строй», в мас­со­вом по­ряд­ке пе­ре­во­зив­шая кол­хоз­ни­ков из Ме­гре­лии в Аб­ха­зию. Ку­ри­ро­вал это на­прав­ле­ние сам Лав­рен­тий Берия, что много позже дало рож­де­ние аб­хаз­ской по­го­вор­ке, на­чи­на­ю­щей­ся так: «Берия привез грузин в Аб­ха­зию...»

     Невоз­мож­но ска­зать, что в то время в полной мере со­блю­да­лись тра­ди­ци­он­ные сте­рео­ти­пы по­ве­де­ния, в том числе, сло­жив­ши­е­ся в период цар­ской России. Такое уж время было – пре­фе­рен­ций особо никому не давали, ис­клю­че­ний не делали, тре­бо­ва­ния были оди­на­ко­вые, да и любили все тогда только одного че­ло­ве­ка, кстати, гру­зи­на по на­ци­о­наль­но­сти. Грузия в полной мере хлеб­ну­ла и ра­до­сти, и го­ре­сти того пе­ри­о­да – около 30 000 че­ло­век были ре­прес­си­ро­ва­ны, на фронт ушли 700 000 че­ло­век, около 250 000 по­гиб­ли. Свет­лая им память и земной поклон!

     После Второй Ми­ро­вой Войны си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся и входит в рамки тра­ди­ци­он­ной гру­зин­ской модели. Как и в Рос­сий­ской Им­пе­рии, Грузия об­ре­та­ет особое, недо­ся­га­е­мое для других рес­пуб­лик место — она ста­но­вит­ся все­об­щей лю­би­ми­цей. Первой среди равных.

     В то время пред­став­ле­ния со­вет­ских людей о Грузии сво­ди­лись к сво­ди­лись к некоей ска­зоч­ной стране, где всегда тепло, где есть море, пальмы, ман­да­ри­ны и хурма, где живут добрые и мудрые гру­зи­ны, ко­то­рые только и думают, как на­по­ить гостя вином и спеть ему кра­си­вые гру­зин­ские песни. Вся страна слу­ша­ла Нани Бре­г­вад­зе, «Орейро» и «Мзиури», пела Сулико, вос­хи­ща­лась по­лот­на­ми Пи­ро­сма­ни, пе­ре­жи­ва­ла за судьбу доб­ро­го, гор­до­го и по-своему несчаст­но­го лет­чи­ка Мимино — Валико Ми­зан­да­ри, по по­ва­рен­ным книгам на празд­ник го­то­ви­ла ча­хох­би­ли и по­да­ва­ла его на стол вместе с бу­тыл­кой Кин­дзма­ра­у­ли или Од­жа­ле­ши.

     Про­стые со­вет­ские люди, по­па­дая в Грузию, удив­ля­лись уровню жизни грузин — там было больше всех машин в пе­ре­сче­те на душу на­се­ле­ния, доб­рот­ные ка­мен­ные гру­зин­ские дома были совсем не похожи на де­ре­вян­ные избы пе­ре­до­вых кол­хоз­ни­ков Там­бов­ской и Ря­зан­ской об­ла­стей, да и сами гру­зи­ны, по мысли про­сто­го со­вет­ско­го че­ло­ве­ка, жили на ши­ро­кую ногу. «Должно же быть что-то, почему они так хорошо живут!» - думали люди. И они не оши­ба­лись. Было.

     Причин было несколь­ко.
     Во-первых, ис­клю­чи­тель­но бла­го­при­ят­ным было само по­ло­же­ние Грузии, как суб­тро­пи­че­ской, ку­рорт­ной тер­ри­то­рии в рамках се­вер­ной страны с су­ро­вым кли­ма­том. Такая бу­маж­ная гео­гра­фия при­но­си­ла Грузии немало ре­аль­ных, пол­но­вес­ных со­вет­ских рублей. Это именно она предо­ста­ви­ла Грузии без­гра­нич­ный со­вет­ский рынок для про­да­жи по очень вы­со­ким ценам своих ман­да­рин, хурмы и фейхоа, в то время как в осталь­ном мире кон­ку­рен­ция за рынки сбыта суб­тро­пи­че­ских фрук­тов была огром­ной и стоили они ко­пей­ки. Это именно из-за нее ку­рор­ты Грузии, наряду с крым­ски­ми, счи­та­лись луч­ши­ми и пу­те­вок в них ря­до­вым сов­граж­да­нам было не до­стать.

     Во-вторых, была и другая при­чи­на, о ко­то­рой не любят го­во­рить со­вре­мен­ные гру­зин­ские ис­то­ри­ки. В Со­вет­ском Союзе всем поз­во­ля­лось оди­на­ко­во, но гру­зи­нам поз­во­ля­лось чуть больше. А кон­крет­нее это от­но­сит­ся к про­цве­тав­шей в этой за­кав­каз­ской рес­пуб­ли­ке те­не­вой эко­но­ми­ке – к це­хо­ви­кам и ворам в законе. За ком­му­ни­сти­че­ской ширмой об­ще­ствен­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства в Гру­зин­ской ССР фак­ти­че­ски ле­га­ли­зо­вал­ся част­ный бизнес. Тысячи мелких и сред­них цехов дей­ство­ва­ли как в част­ных домах, так и на го­су­дар­ствен­ных пред­при­я­ти­ях, да и сами эти пред­при­я­тия по­лу­офи­ци­аль­но пре­вра­ща­лись в ра­бо­тав­шие на благо их ру­ко­вод­ства част­ные ла­воч­ки, где наи­бо­лее «хлеб­ные» долж­но­сти про­да­ва­лись пре­ем­ни­кам по ры­ноч­ным рас­цен­кам. Да, цеха су­ще­ство­ва­ли и в других краях СССР – немало их было и в Сред­ней Азии, и в Одессе. Но ко­ли­че­ство гру­зин­ских цехов было несо­по­ста­ви­мо больше, чем на тер­ри­то­рии всей осталь­ной шестой части суши, пре­вы­шая осталь­ные ре­ги­о­ны в де­сят­ки, если не в сотни раз.

     При­мер­но такая же си­ту­а­ция сло­жи­лась с ворами в законе. После войны, да и сейчас эта об­ласть кри­ми­наль­но­го мира в массе своей стала гру­зин­ской вот­чи­ной, этаким видом на­ци­о­наль­но­го биз­не­са. По­ин­те­ре­суй­тесь на­ци­о­наль­ным со­ста­вом со­вет­ских, да и со­вре­мен­ных воров в законе – фа­ми­лии про­цен­тов 80 из них, а то и больше уди­ви­тель­ным об­ра­зом окан­чи­ва­ют­ся на –швили и –дзе.

     Чем же объ­яс­ня­ет­ся такое уди­ви­тель­ное бла­го­рас­по­ло­же­ние со­вет­ских вла­стей по от­но­ше­нию к Грузии? На этот счет есть разные мнения. Одни спе­ци­а­ли­сты счи­та­ют, что из неё хотели сде­лать ма­лень­кий рай, ку­рорт­ное место, где со­вет­ский граж­да­нин из Там­бо­ва или Нерюн­гри мог от души рас­сла­бить­ся и по­ра­до­вать­ся ча­стич­ке счаст­ли­вой жизни. Другие го­во­рят, что в этом есть нема­лая за­слу­га гру­зин­ских вождей того вре­ме­ни - тех же Мжа­ва­над­зе или Ше­вард­над­зе, ко­то­рые твердо от­ста­и­ва­ли перед цен­тром ин­те­ре­сы своей рес­пуб­ли­ки и до­би­лись неве­ро­ят­ных, почти немыс­ли­мых при­ви­ле­гий, умело че­ре­дуя тре­бо­ва­тель­ность, угрозы на­ци­о­наль­но­го недо­воль­ства и мощные потоки во­сточ­но­го сла­во­сло­вия, типа из­вест­ной фразы Ше­вард­над­зе о том, что «Солнце для Грузии вос­хо­дит с Севера».

     Так или иначе, но фактом яв­ля­ет­ся то, что не про­из­во­дя­щая прак­ти­че­ски ничего, Гру­зин­ская ССР, стала в Со­вет­ском Союзе самой бо­га­той и успеш­ной рес­пуб­ли­кой, а уро­вень жизни её на­се­ле­ния был выше не только, чем в целом по стране, но даже выше чем во многих, далеко не самых по­след­них стра­нах мира. 

      Так про­дол­жа­ет­ся до се­ре­ди­ны 1980-х годов, когда... когда... Хозяин осла­бе­ва­ет. После персов и Рос­сий­ской им­пе­рии вет­ре­ная Мадам Ис­то­рия в оче­ред­ной раз со­вер­ша­ет для Грузии по­во­рот. Друг и по­кро­ви­тель, со сто­ро­ны ко­то­ро­го для земли карт­ве­лов 70 лет вос­хо­ди­ло солнце - Со­вет­ский Союз - сла­бе­ет. В со­вет­ских рес­пуб­ли­ках уси­ли­ва­ют­ся цен­тро­беж­ные силы и страна на­чи­на­ет тре­щать как лос­кут­ное одеяло.

Летом 1991 года из со­ста­ва СССР одна за другой вы­хо­дят При­бал­тий­ские рес­пуб­ли­ки – в июле - Литва, в ав­гу­сте – Латвия и Эс­то­ния. Спра­вед­ли­во­сти ради стоит ска­зать, что они ни­ко­гда не ощу­ща­ли себя ни частью России, ни, тем более, частью Со­вет­ско­го Союза, всегда давали понять это, да и сов­граж­дане вос­при­ни­ма­ли их как что-то не совсем свое, чо­пор­ное, ев­ро­пей­ское, лишь по воле судьбы ока­зав­ше­е­ся с ними в одном го­су­дар­стве. Через 4 месяца после выхода при­бал­тов – 8 де­каб­ря 1991 года - ру­ко­во­ди­те­ли России, Укра­и­ны и Бе­ло­рус­сии под­пи­сы­ва­ют Бе­ло­веж­ские со­гла­ше­ния, по­ло­жив­шие конец Союзу Со­вет­ских Со­ци­а­ли­сти­че­ских Рес­пуб­лик...

       Но.... Но всеми лю­би­мая и всех лю­бя­щая, об­лас­кан­ная со­вет­ской вла­стью и со­вет­ским на­ро­дом, всюду ис­клю­чи­тель­ная и бес­при­мер­ная Грузия не до­жи­да­ет­ся Бе­ло­веж­ских со­гла­ше­ний и выхода при­бал­тов из СССР – она первая, первая среди рес­пуб­лик, еще за 5 ме­ся­цев до выхода бал­тий­цев и за 8 ме­ся­цев до встре­чи в Бе­ло­веж­ской пуще про­во­дит все­на­род­ный ре­фе­рен­дум и 9 апреля 1991 года объ­яв­ля­ет о своей неза­ви­си­мо­сти! Всё. Со­вет­ская эра для Грузии за­кан­чи­ва­ет­ся. На­чи­на­ет­ся время гру­зин­ской неза­ви­си­мо­сти.

     Грузия после со­вет­ско­го вре­ме­ни

     К этому мо­мен­ту судьба вы­бра­сы­ва­ет на по­ли­ти­че­ский небо­склон Грузии Звиада Гам­са­хур­дия. Он по­лу­ча­ет ши­ро­кую из­вест­ность как дис­си­дент, оп­по­зи­ци­он­ный де­я­тель и как сын ко­ри­фея гру­зин­ской ли­те­ра­ту­ры – Кон­стан­ти­на Гам­са­хур­дия.

     Отец и сын Гам­са­хур­дия – это клас­си­че­ский ва­ри­ант тра­ди­ци­он­ной гру­зин­ской элиты, не из­ме­нив­шей свой типаж, по край­ней мере, с ХVI века, – элиты умной, та­лант­ли­вой, ве­ро­лом­ной и до мозга костей рас­чет­ли­вой. Оба они на­столь­ко похожи на Ирак­лия II, на Со­ло­мо­на Име­ре­тин­ско­го и на Ноя Жор­да­ния, что не удив­люсь, если это сход­ство ока­жет­ся даже порт­рет­ным! Их по­ли­ти­че­ские куль­би­ты тоже по­ра­жа­ют во­об­ра­же­ние!

     Если клас­сик со­вре­мен­ной гру­зин­ской ли­те­ра­ту­ры Кон­стан­тин Гам­са­хур­дия – папа бу­ду­ще­го пре­зи­ден­та Грузии - Звиада – кем-то в жизни не был, так он не был за­уряд­ным и про­стым че­ло­ве­ком. По­во­ро­ты его судьбы до­стой­ны от­дель­ной книги. Мо­ло­дым че­ло­ве­ком, еще перед 1 Ми­ро­вой Войной, он уехал в Гер­ма­нию, окон­чил Бер­лин­ский уни­вер­си­тет, 10 лет прожил на Западе, и в 1921 году вер­нул­ся в Грузию, при­дер­жи­ва­ясь очень силь­ных левых, ан­ти­рос­сий­ских и ан­ти­со­вет­ских убеж­де­ний. Еще в 1920 году он вошел в Ко­ми­тет осво­бож­де­ния Грузии, со­здан­ный в Европе и после своего воз­вра­ще­ния на Родину, уже в Тби­ли­си ос­но­вал ли­те­ра­тур­ный кружок ан­ти­со­вет­ской, мень­ше­вист­ской и про­гер­ман­ской на­прав­лен­но­сти. Что в то время могло слу­чить­ся с таким че­ло­ве­ком? Пра­виль­но: клеймо «шпион» - и в лагеря! Так все и про­изо­шло. В 1926 году его аре­сто­вы­ва­ют, суют за «ху­до­же­ства» де­сят­ку и от­прав­ля­ют на Со­лов­ки в пе­чаль­но зна­ме­ни­тый лагерь СЛОН. Ка­за­лось бы, что тут ин­те­рес­но­го? Все тогда так жили. Но вот тут-то и на­чи­на­ют­ся уди­ви­тель­ные ме­та­мор­фо­зы, вспо­ми­ная слова ум­ней­ше­го Льва Да­вы­до­ви­ча - «зиг­за­ги, про­ти­во­ре­чия, измены»!

     Через год после при­го­во­ра Кон­стан­ти­на Га­ма­са­хур­дия от­пус­ка­ют. Причем, без ре­а­би­ли­та­ции - на ос­но­ва­нии по­ста­нов­ле­ния Пре­зи­ди­у­ма ЦИК СССР. Пе­ре­ко­вал­ся то­ва­рищ! Гам­са­хур­дия хва­ти­ло года, чтобы по­чув­ство­вать, что хозяин силен, а значит пе­ре­ори­ен­ти­ро­вать­ся, вы­бро­сить свои «гнилые» ев­ро­пей­ские за­маш­ки и «встать на путь ис­прав­ле­ния». Я не иро­ни­зи­рую. Вер­нув­шись из лагеря, он ста­но­вит­ся совсем другим че­ло­ве­ком: пишет про на­род­ное сча­стье, про кол­лек­ти­ви­за­цию, про столк­но­ве­ние ста­ро­го и нового мира, про цве­ту­щее бу­ду­щее. Хорошо, кстати, пишет! Но венцом тво­ре­ния Гам­са­хур­дия, ко­неч­но же, яви­лась книга «Вождь» про его ве­ли­ко­го зем­ля­ка и друга всех детей - тов. Ста­ли­на. Кон­стан­тин Гам­са­хур­дия ожидал, что по­лу­чит за нее Ста­лин­скую премию. Но власть оби­де­ла та­лант­ли­во­го певца и дала ему только Орден Ленина. Уже на­чи­ная с трид­ца­тых годов бывший зэк, «шпион» и ан­ти­со­вет­чик ста­но­вит­ся ко­ри­фе­ем гру­зин­ской прозы, его офи­ци­аль­но на­зы­ва­ют «гру­зин­ским Горь­ким», он входит в Пре­зи­ди­ум гру­зин­ской Ака­де­мии Наук, дружит с Ма­лен­ко­вым и Берия, разъ­ез­жа­ет по Тби­ли­си на личном авто и живет в огром­ном доме, на­зы­ва­е­мом в Тби­ли­си «Колхская башня» и по­стро­ен­ном по его соб­ствен­но­му про­ек­ту.

     Вот такие ме­та­мор­фо­зы! На­зо­ви­те мне хоть один другой, негру­зин­ский пример таких за­ме­ча­тель­ных ис­то­ри­че­ских куль­би­тов! Нет таких при­ме­ров. Но это еще не все. Куль­би­ты про­дол­жи­лись! К концу своей жизни, об­лас­кан­ный вла­стью про­ле­тар­ский певец Грузии воз­вра­ща­ет­ся к ан­ти­рус­ским по­зи­ци­ям, ко­то­рые он за­ни­мал в бурной ев­ро­пей­ской мо­ло­до­сти, когда в 1914 году в Бер­лине пы­тал­ся доб­ро­воль­цем всту­пить в гер­ман­скую армию – «мо­гу­чий старик» от­ли­ча­ет­ся ан­ти­рус­ски­ми взгля­да­ми уди­ви­тель­ной силы, даже с де­ле­га­ци­я­ми из Москвы он прин­ци­пи­аль­но от­ка­зы­ва­ет­ся го­во­рить по-русски и на­зы­ва­ет свою дво­ро­вую шавку – Иваном.

     Кстати, мало кто знает, но когда летом 1942 года немцы заняли Моздок, рва­лись через пе­ре­ва­лы в Аб­ха­зию, а их под­лод­ки в над­вод­ном по­ло­же­нии об­стре­ли­ва­ли поезда Сочи-Адлер, со­вет­ские войска рас­смат­ри­ва­ли воз­мож­ность сдачи Тби­ли­си и го­то­ви­ли на этот случай под­поль­ную аген­ту­ру. Так вот ру­ко­во­ди­те­лем этой аген­ту­ры и должен был стать Кон­стан­тин Гам­са­хур­дия. Правда, на сча­стье, в дело вме­шал­ся ле­ген­дар­ный раз­вед­чик Павел Су­до­пла­тов, пре­крас­но раз­би­рав­ший­ся в людях, он-то и отвел эту кан­ди­да­ту­ру по при­чине сла­бо­го до­ве­рия к ка­ва­ле­ру Ордена Ленина. Роль ре­зи­ден­та тогда пе­ре­да­ли дра­ма­тур­гу Ма­ча­ва­ри­а­ни.

     Сын «гру­зин­ско­го Горь­ко­го» - Звиад Гам­са­хур­дия – во многом по­вто­рил куль­би­ты отца. С по­прав­кой на свое время, ко­неч­но. Еще с юности он от­ли­ча­ет­ся ан­ти­со­вет­ски­ми и ан­ти­рос­сий­ски­ми взгля­да­ми, ос­но­вы­ва­ет под­поль­ные ор­га­ни­за­ции, пишет и рас­про­стра­ня­ет на­ци­о­на­ли­сти­че­скую ли­те­ра­ту­ру, участ­ву­ет в ан­ти­со­вет­ских де­мон­стра­ци­ях. Тень папы-ко­ри­фея на­деж­но хранит его и вы­во­дит из самых тя­же­лых си­ту­а­ций. Так про­дол­жа­ет­ся до 1975 года, когда папа умер и хра­нить Звиада стало некому. В 1977 году его аре­сто­вы­ва­ют, осуж­да­ют, но сидеть ему, как и папе, при­хо­дит­ся только год – в 1978 году, через пол­ве­ка после «пе­ре­ков­ки» папы, слу­ча­ет­ся чудо – «пе­ре­ко­вы­ва­ет­ся» и его сын! Ярый ан­ти­со­вет­чик и бу­ду­щий гру­зин­ский пре­зи­дент вы­сту­па­ет с пуб­лич­ным рас­ка­я­ни­ем, ко­то­рое рес­пуб­ли­кан­ское те­ле­ви­де­ние транс­ли­ру­ет на всю Грузию и вместо су­ро­вой си­бир­ской зоны по­лу­ча­ет мя­гень­кую ссы­лоч­ку в со­сед­ний Да­ге­стан, а еще через год - в 1979 году – Гам­са­хур­дия при­сва­и­ва­ют сте­пень док­то­ра наук и он ста­но­вит­ся стар­шим на­уч­ным со­труд­ни­ком Ака­де­мии наук Гру­зин­ской ССР. Ну как тут не по­ве­рить в един­ство судеб отцов и детей!

     Именно Звиад Гам­са­хур­дия, ко­то­рый, будучи дис­си­ден­том и пра­во­за­щит­ни­ком, в своем по­ни­ма­нии, бо­рол­ся за права угне­тен­ных наций, став пре­зи­ден­том неза­ви­си­мой Грузии со­вер­шил еще один по­во­рот - вы­дви­нул лозунг, от ко­то­ро­го сейчас всеми силами от­кре­щи­ва­ют­ся про­све­щен­ные гру­зин­ские ис­то­ри­ки – «Грузия – для грузин!» и именно Звиад вы­сту­пил в роли про­дол­жа­те­ля неко­ле­би­мой гру­зин­ской по­ли­ти­че­ской фор­му­лы. Тер­ри­то­ри­аль­ные за­во­е­ва­ния – вот чем он на­чи­на­ет за­ни­мать­ся первым делом. В его смысле за­во­е­ва­ния тер­ри­то­рии озна­ча­ли удер­жа­ние Аб­ха­зии и Южной Осетии, ко­то­рые все со­вет­ское, да и не только со­вет­ское время не счи­та­ли себя частью Грузии, доб­ро­воль­но в нее ни­ко­гда не вхо­ди­ли и желали остать­ся в Со­вет­ском Союзе после его рас­па­да.

     Да­вай­те снова об­ра­тим вни­ма­ние на ис­то­ри­че­ские при­о­ри­те­ты. Вспом­ним, что ис­то­ри­че­ски, по­ме­няв по­кро­ви­те­ля, Грузия сразу же, бук­валь­но сразу же, при­сту­па­ла к рас­ши­ре­нию тер­ри­то­рии, войнам, за­хва­там и т.д. Так было и в конце XVIII века, и в 1918 г., и в начале 20-х годов про­шло­го века. Что про­ис­хо­дит со Зви­а­дом Гам­са­хур­дия? Может быть здесь что-то по­ме­ня­лось?

     Гам­са­хур­дия ста­но­вит­ся Пред­се­да­те­лем Вер­хов­но­го Совета Грузии в ноябре 1990. А уже в де­каб­ре он упразд­ня­ет ав­то­но­мию Южной Осетии и еще через месяц вводит туда ми­ли­цей­ские силы. На­чи­на­ет­ся осе­ти­но-гру­зин­ская война, ко­то­рая, в той или иной форме, про­дол­жа­ет­ся 18 ме­ся­цев и за­кан­чи­ва­ет­ся только в июле 1992 года, уже при Ше­вард­над­зе. В Аб­ха­зии при­ни­ма­ет­ся ряд за­ко­нов, ущем­ля­ю­щих права аб­ха­зов, огра­ни­чи­ва­ю­щих хож­де­ние аб­хаз­ско­го языка, а затем, с при­ня­ти­ем гру­зин­ской Кон­сти­ту­ции об­раз­ца 1921 года, фак­ти­че­ски от­ме­ня­ет­ся аб­хаз­ская ав­то­но­мия и вво­дят­ся войска под ко­ман­до­ва­ни­ем тогда еще ка­пи­та­на Гии Кар­ка­ра­шви­ли. Все вместе это при­ве­ло к еще более мас­штаб­ной и ка­та­стро­фи­че­ской для Тби­ли­си аб­хаз­ской войне. Грузия оглу­ши­тель­но про­иг­ры­ва­ет свои войны в обеих мя­теж­ных про­вин­ци­ях, Звиада свер­га­ют, он бежит в Чечню, где его то ли уби­ва­ют, то ли он уми­ра­ет сам. Гру­зин­ское на­се­ле­ние Аб­ха­зии, в огром­ной сте­пе­ни во­вле­чен­ное в войну, по­ки­да­ет её. По­го­вор­ка «Берия привез грузин в Аб­ха­зию» через 60 лет по­лу­ча­ет свое за­вер­ше­ние - «а Ше­вард­над­зе их забрал».

     В опре­де­лен­ном смысле, дей­ствия Грузии в 1990-1993 годах яви­лись первым и един­ствен­ным ис­клю­че­ни­ем из тра­ди­ци­он­ной мно­го­ве­ко­вой гру­зин­ской модели по­ве­де­ния. Си­сте­ма дала сбой. Что же слу­чи­лось? В первый и един­ствен­ный раз за много лет Грузия начала рас­ши­ре­ние тер­ри­то­рии и на­ступ­ле­ние на ин­те­ре­сы ста­ро­го по­кро­ви­те­ля, не найдя нового! От России Грузия к тому вре­ме­ни уже офи­ци­аль­но от­вер­ну­лась, а нового по­кро­ви­те­ля еще не при­зва­ла.

     Огром­ная ошибка! Её срочно ис­прав­ля­ют – у руля ста­но­вит­ся Белый Лис - старый и опыт­ный мастер меж­ду­на­род­ных ба­та­лий Эдуард Ше­вард­над­зе и, как и за несколь­ко веков до того... Грузия на­чи­на­ет звать хо­зя­и­на.

     По многим при­чи­нам хо­зя­е­ва­ми тогда могли стать только США или ЕС, да и еще за ними, как Лига Наций в 1920 году, ма­я­чи­ло НАТО; как и в Лигу Наций, всту­пать туда было надо, но сде­лать это можно было только с одоб­ре­ния первых двух. Неко­то­рое время, по ста­ро­му гру­зин­ско­му обычаю, Тби­ли­си пы­та­ет­ся по­лу­чить про­тек­то­рат от обоих сразу, но поняв, что, из-за кон­флик­та их ин­те­ре­сов это невоз­мож­но, оста­нав­ли­ва­ет­ся на связке США - НАТО. И здесь все сразу встает на свои места и на­чи­на­ет пол­но­стью укла­ды­вать­ся в ис­то­ри­че­скую гру­зин­скую па­ра­диг­му, не до­пус­кая даже ма­лей­ших из­ме­не­ний.

     Элита гру­зин­ско­го, точнее ска­зать, со­вет­ско­го об­ще­ства – очень из­вест­ные, ува­жа­е­мые и лю­би­мые в СССР люди – на­чи­на­ют пе­ре­ори­ен­та­цию гру­зин­ско­го народа с об­ще­со­вет­ско­го на­сле­дия на аме­ри­ка­но-за­пад­ное. По ана­ло­гии с «ис­пив­ши­ми воду Терека» «тер­г­да­ле­ули» - Ильей Чав­ча­вад­зе и др., сто­рон­ни­ков новой по­ли­ти­че­ской гео­гра­фии Грузии в шутку на­чи­на­ют на­зы­вать «по­то­мак­дале­ули» - «ис­пив­шие воду По­то­ма­ка». В об­ще­стве на­саж­да­ют­ся взгля­ды о ве­ро­лом­стве России, о рос­сий­ско-со­вет­ской ок­ку­па­ции, о тя­же­лом рус­ском иге. Как и раньше, почти пол­но­стью пе­ре­пи­сы­ва­ет­ся ис­то­рия – из неё вы­ма­ры­ва­ют­ся мно­го­лет­ние ис­то­ри­че­ские со­бы­тия, кар­ди­наль­ней­шим об­ра­зом из­ме­нив­шие судьбу Грузии, как на­при­мер, уже опи­сан­ное ранее, за­клю­че­ние Ирак­ли­ем II мир­но­го до­го­во­ра с Тур­ци­ей, пе­ре­черк­нув­шее Ге­ор­ги­ев­ский трак­тат, - об этом прак­ти­че­ски ничего не пи­шет­ся и в массе своей гру­зи­ны об этом не знают. Зато мель­чай­шие ис­то­ри­че­ские факты, хоть как-то свя­зан­ные с Ев­ро­пой, типа грамот Кон­стан­ти­на II ис­пан­ско­му царю Фер­ди­нан­ду в XV веке, вы­но­сят­ся на первый план. До­хо­дит по пол­но­го аб­сур­да, так, в учеб­ни­ках ис­то­рии для мест­ных рус­ско­языч­ных школ вся ис­то­рия вза­и­мо­от­но­ше­ний рус­ских и грузин пред­став­ле­на двумя пе­ри­о­да­ми – «ярмом рус­ско­го ца­риз­ма» и «ярмом Со­вет­ской России».

     По­слан­цы Грузии по всему миру рас­ска­зы­ва­ют о том, как тяжело Грузии жилось «под Рос­си­ей» и как она хочет быть с Аме­ри­кой и За­па­дом. На­чи­на­ет­ся по­ли­ти­че­ская ми­мик­рия. Грузия пол­но­стью пе­ре­ни­ма­ет за­пад­ную ри­то­ри­ку и по­ли­ти­че­скую лек­си­ку. Если в начале ХХ века пра­виль­ной и вы­иг­рыш­ной фразой была «борьба с боль­ше­ви­ка­ми», то теперь её место за­ни­ма­ют слова «де­мо­кра­тия» и «ев­ро­пей­ские цен­но­сти». Чтобы быть по­хо­жим на своих по­кро­ви­те­лей, гру­зин­ские лидеры упо­треб­ля­ют их по делу и без дела, до­хо­дит до того, что лидеры Грузии уже объ­яв­ля­ют о своем же­ла­нии учить де­мо­кра­тии другие народы.

     Вообще, сход­ство мень­ше­вист­ской и ны­неш­ней Грузии по­ра­зи­тель­но даже в ри­то­ри­ке. Вот две фразы: одна из них была про­из­не­се­на в 1919 году, другая – в наше время. Уга­дай­те – где какая? «Во­сточ­но­му вар­вар­ству мы пред­по­чи­та­ем за­пад­ный им­пе­ри­а­лизм» - «Дух рус­ско­го быта — дес­по­тия... рус­ская куль­ту­ра по­ро­ди­ла за­ра­жен­но­го ве­ли­ко­рус­ским шо­ви­низ­мом раба» Уга­да­ли? Я лично не смог. Рас­крою секрет – первое пред­ло­же­ние - из­вест­ная фраза Ноя Жор­да­нии, а вторая – цитата из со­вре­мен­ной «Ли­те­ра­тур­ной Грузии».

     Ничего не ме­ня­ет­ся. Вместе с лю­бо­вью к новому па­тро­ну у Грузии ис­то­ри­че­ски при­хо­дит нена­висть к ста­ро­му. Это рас­про­стра­ня­ет­ся на от­но­ше­ния к России как личном уровне, так и на го­су­дар­ствен­ном. На личном, по­все­днев­ном уровне ру­со­фо­бия в Грузии воз­ве­де­на в ранг офи­ци­аль­ной по­ли­ти­ки. Рус­ских на­зы­ва­ют не иначе как ок­ку­пан­та­ми, в ки­но­те­ат­рах пе­ре­ста­ли по­ка­зы­вать фильмы на рус­ском языке, в ап­те­ках пе­ре­ста­ют тор­го­вать ме­ди­ка­мен­та­ми рос­сий­ско­го про­из­вод­ства. Гру­зин­ская элита аб­со­лют­но за­ко­но­мер­но и ис­то­ри­че­ски без­аль­тер­на­тив­но пре­вра­ти­лась из лю­би­мой всеми в нена­ви­дя­щую Россию, и оскорб­ля­ю­щую её при каждом удоб­ном случае. Очень точно оха­рак­те­ри­зо­вал эту си­ту­а­цию экс-посол Грузии в Москве Зураб Аба­шид­зе: «Мы пре­вра­ти­ли кон­фрон­та­цию с Рос­си­ей в смер­тель­ный по­еди­нок с эле­мен­та­ми те­ат­ра­ли­зо­ван­но­го шоу. Мы со­рев­ну­ем­ся, кто вы­ска­жет­ся в адрес России более иро­нич­но, более пре­не­бре­жи­тель­но, более остро».

     На го­су­дар­ствен­ном уровне Грузия всюду на­сту­па­ет на ин­те­ре­сы России, пы­та­ет­ся про­ти­во­по­ста­вить себя ей и уси­лен­но стал­ки­ва­ет лбами Россию и США. Любое про­ти­во­дей­ствие себе она, по старой гру­зин­ской тра­ди­ции, вы­став­ля­ет как кон­фрон­та­цию не с нею самою, не с её ли­де­ра­ми, а не мало, ни много – с За­пад­ным об­ра­зом жизни и с ин­те­ре­са­ми де­мо­кра­тии во всем мире. Грузия вы­сту­пи­ла ини­ци­а­то­ром со­зда­ния аль­тер­на­тив­но­го России центра ин­те­гра­ции ГУАМ, объ­яви­ла жест­кий курс на вступ­ле­ние в НАТО, ак­тив­но вклю­чи­лась в стро­и­тель­ство транс­порт­ных ко­ри­до­ров нефте- и га­зо­про­во­дов в обход России, пре­пят­ству­ет вступ­ле­нию России в ВТО. На­ко­нец, по­ра­зи­тель­но... на­сколь­ко все-таки по­вто­ря­ет­ся по­ли­ти­ка Грузии... если в 1918-1921 годах мень­ше­вист­ская Грузия под­дер­жи­ва­ла красно-зе­ле­ных и се­ве­ро­кав­каз­ских се­па­ра­ти­стов и предо­став­ля­ла им убе­жи­ще в Гаграх, то в наше время, теперь уже «де­мо­кра­ти­че­ская» Грузия несколь­ко лет под­дер­жи­ва­ла че­чен­ских бо­е­ви­ков и давала им «и стол, и дом» в Пан­ки­си.

     Вот так, ге­на­ц­ва­ле. Как го­во­рит­ся, ничто не вечно под луной. Осо­бен­но, если эта луна – гру­зин­ская. Но жизнь идет вперед и надо по­ни­мать что нам делать сейчас и о чем нам вся эта преды­ду­щая ис­то­рия го­во­рит.

     Надо четко понять, что Грузия ни­ко­гда не была со­юз­ни­ком России на Кав­ка­зе. Вот этого - «как раньшэ» - не было. Это ак­си­о­ма. Грузия всегда была со­юз­ни­ком самого силь­но­го, вне за­ви­си­мо­сти от того кто этим силь­ным яв­лял­ся. Как только по­кро­ви­тель Грузии пе­ре­ста­вал де­мон­стри­ро­вать силу - она тут же от него от­во­ра­чи­ва­лась, при­сту­па­ла к по­ис­кам нового силь­но­го, а найдя, раз­во­ра­чи­ва­лась на 180 гра­ду­сов и на­чи­на­ла на­ступ­ле­ние на ин­те­ре­сы ста­ро­го хо­зя­и­на, по ходу без­об­раз­но его оскорб­ляя и от­гры­зая куски его тер­ри­то­рии. Ис­клю­че­ний из данной модели по­ве­де­ния не су­ще­ству­ет.

     Клю­че­вым эле­мен­том этой модели - тем, что самым ко­рен­ным об­ра­зом от­ли­ча­ет её от от­но­ше­ний других го­су­дарств со своими «па­тро­на­ми» и по­кро­ви­те­ля­ми яв­ля­ет­ся то, что Грузия по­зи­ци­о­ни­ру­ет себя по от­но­ше­нию к хо­зя­и­ну не просто как со­юз­ник, ис­пол­ня­ю­щий опре­де­лен­ные обя­за­тель­ства в обмен на какие-то дей­ствия более силь­но­го парт­не­ра, а в со­зда­нии ил­лю­зии дружбы, вер­но­сти и ис­крен­ней при­вя­зан­но­сти к по­кро­ви­те­лю с тем, чтобы хозяин, по­ви­ну­ясь лож­но­му чув­ству еди­не­ния, сам решал гру­зин­ские про­бле­мы, либо обес­пе­чи­вал Грузии защиту, если их будут решать гру­зи­ны.

     Это очень важный момент и не по­ни­мать его - значит ста­вить знак ра­вен­ства между всеми лю­би­мым лет­чи­ком Валико Ми­зан­да­ри и дико нена­ви­дя­щим Россию ак­те­ром Вах­тан­гом Ки­ка­бид­зе.

     Можно по-раз­но­му от­но­сить­ся к такой модели – при­ни­мать её, не при­ни­мать, счи­тать, что это – пре­да­тель­ство и про­сти­ту­и­ро­ва­ние, или, на­о­бо­рот, защита на­ци­о­наль­ных ин­те­ре­сов. Я лично не скло­нен к эмо­ци­ям и считаю её просто мо­де­лью по­ве­де­ния – свое­об­раз­ной и спе­ци­фи­че­ской мо­де­лью, ко­то­рая, однако, до­ка­за­ла свою эф­фек­тив­ность и дей­ствен­ность. Правда, огра­ни­чен­ную эф­фек­тив­ность и огра­ни­чен­ную дей­ствен­ность. С одной сто­ро­ны, она не поз­во­ли­ла Грузии ранее и не поз­во­ля­ет сейчас ре­а­ли­зо­вать все её гео­по­ли­ти­че­ские мечты, но с другой – га­ран­ти­ро­ва­ла гру­зи­нам их вы­жи­ва­ние как нации, что, с учетом бур­но­го и опас­но­го ис­то­ри­че­ско­го про­шло­го Кав­ка­за, уже яв­ля­ет­ся огром­ной по­бе­дой.

     Да, на­вер­ное, с мо­раль­ной точки зрения, это не самая силь­ная модель и от неё за версту разит пре­да­тель­ством. Но что вообще есть пре­да­тель­ство в по­ли­ти­ке? Всего лишь один из ме­то­дов до­сти­же­ния своей цели. Старый и мудрый Уин­стон Чер­чилль на­зы­вал пре­да­тель­ство особым по­ли­ти­че­ским даром. Можно ли винить Грузию за об­ла­да­ние таким даром? Можно ли винить рыбу-при­ли­па­лу? Вряд ли. Правда, в случае если бы я был по­тен­ци­аль­ным хо­зя­и­ном Грузии, то пред­по­чел бы с самого начала четко осо­зна­вать, что яв­ля­юсь не «гением чистой кра­со­ты», не при­ме­ром для под­ра­жа­ния и не солн­цем, вос­хо­дя­щим для Грузии с Севера, а всего лишь частью её тра­ди­ци­он­ной по­ли­ти­че­ской модели, причем, именно той частью, за счет ко­то­рой и будут в ко­неч­ном итоге ре­а­ли­зо­ва­ны на­ци­о­наль­ные гру­зин­ские ин­те­ре­сы.

     Какие же выводы мы должны сде­лать из всего этого?

     1. За по­след­ние 500 лет в Грузии сло­жи­лась очень четкая, неод­но­крат­но по­вто­ря­е­мая и цик­ли­че­ская модель по­ли­ти­че­ско­го по­ве­де­ния. Данная модель при­ме­ня­ет­ся гру­зин­ским го­су­дар­ством и об­ще­ством с очень вы­со­кой сте­пе­нью неиз­мен­но­сти и пре­ем­ствен­но­сти.

     2. Нет причин счи­тать, что эта модель ме­ня­ет­ся сейчас или из­ме­нит­ся в обо­зри­мом бу­ду­щем.

     3. В на­сто­я­щий момент Грузия на­хо­дит­ся в се­ре­дине ос­нов­но­го цикла модели. Такое по­ло­же­ние ха­рак­те­ри­зу­ет­ся устой­чи­вы­ми и креп­ки­ми свя­зя­ми с по­кро­ви­те­лем, вы­со­кой сте­пе­нью ми­мик­рии, вы­со­ким уров­нем за­ви­си­мо­сти от него и зна­чи­тель­ным объ­е­мом по­лу­ча­е­мых от него пре­фе­рен­ций и льгот.

     4. По­кро­ви­тель Грузии - США - уже прошли пик своего по­ли­ти­че­ско­го мо­гу­ще­ства, если та­ко­вым счи­тать од­но­по­ляр­ный мир, от­сут­ствие гео­по­ли­ти­че­ских вы­зо­вов со сто­ро­ны бли­жай­ших кон­ку­рен­тов - Европы, Китая и России, а также од­но­знач­ное эко­но­ми­че­ское ли­дер­ство, и мед­лен­но, но неуклон­но сдают по­зи­ции.

     5. С ходом ис­то­рии ско­рость за­вер­ше­ния пол­но­го цикла по­ли­ти­че­ской модели Грузии неуклон­но уве­ли­чи­ва­ет­ся. В про­шлом эти циклы за­вер­ша­лись за 238 - 135 - 69 лет со­от­вет­ствен­но, если не счи­тать 3-х летний цикл в период 1918 - 1921 годов, ко­то­рый был ис­кус­ствен­но пре­рван во многом по неза­ви­ся­щим от Грузии при­чи­нам.

     6. Про­стое ма­те­ма­ти­че­ское экс­тра­по­ли­ро­ва­ние по­ка­зы­ва­ет, что длина ны­неш­не­го гру­зин­ско­го цикла будет около 25-30 лет. При этом 10 лет уже прой­де­но. [ Статья на­пи­са­на в 2009 г. - мое прим. ] Значит, при есте­ствен­ном ходе со­бы­тий лет через 15–20 Грузия неми­ну­е­мо от­вер­нет­ся от США и... начнет звать нового по­кро­ви­те­ля. Ве­ро­ят­ность этого не из­ме­ря­ет­ся в про­цен­тах. Она - аб­со­лют­на. Ни­ка­ко­го дру­го­го выбора ис­то­рия Грузии за по­след­ние 500 лет нам не предо­став­ля­ет. И очень воз­мож­но, что через какие-нибудь 20 лет мы с вами станем сви­де­те­ля­ми того, как в центре Тби­ли­си с помпой от­кро­ют музей аме­ри­кан­ской ок­ку­па­ции и увидим, как из­ряд­но по­ста­рев­ший Михаил Са­а­ка­шви­ли выйдет на три­бу­ну и с болью в голосе начнет рас­ска­зы­вать о тя­жё­лом на­сле­дии НАТО и об ис­крен­нем стрем­ле­нии Грузии к России.

     На­де­юсь, ему не по­ве­рят.

     Кстати, всё сказанное спра­вед­ли­во в от­но­ше­нии боль­шин­ства ми­ро­вых ли­мит­ро­фов, ко­то­рых с их же подачи при­ня­то на­зы­вать "ма­лень­ки­ми гор­ды­ми на­ци­я­ми".

     Но мне ка­жет­ся, что очень по­хо­жее можно на­пи­сать про многих: по­ля­ков (где-то после 17 века), хохлов, при­бал­тов, болгар, да и всех бал­кан­цев, ис­клю­чая, воз­мож­но, сербов. Да и в нашей ис­то­рии были всякие твер­ские кня­же­ства, что сотни лет в про­ру­би бол­та­лись.  Видимо, это ти­пич­ное по­ве­де­ние ли­мит­ро­фов. 

 

                                                                                                                                                                                                 Андрей Епи­фан­цев