Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Китайский Сталин

Автор: Тимченко Сергей Иванович. Опубликовано в НОВОСТИ

     Большинство в нашей стране знает про нынешний Китай только две вещи: там живёт очень много людей и там, вроде бы, до сих пор ещё строят коммунизм, но с капиталистическим лицом.
      Немногие при этом вспомнят имя китайского президента, от позиции которого, между тем, сегодня зависит и мировая политика, и мировая экономика. Впрочем, и сами китайцы знают немногое о своём лидере.
      "Молчун Си" — так называли его пять лет назад, когда Си Цзиньпин только встал у руля Китая. Также говорили, что китайского генсека практически невозможно вывести из себя — что бы ни случилось, на его лице всегда будет играть непроницаемая вежливая улыбка, воплощающая в себе всё снисхождение могучего тысячелетнего Китая к внешнему миру.
      Си Цзиньпин родился 1 июня 1953 года в Пекине в семье видного партийного руководителя Си Чжунсюня — одного из заметных руководителей Красной армии Китая. В 30-х годах Си-старший (в Китае первая часть имени это родовая фамилия, вторая — имя собственно самого человека) занимался созданием партизанского подполья в провинции Шаньси, затем воевал с японцами и прославился как главнокомандующий всех северо-западных провинций Китая. После войны Си Чжунсюнь, которого сам Мао именовал "лидером из народа", стал начальником отдела пропаганды ЦК партии. Пик его карьеры пришёлся на 1959 год, когда на VIII съезде партии он был избран в состав Политбюро и назначен заместителем председателя Государственного совета КНР — то есть стал вторым человеком в стране после самого Великого кормчего Мао.
      Однако партийную карьеру Си Чжунсюня сгубила страсть к литературе. Ещё в начале 50-х он написал книгу о друге молодости — красном командире Лю Жидане, который вошёл в историю страны как "китайский Будённый". И всё бы ничего, но одним из ближайших сподвижников "красного богатыря Лю" он назвал некоего Гао Гана — бывшего председателя Госплана КНР, которого — ровно через два года после выхода злополучной книги — объявили врагом народа. Про книгу Си Чжунсюня вспомнили только в 1962 году, когда в китайской партии пришла пора "большой чистки".
      Впрочем, была и другая — менее афишируемая — причина падения Си. В конце 50-х Мао объявил о начале новой стратегии Большого скачка, призвав китайцев ускоренными темпами строить коммунизм: "Три года упорного труда — десять тысяч лет счастья!" Со стороны этот эксперимент напоминал массовое умопомешательство: на селе всех крестьян силой сгоняли в аграрные коммуны, обобществляя всё имущество — от домов и домашнего скота до личной одежды и обуви. Кое-где обобществляли и жён. Коммуны, созданные в городах, обязаны были производить промышленную продукцию: по всему Китаю во дворах домов строились сотни тысяч примитивных доменных печей для кустарной выплавки чугуна — конечно же, никуда не годного качества. В итоге Большой скачок обернулся невиданной экономической катастрофой: крестьяне бросились бежать от казарменного быта, в стране начался голод, который, по некоторым оценкам, за несколько лет унёс жизни 45 миллионов человек.
      Разумеется, кто-то должен был ответить за провал Большого скачка, и Мао объявил в партии чистку, когда врагами народа были объявлены десятки тысяч партийных руководителей. В их числе оказался и Си Чжунсюнь. Но Си Чжунсюню повезло — в отличие от сотен тысяч репрессированных врагов народа, его не расстреляли, не сгноили в лагерях "лаоцзяо" (китайский аналог ГУЛАГ), где политических заключённых "перевоспитывают трудом". Нет, Си Чжунсюню повезло — его просто сняли со всех постов и отправили в почётную ссылку — директором строящегося тракторостроительного завода в город Лоян в соседнюю провинцию Хэнань.
      В лагерь "лаоцзяо" он попал в 1967 году, когда в Китае началась Культурная революция — компания по уничтожению политических конкурентов Мао под предлогом "борьбы с внутренним и внешним ревизионизмом". Бороться же с врагами стали молодые "бунтари" — хунвейбины, вчерашние школьники и студенты из неблагополучных семей, которые, опьянев от безнаказанности, громили "ревизионистов", которыми зачастую становились их преподаватели, местные чиновники, представители духовенства. Досталось и дирекции завода в Лояне — Си избили до полусмерти и, обрядив в шутовские одежды, заставили под угрозой виселицы читать на площади "покаянное слово", после чего отправили в каменоломни на перевоспитание.
      Юный Си Цзиньпин, которому тогда исполнилось 13 лет, избежал лагерей только чудом. Вместе с мамой Ци Синь, сестрой Цяоцяо и младшим братом Юаньпинем, они бежали из города в родную провинцию Шаньси. В деревне они и попали в руки местных хунвейбинов. Как сына матёрого "контрреволюционера", Си Цзиньпина приговорили к самой позорной и грязной работе — они с братом должны были ухаживать за свиньями сельхозкоммуны и жить в свинарнике.
      Много лет спустя сам Си Цзиньпин в интервью одному китайскому журналу вспоминал: — Что я помню из своей молодости? Только постоянное чувство голода и холода. Ещё я помню ежедневный тяжёлый труд, побои надзирателей и постоянное одиночество. В течение почти семи лет моим домом был грязный хлев со свиньями. Я спал на кровати из кирпичей, укрываясь старым одеялом, которое кишело блохами. Я пил со свиньями из одного ведра...
      Сейчас у России налажены с Китаем хорошие связи различных направлений и немало наших граждан бывает в этой стране. Один из них, пробыв в Китае несколько лет, написал следующее: «Китайский народ очень сильно поддерживает товарища Си. Причём от простого народа до интеллигенции. Несколько раз в день по радио играет «Катюша». Создалось такое впечатление, что китайцы готовы "на смертный бой" за него.
      Раз так, значит он ведёт правильную политику».
      Современный лидер Китая прошёл трудный жизненный путь и является одним из самых необычных политических лидеров мира. Профессор Игорь Панарин называет Си Цзиньпиня китайским Сталиным и проводит параллели между событиями в жизни двух лидеров.