Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Российский вариант противостояния

Автор: Тимченко Сергей Иванович. Опубликовано в НОВОСТИ

 
      Для современного человека очень важно и поучительно рассмотреть разницу между денежным знаком и, например, театральным билетом. Театральный билет – тоже ценная бумага. Но - одноразовая, монопредметная и тождественная сама себе.
      Теоретически можно обменять театральный билет на сыр или колбасу, т.е. придать ему несколько денежный вид. Но театральный билет всегда равен сам себе – он означает место в партере, а не пол-кресла, и не два кресла в разные периоды времени. Не понимая взаимоотношений между РЕАЛЬНЫМ БЛАГОМ и УСЛОВНЫМ ЗНАЧКОМ, современный человек обречён быть жертвой обмана и самообмана… Театральный билет – это условный значок кресла в театре.
      Условный значок может быть любым и обозначать, что угодно. Например, если у собственника есть 100 ёлок, и он выпустил 100 значков номиналом «1 ёлка», то это прото-деньги. Они пока мало отличаются от театрального билета: предъявил знак – забрал благо. Знаков столько же, сколько и благ, они тождественны сами себе, реальность не расходится с номиналом…       Далее начинаются денежные чудеса, всем на практике знакомые. Владелец ёлок выпускает не 100, а 200 значков номиналом «1 ёлка» (в Польше «1 злотый» означал сперва одну золотую монету, а потом – стал мельчайшей денежной единицей). Тут возможны два варианта: открытая и скрытая инфляция (обесценивание) значков:
      1. Скрытая: первые 100, кто пришли за ёлками, забрали все ёлки. Второй сотне не осталось ничего.
      2. Открытая: ёлки выставляются на аукционные торги, по принципу «кто даст больше», и в итоге устанавливается равновесие: 2 значка «ёлка» за 1 реальную ёлку. Дороже – глупо, дешевле – не получается, так жизнь и находит среднюю линию. А что будет, если ёлок по прежнему 100, но выпущено только 50 значков? Теоретически возможно (хотя и редко бывает) УДОРОЖАНИЕ знака: за 1 значок «ёлка» дают две реальных ёлки. Но чаще бывает так, что 50 ёлок разобрали, а 50 оставшихся сгнили за невостребованностью…
       То есть: либо реальность расширяет недостаточный номинал под себя, либо номинал сжимает реальность под свою окружность. Также известен экономической науке вариант с НЕОПРЕДЕЛЁННЫМИ множествами реалов и номиналов. Допустим, ёлок не 100, а неопределённое количество. Тогда и значкам свойственная неопределённость. Если значков вбрасывать в оборот больше – то те, кто выращивают ёлки, будут заинтересованы, чтобы реальных ёлок стало побольше. И наоборот. Получается Х ёлок = Y условных значков «ёлка». Количество реалов и количество номиналов в формуле постоянно меняется, однако остаётся зависимо друг от друга.
       Всё это довольно хорошо известно в классической экономической теории, и звучало бы банально, если бы не колоссальная разруха в экономическом знании, нанесённая безумствами и мошенничеством монетаристов. Ими предложен нелепейший универсал – поддерживать цены на ёлки, сокращая число значков «ёлка» в обороте. Но на практике это почти всегда означает не удорожание условных знаков, а сворачивание производства (добычи) реальных благ. Нужны особые условия, особая экономическая «барокамера» для того, чтобы дорожали именно условные значки, а не сокращались под их количество реальные блага [Основное условие тут – активное участие государства в процессе, принудительное поддержание производства при отсутствии параллельной эмиссии условных значков. Никто не будет добровольно, без вмешательства властей, продавать 5 скалок за 2 рубля, когда есть возможность продать 2 скалки по 5 рублей. Прибыль одинаковая – а хлопот и затрат на изготовление скалок куда меньше!].
        Тем не менее, если исключить мракобесие последних лет на кафедрах вузов вроде ВШЭ – основные законы соотношения реалов и номиналов достаточно хорошо изучены классиками. А именно (в двух словах) – номинал может отражать реальность, может её улучшать, а может ухудшать. Увеличивая количество условных значков «Ёлка» можно добиться увеличения количества реальных ёлок [При условии фиксации и насильственного поддержания цен, запрета на свободное аукционирование редкого товара. В этом случае производитель не может спустить рост спроса в канализацию спекуляций и вынужден – в поисках своей прибыли – наращивать производство], а можно – обесценивания значков (Хорошо известная всем в СНГ реальность, когда дензнаки бесконтрольно печатаются и распространяются, а цены при этом свободны, назначаются производителем по его воле. В таком случае производитель заинтересован не в повышении штучного сбыта, а в повышении отпускной цены).
       Гораздо более интересная для теоретика, менее изученная и более значимая деталь вопроса – не «ЧТО?» а «КТО?». В общем и целом всем (кроме монетаристов и либералов-рыночников) понятно, ЧТО происходит между условными значками и реальными благами, как они коррелируют друг с другом. Но, понимаете, какая тонкость: в принятом нами примере (как и в любом ином примере) лицо (физическое или юридическое), выпускающее значки «ёлка» по умолчанию считается владельцем реальных ёлок. Наоборот: лицо, которое принимает значок – по умолчанию не обладает ёлками. Иначе зачем ему, хозяину, нужен был бы значок-разрешение срубить ёлку? Она же – его! Что захотел, то и сделал…
        В этом ключевом вопросе экономики и финансовой теории нужно твёрдое и последовательное, трезвое знание. Ведь никто из людей иначе, как голым, не рождается; как же так получается в итоге жизнедеятельности, что одни владеют ёлками и выдают разрешение на их рубку на своих условиях? А другие не владеют ни ёлками, ни условными значками, дающими право на ёлку? Это и есть экономическая сторона великого вопроса о национальных суверенитетах и мировой сионистской «газообразной» империи. «Газообразность» сионизма заключается в том, что он не осуществляет формальную власть – связанную с обязанностями службы, защиты, принятия и выполнения гарантий и т.п. Но он хочет осуществлять фактическуювласть – связанную с правами брать, что понравится, в любой момент, в любом количестве, и ничего взамен не отдавая. Здесь экономические корни конфликта между мировой сионистской империи (долларовой) – и национальных властей всех стран и народов (кроме, может быть, Израиля, да и то – как посмотреть).
        Сионистская империя ФРС и совмещённых с нею привилегированных банков хочет всем владеть – но при этом владеть "безвозмездно", перевалив все необходимые расходы и тяготы государственной службы (служебные функции управления) на национальные власти. Получается, что на госвласти оказывается куча обязанностей – и никаких прав. Госвласти должны как-то исхитрится поддерживать порядок, выплачивать социальные гарантии, защищать территорию, организовывать управление, функционирование инфраструктуры, развитие, культуру – но без собственных условных знаков на блага территории! Всеми благами территории распоряжаются печатники доллара – но формально они на данной территории никто. А потому с них никто ничего спросить не может! Спрашивают с тех, кто формально обязан (законом) «блюсти и крепить» - и обнаруживают, что те безрукие и беспомощные.
        Чем им оплачивать аппарат «блюдения» и крепёж? Они же просто побираются перед печатниками долларов: за всё в ответе, вплоть до плахи и петли, но при этом марионетки, сами ничего делать не могут, инструмента нет – делать хоть что-нибудь!!! Именно поэтому в сентябре 2017 года президент Венесуэлы Николас Мадуро в ходе выступления в Конституционной ассамблее страны заявил о намерении создать мировую валюту, которая могла бы послужить альтернативой доллару. Для этой цели Мадуро призывает создать сразу и новую международную платежную систему, и валютную корзину.
        Лидер Венесуэлы убежден, что новая валюта вместе с йеной, рупией и юанем сможет «освободиться от тисков доллара». Мадуро также выразил уверенность, что таким образом поможет Венесуэле и другим странам избежать давления и империалистических санкций, связанных с долларом. Он пояснил, что американская валюта «душит» Венесуэлу. О чём речь? Формально США ввели санкции против Венесуэлы. Но что такое санкции по-честному? Это когда страна (США, например) не поставляет свои товары в другую страну (например, Венесуэлу). Таких товаров США в Венесуэлу давно уже не поставляют, потому что США давно уже ничего реального не производят.
        Поэтому речь идёт не о собственных товарах США. Речь идёт о разрыве цепочек обмена в рамках разделения труда как внутри Венесуэлы, так и в мировом масштабе. Используя власть доллара, как платёжного средства, США могут «выбросить» страну из товарооборота, парализовав как мировые поставки в эту страну, так и производство (обмены) внутри данной страны. Ведь если у тебя есть армия – у тебя есть власть. Но если при этом у тебя нет денег – то у тебя скоро не будет и армии, и вообще никакой организованной силы. Ну, элементарно: и патроны денег стоят, и кормить солдат (полицейских, иных силовиков) нужно. А если они разбредутся сами себя кормить – то это раздражающая население стихия мародёрства, грабежа, да и какая же у вас армия – если она разбрелась?
        Получается: формальное право отдавать приказы армии, полиции, спецслужбам – у одних лиц. А содержание армии, полиции, спецслужб – в руках совсем других лиц. Ответственность за государство и население – у одних лиц. Имущество и благосостояние государства и населения – под контролем совсем других лиц. Финансовая долларовая власть – с одной стороны, верховная, с другой – невыборная, неподконтрольная, неподотчётная никому, кроме самой себя. Она фактически высшая, а юридически - её... нет! В итоге создают экономические катастрофы анонимные банки и «инвесторы» - а отвечает за экономические катастрофы Николас Мадуро!
        К нему у населения претензии – почему нет товаров в магазинах и такие бешеные цены? Мадуро справедливо считает такое положение дел неприемлемым.
        То же самое – но гораздо более осторожно, с более тщательной подготовкой – считает и В. Путин (как мне кажется: До Венесуэлы об отказе использовать доллар в торговле нефтью (с переходом на расчёты в юанях, рублях и евро) заявлял Иран. РФ же не заявляет, а делает: на московской и петербургской биржах уже проводятся тестовые торги нефтью в рублях. «Нефтедоллар» стремительно теряет свой нефтяной статус. Недавно созданный банк БРИКС также будет осуществлять кредитование не в долларах, а в национальных валютах ). Дело это очень сложное: отказаться от знаков тех, кто присвоил себе право распоряжаться ёлками на твоей территории – вовсе не одноразовый акт, а сложная и многомерная, на годы растянутая процедура. ФРС США всегда пользуется своей возможностью дестабилизировать ситуацию в экономике «вассальных» стран – и порой играючи свергает формальную власть (феномен Януковича). Те, кто работает за доллары, оплачивает долларами нужные товары и кредиты – плевать хотели на ими же самими избранного «Йагупопа 17-го»: как избрали, при скупке голосов, так и прокатили – раз голоса теперь покупает другой кандидат…
         Понятно, что колоссальная сила, аппарат и инструментарий всемирной сионистской «газообразной» (т.е. не существующей в твёрдом континентальном или жидком морском виде) империи – не в один день складывались и возможность воздействовать на все процессы в обществах «туземцев» у них отработана хорошо. Тем не менее, избавление от финансовой кабалы-каббалы для человечества единственный шанс выжить и сохраниться. Безответственная власть, забравшая себе только права и льготы, а все обязанности и нужды переложившая на формальных ничтожеств – паразит планеты. Она жрёт и ресурсы и человечество, калечит человечество и физически, и морально. Можно сказать, что она сохраняет себя – убивая мозг человечества. Поэтому тут противостояние носит самый решительный характер, а ставки в игре – невообразимо высоки.
       Надеюсь, что скажу истину завтрашнего дня: НАШЕ ДЕЛО ПРАВОЕ, ПОБЕДА БУДЕТ ЗА НАМИ!
       Все народы, имеющие честь и достоинство, желание жить и видение перспективы так или иначе противостоят инфернальному долларовому глобализму и всевластию «приватизаторов планеты» - ФРС США. Варианты противостояния разные: русский, латиноамериканский, исламский, северокорейский и др. У каждого варианта свои недостатки. Российский путь, очевидный в политике Путина – слишком медленный и раздражает патриотов медлительностью. Патриоты не могут понять, почему так долго «телится» власть, и почему между необходимыми решениями проходят порой годы и годы? Точно так же современники не понимали стратегии князя Ивана Калиты, который, собирая земли и силы, оставался вассалом Орды и не рвал с ней формальной зависимости… Необыкновенно энергичный вариант всем нам симпатичной боливарианской революции (связанной с именами Чавеса, Мадуро, Моралеса и др.) – имеет достоинство скорости и решимости. Но он столкнулся с коллапсом национальных экономик и параличом хозяйственных связей.
       Америка ещё раз доказала, что умеет мстить, и особенно эффективно мстит исподтишка. Главное оружие ФРС США – рассчитываемое в долларах мировое разделение труда. Прекращение поставок из-за рубежа грозит хозяйственной катастрофой любой стране (и РФ, конечно, тоже). Единственные, кто подготовился – КНДР. У них «все свои, всё своё». Взять их прекращением поставок невозможно. Но расплата за эту выключенность из мирового разделения труда – недостаточно высокий материальный уровень жизни. Маленькая территория не может конкурировать с большой.
       Раскрыть механизм долларового шантажа и противостояния ему призвана эта моя работа: Вначале человек всё делал сам. И жил очень бедно. Затем человек включился в разделение труда. Разделяя труд, он стал жить всё богаче и богаче. Перед ним открылись потребительские возможности, горизонты – немыслимые для представителя натурального хозяйства. Так появился человек, который живёт богато. Но он заплатил за изобилие «ништяков» одним сперва незаметным «минусом»: он стал зависим от поставок, идущих через тысячи и тысячи километров, порой с других континентов.
       Это не сразу случилось. Если бы вы в 1913 году (раньше уж и не говорю!) посоветовали бы крестьянину не выращивать ничего, кроме горчицы или укропа, и даже хлеб покупать в сельмаге – он счёл бы вас сумасшедшим. Вначале зависимости от поставок не было. Потом она возникла в лёгкой форме: ну, не подвезут ситчику, ладно, заменим своим домотканым полотном… Но ситчик подвозили снова и снова, искусство производства домотканого полотна было безнадёжно потеряно, как и искусство плетения лаптей из подручного материала, из соседнего леса… И мы пришли к ситуации, когда действительно, человек СМЕРТЕЛЬНО зависим от внешних, удалённых поставок. Он зависим от них так же, как конченный наркоман от наркотиков. Ситуация с поставками достаточно динамична, «эта эра заходила в двери, головой не задевая о косяк».
       Ещё в 1980-м году, на закате СССР очень и очень многие с крестьянской сноровкой умели сами сделать ремонт, сами мастерили мебель, своими руками строили дома на садовых участках от фундамента до кровли. Большинство выращивали широкий спектр продуктов в подсобных хозяйствах, имели личные овощехранилища (в подвалах многоквартирных домов) – где самые разные пищевкусовые продукты могли хранится до нескольких лет включительно. Большинство семей варило варенья, солило соленья, мариновало маринады, делало собственный квас, собственную окрошку и многое другое. Рыбачили, охотились, собирали грибы, ягоды, делали иные натуральные заготовки...
      Если мы сравним традиционную семью из 1980 года с современной семьёй, то несмотря на то, что времени прошло совсем немного – зависимость семьи от внешних поставок критически возросла. То есть, конечно, городская семья 1980-го года тоже не выжила бы одна в тайге, как староверы Лыковы… Зависимость от внешних поставок была очень велика и в брежневские годы. Теперь же она просто зашкаливает. И делает человека марионеткой, шутом гороховым, беспомощной игрушкой в руках тех, кто КОНТРОЛИРУЕТ ПОСТАВКИ. Они, подобно греческим мойрам (Первая, Клофо, прядет нить жизни; вторая, Лахезис, определяет судьбу жизни; третья, Атропа, т. е. неизбежная, обрезает нить, когда считает правильным…), держат жизнь человека на ниточке и периодически срезают её ножницами…
      Менее чем за 100 лет (если считать от 20-х годов ХХ века) мы пришли к ситуации, которая показалась бы помянутому нами крестьянину 1913 года чудовищной нелепостью: - как если бы ему предложили за хорошие деньги, с высоким уровнем жизни – выращивать только горчицу. Или только укроп. Или петрушку. И ничего больше: «остальное подвезём, зуб дадим, остальным обеспечим!» А если однажды не подвезут – ты остаёшься с огромным ворохом горчицы или укропа на руках, и можешь ими обожраться сто раз кряду, но это не очень утоляет голод… Речь не только о горчице или укропе. Профессор музыки остаётся с огромным ворохом несъедобных нотных тетрадей, астроном – с шикарной оптикой, дорожник с катком-асфальтоукладчиком – и кушайте всё это на здоровье! Вначале, когда человек жил бедно – он держал свою судьбу в своих руках, насколько это вообще возможно для человека. Потом человек зажил ни в пример богаче, покупая молоко в молочном отделе за деньги. А не в собственном коровнике за травку.
       НО ТАКОЙ ПРИВЫКШИЙ СЛАДКО ЖРАТЬ ЧЕЛОВЕК ОКАЗАЛСЯ БЕСПОМОЩЕН ПЕРЕД ШАНТАЖОМ! Это было не очень опасно, пока был жив социализм – как система обобществлённого производства и распределения. Фактическая зависимость "человека узкопроизводящего" компенсировалась юридическими гарантиями его гражданских прав. То есть технически его уморить голодом легче лёгкого (с его укропом и ничем, кроме укропа) – но закон такое запрещает, система следит, чтобы этого не случилось.
       Моя мысль не нова (я много о ней писал и раньше): необходимость социализма вытекает из расширения разделения труда. Критическая зависимость человека от поставок – должна смягчатся гарантиями этих поставок. Иначе контролирующие поставки (ФРС США, печатающая мировые деньги) – могут делать с человеком, чего захотят, подвергая его самым разнузданным и диким формам шантажа. Ведь капитализм (и в этом его главное отличие от социализма) не содержит гарантий оплаты труда. То, что ты трудился – ничего не значит. Важно продать продукт своего труда – иначе тебя оштрафуют за труд (производитель ненужного товара может уйти в убытки – то есть труд сделает его по итогам беднее, а не богаче). В этом сила и гибкость капитализма – но в этом и формула его катастрофы, принимающей по мере его торжества, глобальный характер… Эволюция "человека экономического" предстаёт перед нами в таком виде: - Был человек бедный (натуральное хозяйство) - Потом человек богатый (разделение труда) - В итоге возник человек никакой – то есть игрушка в руках шантажистов, лишённая возможностей любого, даже самого нищенского, выживания собственными силами и собственной волей.
      «Человек никакой» - вообще живёт на белом свете по доверенности. И только до тех пор, пока он нужен долларовой системе распределения мировых благ и ресурсов. Став этой системе ненужным, он умирает, и далее используется в качестве удобрения, потому что больше его использовать ни для чего невозможно. Должен подчеркнуть, что в любой системе люди делятся на три группы (а не на две, как в марксизме).
       Первая группа – люди с высоким статусом.
       Вторая группа – люди с низким статусом.
       Третья – лишние люди. Марксизм наивно сводил всю жизнь к борьбе угнетателей с угнетёнными, не замечая общей борьбы всех ЗАНЯТЫХ против изгоев-лишенцев (в этой борьбе угнетатели и угнетённые союзники).
       То есть человек с низким статусом имеет негодование на человека с высоким статусом, но в то же время (через обладание статусом) – он в доле. Да, его доля не львиная, не завидная, но она есть. Поэтому он заносчив с человеком без статуса и враждебен к человеку без статуса (и не без основания видит в лишенце опасную замену себе на месте с низким статусом). Социальная система выстраивается так. Допустим, имеется Евросоюз, как организация интегрированных с разными статусами членов. Этой системе со стороны:
       а) люди с высоким статусом не нужны вообще никогда;
       б) люди с низким статусом иногда требуются – и тогда принимаются, кооптируются в состав.
       Чужак на роль начальника не нужен никому, даже племени мумба-юмба. Кому командовать, кому руководить, кому другими помыкать – найдётся всегда. Чужак на роль ассенизатора, может быть, иногда и требуется: если свои нос от такой работы воротят, и не хотят ею заниматься – иногда есть смысл взять со стороны гастарбайтера… Но в чём ключевая ошибка марксизма? Иногда – не значит всегда. Марксизм абсолютизировал потребность угнетателей в низшей рабочей силе, хотя уже во времена Маркса техника серьёзно шагнула вперёд, а опыт английских огораживаний, заменявших целую деревню пахарей одним пастухом – мог бы многое подсказать. Низшая рабочая сила уже в XIX веке требуется лишь иногда, и в строгом лимите.
       Уже в XIX веке система не в состоянии переварить неограниченного наплыва рабочих рук. Тем более это свойственно ХХ веку, и втройне – XXI веку. Все три века идёт один и тот же процесс: пролетариат (включая и сельский) – сжимается, из большинства населения превращаясь в меньшинство. Группа рантье, приоритетных получателей земных благ, несколько растёт, но не очень сильно. А кто растёт стремительно? Бешеными темпами растёт число НИКОМУ (кроме себя самих) НЕ НУЖНЫХ людей, лишенцев, изгоев, люмпен-пролетариата. Борьба с лишенчеством требует: - Или выдумывания новых профессий, сфер занятости, чем активно занимался СССР и чем сегодня занимается путинская экономика. - Или борьба с лишенчеством обернётся геноцидом (основной сценарий рыночного глобализма). Раз люди не нужны в системе, то системе их и кормить незачем. А сами себя они кормить разучились, и давно…
       Их бросят – они и помрут. А что ещё они, по-вашему, смогут сделать, когда их выбросят с корабля современности?! Переучиться на новую профессию? Так эти новые профессии нужно создавать! Потому что старые-то профессии, я же вам объясняю, все заняты под завязку, и с солидным кадровым резервом…
       Другая сторона геноцида, не менее страшная: когда рабочих рук слишком много, а мест как сегодня в сырьевых экономиках – работодатель начинает снижать цену труда. Лишенец рад любой работе, даже с самой нищенской оплатой. А раз так – зачем платить больше? Зарплаты снижаются до прожиточного минимума, а на искусственно создаваемых рабочих местах – проваливаются ниже прожиточного минимума. Ведь люди, трудоустроенные в рамках латентной благотворительности режима (на какие-нибудь места клерков в малопонятных и никому не нужных конторах) – системе не нужны. А потому даже прожиточный минимум им платить не обязательно: помрут, туда и дорога, меньше ртов на государстве висеть будет!
        То есть: глобальная экономика есть система, в которой огромное множество лишенцев и огромное множество работающих за мизер лиц с минимально-низким статусом. Одно с другим неразрывно связано: из ненужных, умирающих людей – легко навербовать покладистых и неприхотливых рабочих, если в том есть нужда. Так через разделение труда мы вошли в ситуацию, когда стали «никакими людьми» (все, кроме Северной Кореи с её автаркией) – убить которых (или заставить под любую дудку плясать) – всего лишь ниточку дёрнуть.
        Я не хочу, чтобы мою статью приняли, как апологетику натурального хозяйства и автаркии в стиле КНДР (хотя устойчивость Кимов поразительна и вызывает уважение). Человек, который покинул разделение труда – неизбежно проиграет по техномическим (крупногабаритное оборудование имеет смысл разрабатывать, закупать и устанавливать, использовать только при сверхкрупных сериях производства. Иначе оно никогда не окупит своей разработки и внедрения) , организационным (человек, занятый множеством дел, вынужден постоянно прерываться, переключатся с одного на другое. Умея делать всё – он не достигает совершенства ни в одном деле, и в итоге умеет «всё, но всё плохо») , маркетинговым (если потребление продукции невелико – то нет смысла стремиться к резкому увеличению производства, излишки просто некуда будет сбыть, и они из прибыли станут убытками (например, сгнив и спустив в никуда собственную себестоимость) критериям. Слабое развитие разделения труда – это всегда жуткая нищета и страшная дороговизна (давно известно, что самой низкой себестоимости товара можно добиться на фабрике, которая выпускает этот товар одна на всю планету.
       При гигантских объёмах производства себестоимость отдельного, штучного товара стремится к нолю) необходимых для жизни благ (под «дороговизной» я имею в виду низкую доступность блага лично человеку). Бытовых благ и удобств мало, они низкого качества (недаром ругаются словом «доморощенные»). Однако, понимая эту угрозу – нельзя закрывать глаза и на другую: глобализм вовсе не добрый дядюшка, пришедший с мешком дармовых подарков. Он скорее педофил, заманивающий в тёмную подворотню доброй улыбкой и мешком «ништяков». И не на хорошие дела он в эту тёмную подворотню вас конфетками заманивает…
       Смысл такого понятия, как «демпинг» заключается в трёх стадиях:
       1. Выброс товаров по сверхнизким ценам
       2. Разорение конкурентов
       3. После ликвидации всех конкурентов – монополизация рынка и сверхвысокие цены на свою продукцию.
       Глобальная рыночная экономика с долларом и евро – это демпинг в планетарном масштабе, тотальный, сверхмаштабный демпинг. - Вначале мы дадим вам голландский сыр, лучше и дешевле вашего пошехонского… - Потом дождёмся, когда пошехонский умрёт… - А потом мышеловка захлопнется, и мы будем из вас верёвки вить… Допустим, мировая долларовая система недовольна поведением России и её национальной власти. Или боливарианской революцией в Латинской Америке. Или неграми Габона – неважно кем. Схема подавления всегда одна и та же. А именно: прервать поставки, расчленить тот конвейер, по которому нужные блага едут в страну, и выезжают из страны на обмен.
       Скажем, уронить цены на нефть, и покупать её в других местах[6] (или даром брать, как в оккупированном Ираке). Но дело же не в нефти! Если нужно будет наказать условных негров Габона, а у тех основной экспортный продукт – какао-бобы, то долларовая система уронит цены на какао + начнёт покупать какао в другом экваториальном месте. Мало ли таких мест на экваторе?! А вы – скажут неграм – жрите своё какао, у вас его много! Или (скажут венесуэльцам) – пейте свою нефть, она калорийная! Возразить такой «предъяве» очень и очень трудно.
        В очередной раз это доказывают проблемы боливарианской революции в Латинской Америке: экономика Венесуэлы сброшена в хаос, о чём западные политики говорят с плохо скрываемым авторским самодовольством. «Они себя плохо вели – мы их наказали». Такое чувство, что это не люди говорят о людях, а цирковые дрессировщики – о своём зверинце. Экспорт нефти из США вырос до рекорда (05.10.2017) - почти до 2 млн баррелей в сутки. Федеральный закон долгое время запрещал поставки сырой нефти на все рынки, за исключением Канады. Он действовал 40 лет до того момента, как был отменен в конце 2015 г. Уже в 2016 г. размер экспорта составил 600 тыс. баррелей в сутки. США по-прежнему остаются основным покупателем иностранной нефти, приобретая около 7,2 млн баррелей в день у таких поставщиков, как Канада, Саудовская Аравия и Венесуэла. Тем не менее, экспорт США создает проблемы для ОПЕК и ухудшает перспективы соглашения ОПЕК.
        Дальнейший рост экспорта может ударить по ценам на нефть и не дать сбалансировать рынки к апрелю 2018 г., когда закончится действие соглашения ОПЕК. Поэтому, скорее всего, соглашение будет расширено или хотя бы продлено. Администрация Трампа одобрила увеличение поставок и приняла стратегию «энергетического доминирования» Америки, поэтому ожидать смягчения ситуации не стоит. Более того, Белый дом поощряет увеличение экспорта на все рынки, включая Азию. Капитализм — единственный путь к процветанию, заявил министр финансов Британии Филип Хэммонд 2 октября, выступая перед общественностью в Манчестере, сообщает Reuters. Так Хэммонд ответил на заявления Лейбористской партии, предлагающей перейти от рыночной к более централизованной экономике. По его словам, представители лейбористов хотят навязать пятой экономике мира «социалистические фантазии», которые были замечены на Кубе, в Венесуэле и в Зимбабве(?-ЭиМ).
       Лидеры лейбористов, по его словам, «открыто заявляют о своих стремлениях снести успешную современную рыночную экономику и заменить ее изжившей себя социалистической фантазией с сотнями миллиардов дополнительных долгов, которые придется платить будущим поколениям». Опасен ли шантаж Запада? Ответ в самом вопросе: если бы шантаж не был опасен, то он не был бы и шантажом.
       Овладев мировыми потоками необходимых людям поставок, доллар и евро (точнее, стоящие за ними правящие заговоры) удерживают все национальные правительства на коротком поводке. Золото — это «актив войны», оно выигрывает в цене периоды геополитической напряженности: обмена ядерными угрозами между США и КНДР было достаточно, чтобы за лето оно подорожало на 25%. Золото интересно суверенным странам на случай жестких финансовых санкций: физические слитки невозможно арестовать, как, например, валюту, которая хранится в зарубежных ценных бумагах(!!!-ЭиМ). 
       Положение национальной власти незавидно: формально она имеет полномочия вывести в поле армию, но фактически ей эту армию нечем будет там вооружать и кормить, потому что поставки – в руках наднациональной, высшей, финансовой власти. Кто и сколько материальных благ получит – или не получит – решается уровнем выше суверенного. Производя часть необходимого продукта, которая вне окончательной сборки – ничто и не стоит ничего – всякий участник разделения труда оказывается в ловушке тотальной зависимости от КОНТРОЛЁРА СБОРКИ.
       Это касается как отдельного человека, заложника в каменном мешке мегаполиса, так и государства, народа. Во-первых, ему могут прекратить поставки недостающих частей. Во-вторых, производимую им для общей сборки часть – заказать в другом месте. Два таких молниеносных удара – и во всех городских магазинах исчезают продукты (в августе 2017 года США начали тотально препятствовать расчетам правительства Венесуэлы и государственной нефтяной компании с покупателями по всему миру.
       Это осудили правительства Латинской Америки и МИД России. По сути, международная платежная система, выстроенная на долларовых обменах, в режиме заговора исключила из себя целую страну!) , национальные деньги превращаются в макулатуру (в сентябре 2017 года в Венесуэле начались перебои поставок лекарств из-за американских санкций. Президент страны Николас Мадуро подчеркнул, что финансовые средства на закупку медикаментов у Венесуэлы есть, однако американский Citibank не принимает венесуэльские деньги, направленные на покупку 300 тысяч доз инсулина. Кроме того, по словам Мадуро, из-за американских санкций в стране произошел сбой поставок продуктов питания, а у венесуэльских спортсменов возникли проблемы с покупкой авиабилетов) , производства останавливаются и т.п.
       Если бы Путин делал то, что он делает сейчас в 2004 или даже в 2008 году – он был бы сметён быстрее Януковича. А кризис нам бы организовали посильнее, чем у Мадуро – у нас климат суровее… Для настоящего противостояния шантажистам – нужны настоящие силовые опоры и особые возможности. Если их нет – то лучше не начинать спор. Вызывать на бой того, кто заведомо сильнее тебя – глупая авантюра. Многие годы, смиряясь с унижением нации и выплачивая Орде огромную дань (напомнить, сколько РФ вкладывает в долларовые ценные бумаги по сей день?) – Москва копила силы, собирала землю после неофеодальной раздробленности, с ноля (и втихаря) воссоздала разрушенную в 90-е армию, выполнила 5 из восьми приоритетов продовольственной безопасноти. 5 из 8!
       Есть ещё над чем работать (например, мы фатально зависимы от ввоза посевных материалов и т.п. Отрежут – голод начнётся). Москва – уплачивая дань покупкой пустышек – долларовых облигаций, параллельно покупала и золото. Ныне банк России резко увеличил скупку золота в международные резервы на фоне обострения отношений с США, которые готовят меры по радикальному ужесточению санкционного режима. За январь-сентябрь ЦБ РФ приобрел 4,2 млн тройских унций золотых слитков рыночной стоимостью 5,3 млрд долларов, следует из статистики регулятора.
       Скорость, с которой пополнялся золотой запас, стала беспрецедентной за всю постсоветскую историю страны. Объемы скупки на 15% превысили показатель за тот же период прошлого года и более чем вдвое — уровень до введения санкций. По оценке Всемирного совета по золоту, после присоединения Крыма, начала конфликта в Донбассе и резкого обострения отношений с Западом Банк России скупает по 100 тонн драгметалла за полугодие — больше, чем все остальные ЦБ мира вместе взятые. В российские резервы уходит каждая восьмая унция, добытая на планете. Сейчас Россия занимает 7-место в мире по золотому запасу, но если темпы скупки сохранятся (по 50 тонн в квартал), то уже в середине следующего года она сможет обойти занимающий 6-ю строчку Китай, у которого в резервах 1842 тонны.
         Собрав силы – можно будет дать и Куликово поле. Точнее, оно уже дано (Крым) – но после Куликова поля до Угры иго длилось около 100 лет. Лихая же кавалерийская атака, которую устроил Мадуро в Венесуэле… Будем надеяться, что храбрецу повезёт, смелость города берёт! И всё же это слишком большой риск, а рычагов вышибания почвы из-под ног у США пока ещё слишком много. Посмотрим, как Мадуро выкрутится – и не зальют ли кровью дорогую нашему сердцу боливарианскую революцию…
                                                                                                                                                                               В.Л. Авагян