Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Мозг и биологическая война

Автор: О. Чагин. Опубликовано в НОВОСТИ

      Представляем статью нейропсихолога и философа Олега Чагина, который подошел к рассмотрению навязываемых обществу проблем с биологической точки зрения. При этом выводы атеиста и материалиста, совпадают с тем, что говорит и традиционная христианская мораль.   
      Одновременно специалист по антропогенезу предупреждает – против нас идет Биологическая Война.

      Система «образования», ювенальщина и развращение личности – эти вопросы  всегда рассматривались с точки зрения духовно-религиозных основ, формирующих мораль человека и общества. Попробуйте взглянуть на проблему с другой стороны – самой, что ни на есть, «приземлено-материалистической». Настойчивое навязывание обществу очевидных дегенеративных тенденций является формой биологической – самой жесткой внутривидовой борьбы, ведомой  против большинства «избранными». Которые, на основании знаний о биологических процессах, последовательно и методично  уничтожают конкурентов на пользование ограниченными ресурсами.

 

     Итак, слово Олегу Чагину:

     Основное направление эволюции – наилучшее согласование последовательности состояний организма и состояний внешней среды. Такое направление несет в себе противоречие ближнего и дальнего прогноза. Тактический выигрыш может быть стратегическим поражением. Но и стратегический выигрыш может быть неочевиден, и в данный момент может обернуться тактическим поражением. 

     Такое противоречие выражено в двух строго определенных чередующихся этапах на пути эволюции ароморфозы  и  идиоадаптации.

     Ароморфоз – стратегически выигрышное изменение в организме, происходит редко на протяжении нескольких поколений при особых условиях.

     Идиоадаптация – медленное изменение организма на протяжении тысячелетий, дающее небольшое, но в данный момент решающее преимущество в естественном отборе, позволяющее занять наилучшее положение в среде обитания.

     Как правило, непрерывное движение по пути идиоадаптации ведет в тупик эволюции. Ароморфоз – всегда выход из эволюционного тупика.

     Мозг человека, как продукт эволюции, несет в себе следы ароморфозов и идиоадаптаций.

     След ароморфозов – способность и потребность в развитии.

     След идиоадаптаций – способность и потребность в адаптации.

     Развитие для мозга – формирование новых навыков. Адаптация – использование арсенала врожденных и приобретенных навыков. Адаптация происходит в интересах гомеостаза, развитие происходит в интересах вида.

     Яркий пример стратегии развития - это ребенок, он рождается реализовывать генетическую программу. Сначала он не способен к самостоятельной жизни и полностью зависит от матери. Он ползает-ползает, а потом пытается подняться. Это новый тип деятельности и это неудобно - быстро ползать, кажется, лучше, чем еле передвигаться по-новому. Но он всё равно это делает. Генетически запрограммировано формирование новых действий, которые до этого не были реализованы. Это и есть суть развития.

      Считается, что последним ароморфозом у человека были зоны Брока и Вернике, это зоны формирования речи. После того как развитие заканчивается, начинается адаптация, мы приспосабливаемся.

     Мозг человека допускает две жизненные стратегии – стратегию развития и стратегию адаптации.

     Стратегия развития – мужская, развитие гарантирует выживание вида.

     Стратегия адаптации – женская, адаптация гарантирует выживание особи.

     Для детей естественно развитие.

     Для женщин и мужчин естественна адаптация, продолжение развития зрелых мужчин природой не гарантируется.

     Сохранение способности к развитию у взрослых мужчин возможно только при специальном целенаправленном воспитании мальчиков.

     Методика такого обучения есть. На западе метод воспитания мальчиков, сохраняющий их способность к развитию, не используется. Следствием такой утраты стала тотальная адаптация.

     Две стратегии - развития и адаптации, - эволюционно обеспечены и на них нанизывается вся деятельность человека, социальная, политическая, философская и т.д.

     Самый уникальный проект, в котором человек реализовал развитие - это желание, готовность и способность осваивать космос. Никакое животное, каким бы организованным оно не было, не ставит своей целью осваивать космос.

     Дело в том, что большинство людей не воспринимают себя как часть космоса. Они просто живут и удовлетворяют свои потребности, не задумываясь. И очень характерно для направления развития России, что в школе в 90-е годы убрали астрономию.

      Развивающийся человек старается распространить свою экспансию шире, чем ареал своего обитания. Ближайший ареал, после освоения земли, в который мы должны уйти - это космос. Потому что Земля конечна, постепенно она уходит из солнечной системы, и через какие-то миллионы лет она будет находиться в зоне неблагоприятной для жизни. Тогда теряется смысл развития, зачем что-то делать, если Земля все равно погибнет. И у человека одна перспектива - уход в космос, на другие планеты. Это очень далеко, но это тот самый ароморфоз, который и обеспечивает человечеству вечную жизнь.

      Желание осваивать космос - это абсолютно эволюционно-обеспеченная программа развитого человека. Желание улететь в космос у нас было в 30-х, 50-х гг. Мы видим, что сегодня эти желания не имеют прорывного характера, каким был скачок в послевоенные годы. В тему космоса затягивается ущербная и неправильная стратегия, которая относится к адаптации: «вот это будет моё».

     Развитие в крайней степени - это выход за границы ареала, то, что ещё называется мечтой и подвигом.

      Адаптация как стратегия способствует продвижению в иерархии, поэтому чистые адаптанты легко делают карьеру и добиваются успеха там, где прибыль есть главная цель деятельности.

     Несколько факторов ведут к такой же стратегии в образовании.

     Это: 
     а) отсутствие мужчины в семье (вследствие безответственного отношения к семье и принижения статуса семьи посредством ювенализации сознания именующих себя элитой);  
     б) изгнание мужчин из школы.

     В итоге множество мальчиков воспитываются женщинами, и ни о каком полноценном их развитии не может быть и речи.

     Адаптация в крайней степени в перспективе ведет к дегенерации. Адаптанты во власти призывают нас жрать друг друга за ресурсы, в то время как над нашей головой – бесчисленные миры!

     Женщины идеальные адаптанты. Они редко меняли мир, но мужчины, которые меняли, были рождены женщиной.

     Потому что эволюционно женщина запрограммирована на самую важную функцию, которую выполняет - создание новой жизни, адаптация, и обеспечение её развития.

     Содержание аминокислот в крови и тканях организма имеет свои особенности.

     Как крайние типы выделены «мозговики» и «печеночники».

     Для первых характерно производство мозгом большого количества глутаминовой кислоты.

     Для вторых характерно производство печенью большого количества таурина.

     Эти два метаболита по-разному действуют на мембраны клеток мозга.

     Глутаминовая кислота дестабилизирует мембраны, делая клетки легко возбудимыми. Таурин стабилизирует клетки мозга, тормозя их возбудимость.

     Эти два типа по-разному реагируют на стрессовые ситуации.

      Мозговики (глутаминщики) фактически не нуждаются в адреналине для повышения возбудимости, они и так легко возбудимы. Стресс для них только улучшает питание клеток мозга. А поскольку сахар является противоядием для глутаминовой кислоты, то адреналин их успокаивает. Как следствие, первая фаза стресса (адреналиновая) для них является абсолютно привычным состоянием, тревога им не то, что неведома, но не является поводом для тяжелых переживаний. Зато конкретная угроза, требующая действия легко заставляет находить новое решение в условиях дефицита времени. Мозговики живут в первой фазе стресса (адреналиновой), вторая фаза (стероидная) ими переживается относительно редко, так как решения, найденные в первой фазе, сделаны с учетом далекой перспективы.

     Печеночники (тауринщики) имеют достаточно стабильные мембраны, и для ощущения полноты жизни им необходим стресс. Адреналин повышает возбудимость мембран нейронов, и они нуждаются в нем психологически – мир для них обретает краски только в условиях стресса. Но состояние стресса для печеночников тоже некомфортно. Выход они видят в непосредственном действии, снимающем и тревогу, и страх. Это люди прямого действия, и только действие избавляет их от эмоционального дискомфорта первой фазы стресса, зато им хорошо знакомо действие третьей фазы – фазы эндорфиновой.

      То есть, взрослый человек, начиная с подростка, с совершеннолетия, должен испытывать стресс. Этот стресс должен обосновываться какой-то деятельностью. Если этого не происходит, если нет стресса, печеночник ищет способ дестабилизации мембран. В этом случае идеальный адаптоген – это алкоголь (причём именно в той пропорции, которая максимально лабилизирует мембраны, разрушая их в конечном итоге), табак, наркотики.

     Какие у нас два самых эффективных продукта из алкоголя, которые разрушают печень? Первый продукт - водка, созданная гражданином Менделеевым по заказу торгового дома «Смирнов». Второй продукт – это пиво, которое тоже на печень оказывает максимально разрушительное эффективное действие.

     Вывод получается парадоксальный, но естественный: если мужчина не воюет и не трудится, то он стимулирует организм самым простым способом – он начинает пить и курить. То есть мы имеем строго научное обоснование алкоголизма и пьянства как социального феномена: мужчина остался без дела.

     Мозговикам же для стимуляции мозга пивом и водкой необходимости нет. Поэтому мозговик «не бухает». Поэтому пьющая самоназванная «интеллигенция» не своим делом занимается. «Бухающему» «интеллигенту» надо заняться тяжелым физическим трудом, раз его организм требует такой нагрузки. Лесоповал, шахты, погрузо-разгрузочные работы, крайний Север ждут его.

     Как реагирует на алкоголь мозговик?

      Поскольку в алкоголе он не нуждается, он и не стремится к нему. Мозговик легче пьянеет, удовольствия от опьянения практически не получает, но легко становится алкоголиком - быстро утрачивает способность работать в состоянии алкогольного опьянения.

     О чём это говорит?

     Печёночник, имеющий большую нагрузку, может обойтись без алкоголя. Без работы будет пить, курить, колоться. Способен работать на пределе возможного, и тогда алкоголь ему не нужен...

     А во власти должен быть тот, кто и без алкоголя видит мир красочным и привлекательным. Тот, кто способен восстановить образование и здравоохранение, промышленность, сельское хозяйство, армию и флот, кто в состоянии мыслить стратегически как интеллигент, в первоначальном смысле этого слова – «понимающий».

     Интеллигенты и интеллигенция. Кто это такие?

     В древнем Риме основной силой государства была армия. И служили в этой армии все граждане Рима. Если ты не служишь или не работаешь на армию Рима, то ты не гражданин Рима и не римлянин соответственно! Вот и вся система Римского государства.

     Римская армия в свою очередь состояла из легионов, легионы из когорт, когорты из центурий, центурии из манипул. Отсюда и понятие манипулировать. Легион состоял из 5 когорт, когорта из 10 центурий, центурия из 10 манипул, манипул из 10 легионеров.

     Исходя из этого можно посчитать численный состав легиона, это 5000 воинов. Воины внутри легиона разделялись на новичков, обученных, опытных, ветеранов, и на элиту.

     Новички составляли обычно первую когорту, во второй когорте сражались воины, побывавшие в сражении, в третьей когорте сражались воины, побывавшие в нескольких сражениях, в четвертой когорте сражались воины, за плечами которых целые компании. И, наконец, пятая когорта или, по-другому, «непобедимая когорта», или последняя тысяча. Это когорта состояла из самых опытных воинов, воинов, за плечами которых не только компании, а целые войны, и вступала в бой эта когорта в самый решающий момент схватки и решала исход сражения. Эта когорта никогда не отступала без приказа – она побеждала противника или погибала! Потому она и называлась непобедимой, т. к. ее нельзя было победить. Ее можно было только уничтожить.

     А, уничтожив последнюю когорту легиона, вы уничтожали весь легион, т. к. основной костяк легиона был именно эти воины, которые и были хранителями орла легиона. Так вот именно воины последней когорты легиона и назывались в древнем Риме интеллигентами!

     Почему же эти воины назывались интеллигентами, т. е. «понимающими»? А очень просто. Этим людям не надо было ничего объяснять, они сами все знали и понимали, что им делать, и когда делать. Им не надо было объяснять, как построиться черепахой; им не надо было объяснять, когда поднимать щит, а когда нет; им не надо объяснять, как разомкнуть строй и, как его сомкнуть, им не надо объяснять когда им надо достать гладий, а когда работать пилумом.

     Эти воины сами все знали, все понимали, и именно поэтому их называли понимающими, т. е., интеллигентами. И именно в этих воинах была сокрушающая мощь Рима. Из этих воинов набиралась преторианская гвардия и когорты сената. Быть интеллигентом, т. е., воином последней когорты, считали за честь для себя патриции, сенаторы, трибуны, цензоры, преторы и т. д..

     Т.е., быть воином последней когорты, значит быть профессионалом в военном деле высочайшего класса и значит быть достойным плечом к плечу сражаться рядом с лучшими людьми Рима, это значит быть самому представителем лучших людей Рима!

     Интеллигенция, это становой хребет Римской Империи! Интеллигенция, это скелет римского общества! Интеллигенция, это то, на чем стоял Рим! 

     Теперь когда мы выяснили, кто такие интеллигенты, возникает вопрос. А какое отношение Россия имеет к римской интеллигенции? А все просто. Согласно дошедшей до нас версии послания Филофея,«Первые два Рима погибли, третий не погибнет, а четвертому не бывать». 

      А теперь задайте себе вопрос. Кого можно отнести к интеллигенции, исходя из выше описанного? Много ли сегодня в нашей стране людей, которых можно громко назвать ИНТЕЛЛИГЕНТ?!

      Формирование социальной доминанты основано на средствах общения.
Эволюционно коммуникация совершенствовалась в направлении движений, и речь есть наивысший уровень этого движения. (Развитие эмоций/первая сигнальная система/естественные совместные действия/символические действия/речь). В антропогенезе существует определенная последовательность ароморфозов, итогом которой и стало формирование речи.

      Создание речи неразрывно связано с созданием семьи и общины. Создание письменной речи неразрывно с созданием государства.

     Формирование средств коммуникации происходит на базе формирования определенных структур мозга.
Ансамбль структур мозга, действующий в настоящий момент, есть доминанта.
Архитектура доминанты постоянно меняется и эти изменения основаны как на эволюционных предпосылках, так и на основе формирования структур мозга в раннем онтогенезе.

      «ХОЧУ» / «МОГУ» / «ДОЛЖЕН» - это и стадии формирования отделов мозга, связанных с движением, и стадии формирования личности (индивид/субъект/личность), и активность функциональных блоков мозга.
Индивидуальные особенности формирования доминанты каждого отдельного человека в определенных условиях сформированы как навык в индивидуальном онтогенезе в зависимости от семейных и общинных отношений. Возможности индивидуализации доминанты обусловлены антропогенезом.

     Одним из важнейших (а с точки зрения целого организма – важнейшим) моментов формирования механизмов управления организма человека в антропогенезе является подчинение адаптации доминанте. Физиологические механизмы стресса в антропогенезе все более подчиняются зрелой доминанте. Это происходит за счет физиологических и биохимических механизмов влияния на метаболизм. Итогом этого в эволюции является формирование метаболических стереотипов.

     Совокупность метаболических, физиологических и психологических стереотипов проявляет себя в анатомических особенностях и рисунке движений.

     В антропогенезе появление учителя у неандертальцев привело к формированию принципиально новых взаимоотношений, не имевших аналогов в мире.
Это привело к формированию глутаминового стереотипа (мозговой тип деятельности/митохондриальный энергетический обмен/цикл Кребса).

     Появление семьи, общины и речи привело к формированию тауринового стереотипа (печеночный тип/пентозо-фосфатный шунт). Формирование государства, точнее образ жизни и форма взаимоотношений, привели к усреднению метаболического стереотипа. Тем не менее, каждый индивид проходит эти этапы. Недостаточность развития соответствующего отдела мозга на каждом этапе приводит к постоянной активации соответствующего метаболического стереотипа на протяжении всей жизни (в разной степени).
Формирование преобладающей высшей доминанты и её устойчивость в обществе определяется культурой данного общества.

     Культура – механизм передачи знаний о формировании высших отделов мозга в обществе.

     Ядром культуры является воспитательная среда, создаваемая обществом для его членов в каждом возрасте. Целью воспитательной среды является доминанта каждого. Эта доминанта обеспечивает устойчивость государства.

    Особенностью высшей доминанты западного мира является «ХОЧУ». Низшие структуры легко воспринимают призыв родственной доминанты и следуют за ней. «ХОЧУ» хорошо развито абсолютно у всех.

     Особенностью высшей доминанты личности является «ДОЛЖЕН».
«ДОЛЖЕН» - как формирование своих интересов в интересах высшей цели!
Это трудно, таких мало. «ДОЛЖЕН» в русском мире встречается чаще, чем где-либо еще.
«ДОЛЖЕН» – стратегия за границу жизни.
Но общественная доминанта, сформированная человеком как ценность, воспринимается во всем мире как цель, которая либо принимается, либо отвергается.

     Способные к высшей доминанте принимают или отвергают её осознанно, не способные – принимают или отвергают бессознательно.

    Формирование социальной доминанты основано на средствах общения.

     Эволюция средств коммуникации между особями одного вида прошла путь от химических сигналов через движения – позы – жесты к мимике, и через звуки – кодирование звуковых сигналов. Рассматривая две сигнальных системы, мы выпускаем из внимания факт, что вторая сигнальная система имела в качестве предшественника не только первую сигнальную систему, но и более ранние средства коммуникации. Все встает на свои места, если принять, что у животных есть средства коммуникации. И они известны – это позы, жесты, мимика, звуки. При помощи этих средств животное может передать информацию о состоянии своего гомеостаза своему партнеру. Развитие этого направления привело к формированию в мозге структуры, ответственной за образование, поддержание и выражение эмоций – лимбической системы. Это конкретная анатомическая структура, образованная на основе обонятельного мозга.
     Становление речи есть результат двух параллельных и относительно независимых эволюционных процессов – совершенствования коммуникаций от обоняния до эмоций и совершенствования движений – от тонусов до предметных действий, завершилось формированием двух речевых центров – в лобной и в височной доле левого полушария – базы логического мышления.

     В антропогенезе последовательное наивысшее развитие доминирующих центров соответствует ступеням: лимбическая система достигла предельного развития у неандертальцев, лобная доля – у кроманьонцев и теменно-височно-затылочная область - у человека. Таким образом, этапы антропогенеза запечатлены в строении головного мозга как центры, ответственные за определенные функции. Функциональное преобладание того или иного центра формирует особенности коммуникаций. Преимущественный стиль коммуникаций формирует общественные отношения. Неандертальцы на основе лимбических отношений формировали иерархию животной стаи, кроманьонцы на основе лобных отношений сформировали небывалые в природе речь, семью и общину, люди, сняв лобное подавление лимбики задними отделами мозга, создали государство – на индивидуальном уровне семья, в близких отношениях – коммуна, в государстве – иерархия. В то же время, у конкретного человека возможны любые формы функциональной активности центров высшей коры – и лимбическая система и лобные доли и задние отделы мозга с определенной степенью вероятности могут преобладать в тот или иной момент жизни или быть постоянным ведущим по жизни центром.

     Наиболее древние структуры мозга отличаются от молодых тем, что новые структуры для своего полноценного формирования нуждаются в обучении и воспитании, повреждаются легче, чем старые и восстанавливаются труднее, чем старые. Поэтому в обществе проявляют себя чаще всего коммуникации лимбические (эмоциональные), реже – лобные (основанные на чувстве долга) и еще реже – государствообразующие (основанные на научном мировоззрении). Поэтому мы встречаемся чаще всего со стремлением построить иерархию, стремление же к справедливым отношениям требующие специального воспитания, встречаются реже и совсем редко встречается ответственность, простирающаяся шире круга родных и близких и отдающая предпочтение стратегии перед тактикой.

     Преимущество любого из названных центров в наихудшем варианте делает лимбика – манипулятором, лобника – догматиком, государственника – паразитом. Идеально воспитанный человек не включает поочередно нужный центр, эти центры у него не подавляют друг друга, каждая его коммуникация эмоционально насыщена, исполнена отеческой любви к собеседнику и тактическое действие не противоречит стратегическому направлению жизни. О таких людях принято говорить как о вождях.

      У большинства людей полноценное формирование центров в коре головного мозга не подкреплено развитием связей между этими центрами, и наилучшее проявление функциональной доминации любого из центров дает либо человека с приятнейшим для окружающих поведением, либо предельно целеустремленного исполнителя, либо конструктивного творца в народном хозяйстве. Полное же развитие связей возможно только при необходимости напряжения всех жизненных сил. Даже однократный подвиг на грани жизни и смерти в присутствии товарищей производит на окружающих мощное влияние.

     Причина такова, что во время наивысшего напряжения все центры работают согласованно, и действие не только нацелено на локальный успех, не только ради стратегической победы, не только предельно успешно, но и эмоционально насыщено выше любого предела, доступного человеку. Эмоциональный заряд возбуждал, но эмоции не гасили ни образного, ни логического мышления и действия были обеспечены мгновенным точным расчетом.
     Таким образом, наиболее актуальным для человека становятся не эти центры сами по себе, а их взаимоотношения, взаимоотношения между передними и задними отделами полушарий, а так же между правой и левой долей мозга.

     Наиболее исследованным количественно мостом, соединяющим все эти центры в мозге, является мозолистое тело, которое является системой проводников между нейронами правого и левого полушария. Известно, что оно подвергается существенным изменениям, как наследственным, так и приобретенным в процессе жизни. Оно имеет передние, задние и срединные отделы, которые могут подвергаться самым разнообразным изменениям.
В экстремальных условиях, в условиях кризисов от максимального напряжения адаптивных центров мозга и их согласованности зависит повышение адаптивности индивидуума, а, соответственно, и социума, что является основой полноценных коммуникаций людей способных преодолевать кризисные явления.

     Люди и целые народы, живущие в условиях цивилизации, на протяжении долгих лет не испытывающие потребности в сверхусилиях всей своей сущности ради будущего своего народа, утрачивают такие способности. При ослаблении высших центров мозга (и, особенно, их взаимодействия) начинает функционально преобладать наиболее древний и физиологически устойчивый центр мозга - лимбическая система, ибо она связана с гомеостазом и поэтому сохраняет свою функциональную активность в максимальной степени. Такие люди начинают чувствовать друг друга и стремиться туда, где хорошо их телу и соответственно гомеостазу.

     Своих от чужих они отличают настолько легко, что для того, чтобы почувствовать «своих» им не нужен речевой канал коммуникации, достаточно древнего, эмоционального канала. Для этих людей отношений равных не существует. Иерархия в их обществе возникает и не может исчезнуть даже в близких дружеских, и даже семейных отношениях. Ценность семьи ставится под сомнение и отношения между людьми становятся как у неандертальцев, неотличимы от животных. Но для животных важно индивидуальное выживание, государство и семья им не нужны, так исчезают великие цивилизации.
На смену им идут другие народы, способные совершать сверхусилия, умеющие не пожалеть жизни ради друзей своих, предпочитающие стратегические победы тактическим удачам. Такие народы формируют и совершенствуют коммуникации, где эмоциональный заряд не противоречит расчету, где ценность общественного выше личного, где развитие личности ценится выше прибыли. Культ личности исключает культ денег.

     Таким образом, исходя из вышеизложенного понимания биологического процесса развития мозга, в нём существует три блока.

     Первый – индивид – работает в интересах гомеостаза, его девиз – «хочу».

     Второй – субъект – действует, используя опорно-двигательный аппарат, его девиз – «могу».

     Третий – личность – использует речь, его девиз – «должен».

     Эти блоки формируются в онтогенезе последовательно. Полноценное развитие каждого происходит в определенное время и требует определенных условий.

     Первый – в младенчестве, требует любви матери, точно выраженных искренних эмоций.

     Второй – от первого «я сам», требует безопасной среды для поисковой активности.

     Полноценный третий возможен при полноценных первых двух (о зависимости сексуальной ориентации, от гармоничности воспитания «мужским и женским началом», - т.е. отцом и матерью - прим. ред.)

     Формирование третьего особо для мальчиков и девочек. Особую трудность при этом представляет формирование чувства долга у мальчиков. Долг – этическая категория, обозначающая добровольно взятые на себя обязательства по отношению к кому-либо. Это - главное в третьем блоке мозга.

     Когда речь идет об элитах, нужно понимать, что только полноценно развитая личность поднимается до отождествления себя с третьим блоком мозга.

     На уровне преобладания первого блока мозга индивид живет удовлетворением потребностей гомеостаза. Его «хочу» ведет его по жизни, и ценностью он является только сам для себя. Он легко контактирует с людьми и добывает из социума все необходимое для жизни. Он адаптирован к социуму и его адаптация часто ненавязчива и приятна. Это ребенок, или больной, или женщина-мама с маленьким ребенком.

     На уровне преобладания второго блока субъект постоянно проверяет себя. Для субъекта важно подтверждение, что он действительно может, вследствие этого победа – смысл его жизни. Субъекты легко встраиваются в иерархию, и там, где встречаются два субъекта, мгновенно происходит выяснение кто из них круче. Это обитатели любых иерархий - военной, государственной, бандитской. В иерархии субъект неотличим от такового в любом животном сообществе. Именно поведение субъекта дает все аргументы социал-дарвинизму, для которых не существует Личность.

     Полноценный третий блок редок. Личность в иерархию не встраивается. Для личности свои интересы вторичны по отношению к интересам самого слабого, долг личности – развитие малых сих, слабых и недоразвитых, выражается в стремлении создать и поддерживать условия для развития всех и каждого в масштабах данной личности.

     Половое созревание повторяет цикл. Половые гормоны формируют новые требования со стороны гомеостаза.

     «Я могу» или «не могу» - решает партнер противоположного пола. «Я должен» -формирует семью. Сила личности реализуется в минимальном объеме в устойчивости семьи. «Я могу» работает под контролем «Я должен», иначе говоря - субъект под контролем личности.

     Мальчик с женским типом поведения - не личность никогда. Он не должен никому ничего никогда. В СССР это был брак в работе семьи и школы. С точки зрения социал-дарвинизма это и есть личность. В демократической России это образец для подражания. Мальчик оказывается в условиях, где ему всячески показывают преимущества женского типа поведения.

     Как это происходит? Отсутствие полноценных семей, отсутствие папы в семье, отсутствие мужчин, как примера, в школе, отсутствие предметной деятельности... и полное отсутствие героев. 

      Затем, куда стремиться? Отсутствие истории, знания, что мужчины меняли мир делает своё дело. Мальчик попадает в женский коллектив и видит другие преимущества...

     Когда речь возникла об однополых парах, то люди забыли, что у нас несколько поколений воспиталось однополыми парами – это бабушки и мамы. Плюс мальчики учится вместе с девочками, а девочки, как правополушарный тип, конечно, имеют преимущество. Точно так же, как жена всегда «победит» мужа в семье.

      В чём должна заключаться реформа школы? Нужно мальчика воспитывать как мужчину, как отца, как воина, защитника, осознающего свой мужской долг. А девочку нужно воспитывать как будущую маму, как жену, обеспечивающую это развитие. Как говорят, жена в доме, а муж в дом. Этот принцип понятен у всех народов.

     Реформа образования по нашей программе – это реформа развития мальчика, реализация его генетической программы как минимум, и формирование доминанты стратегии развития. Для девочки – это стратегия адаптации, направленная на обеспечение развития, а не на дегенерацию. Сейчас у нас мальчик, не получая полноценного развития, превращается в плохую девочку.

     Небольшое отступление.

     Что такое мужчина в общине? Мужчина – это отец, кормилец, хозяин. Мужчина в общине (в сельском хозяйстве, в деревне, на Руси или везде, в исламском мире до сих пор) – это человек, который должен обеспечивать благосостояние минимум 4-5 человек: жена и минимум трое детей. Сейчас, социально находясь в городе, мужчина, честно работая на какой-то работе, обеспечивать их не в состоянии. И что мы делаем с одной стороны? Мы позволяем и начинаем ставить вопрос, что женщина должна уравняться в правах. Но мы не уравниваем её в правах, а мы лишаем мужчин возможности заботиться о женщине и о ребёнке.

     Получается, что женщина работает, появляются социальные программы на детей, но мужчина, потеряв функцию кормильца, автоматически теряет статус хозяина семьи со всеми вытекающими отсюда последствиям. Лишаем женщин возможности обеспечивать адаптацию и обеспечивать отношения внутри семьи, потому, что она работает. Это дегенерация семьи, разрушение семьи, скажем, как условно традиционной, где мужчина – хозяин, личность, обеспечивающий развитие семьи как минимум, как максимум развитие вида.

     Личность в эволюции впервые появилась одновременно с речью и первобытной общиной. Построение государства создало условия для преобладания субъектов, личность же может быть востребована только в экстремальных условиях, когда банальные решения не приводят к успеху. Устойчивость иерархических структур привела не только к формированию элиты общества исключительно из субъектов, но и к войне субъектов против личностей.

     Дело в том, что для субъекта предельно важно быть выше кого угодно, а смысл действий ему придает его гомеостаз. Личность не стремится занять место в иерархии, и занимает свое место естественно. На этом месте личность непобедима субъектами, не ведет войны с субъектами, но является вызовом для субъектов. Недаром субъекты так ненавидят культ именно личности.

     Этот факт осознан субъектами и их действия по разрушению системы воспитания личностей достигли совершенства. Система «образования», навязываемая нам в виде реформ последних десятилетий (ювенальное разрушение семьи, разврат малолетних  под видом «сексуального просвещения») создана в «Институте человеческих отношений» и исключает полноценное развитие личности. Почва же для внедрения всей этой деградации подготовлена не только исключительно женским воспитанием мальчиков, как в школе, так и в неполных семьях, но и полной ликвидацией в стране условий, требующих личностей.

     Эта война в пределах одного вида (человек) является не столько социальной, и, тем более, совершенно не экономической, а исключительно биологической, внутривидовой.

     Ведь развитие высших центров вовсе не гарантировано природой, они требуют сознательных усилий воспитателей и воспитуемых и преодоления реальных трудностей жизни. Молодое поколение, как правило, не имеют ни опыта преодоления, ни должного воспитания (вследствие ориентирования родителей на материальные ценности), как следствие развитие высших центров у них не происходит.

     Они физиологически ближе к людям старого мира, такое их состояние заразительно по лимбическому каналу. Им удобнее ориентироваться на старый мир, быть его частью, не прилагая особых усилий для использования своих творческих возможностей, и способности не развиваются. Они не исправимы на биологическом уровне и бесполезно увещевать их шагнуть в новый мир. Им это недоступно. Они будут максимально использовать свою идеоадптивную нишу, поскольку старый рушащийся мир будет пытаться использовать их в качестве пятой колонны в зарождающихся новых обществах, дабы не допустить перспективные народы к истинному развитию и не допустить их к главенству в развитии человеческой культуры. Даже под угрозой всеобщей гибели от глобальных изменений на планете и от накопившихся пороков гибнущей цивилизации.

     Ими движут древние инстинкты и менять что-либо мотива у них нет. Лимбическая доминанта гарантирует им достойное место в любых иерархиях, и материальные блага, расположенные на этих местах.

     Носителям энергии развития человечества и сотворения нового мира необходимо преодолеть сопротивление и своих и чужих. Для человечества жизненно необходимо (оно может погибнуть вместе с рушащейся цивилизацией) перейти к этапу развития – ноосферному. Не надеяться на стихийные силы природы и их влияние на развитие общества, а творить новый мир самим. Именно этот путём идут народы России, им и продолжать его далее вместе с другими народами, способными к развитию. Через труд эволюции - устремление к звездам!