Шаблоны Joomla 2.5 здесь: http://joomla25.ru/shablony/
Печать

Февральский дворцовый переворот

Автор: Тимченко Сергей Иванович. Опубликовано в НОВОСТИ

    „Февральский дворцовый переворот”. 
Как царя предали семья, церковь, купечество и будущие „белые”. И почему их „потомки” проповедуют нынешний „культ Николая II”.
      В ельцинский период отношение к событиям 1917 г. было однозначным – Россия в тот период развивалась семимильным шагами, империя двигалась к победе в Первой мировой, и одним из прогрессивных витков развития стал Февраль. Переворот привел к власти честных и образованных людей, они решали, будет ли путь у России республиканский или есть возможность сохранить монархию по британской схеме „царь правит, но не управляет”.
       Хоть в том дискурсе царь оставался фигурой положительной и трагической, но согласно постперестроечному мышлению – в феврале к власти в России пришли, наконец-то, демократы-либералы, и до процветания оставался буквально шажок...
       Но тут, спустя восемь месяцев прогресса, как черт из табакерки, выпрыгнул Владимир Ильич, и понеслась птица-тройка к пропасти коммунизма. Понять, почему в ельцинский период „Временное правительство” приобрело исторический ореол мессианства, несложно – именно с ним себя и ассоциировала „демократическая власть", которая „наконец-то вернулась". Так родовой травмой Российской Федерации стал миф о Прекрасном Феврале с белогвардейщиной и монархизмом.        Акценты за 25 лет сместились, теперь трактовка Февраля не такая патетическая - все же государственный переворот-с! Но и „белые", и эмигранты, и церковь – те, кто поддержали Февральский переворот, – остались по привычке положительными персонажами драмы, разыгравшейся сотню лет назад. Удивительно в унисон о Российской Империи поют хвалебные гимны сегодня силы в 1917 г. разобщенные – и те, кто свергал царя, и те, кто просто не мешал, но „оставался в душе монархистом".
      Так в 2017 г. история страны получила биполярное расстройство общества. Ситуация на момент последнего месяца монархии в России сложилась нелегкая – февраль был узлом заговоров и интриг, во многом потому, что, стоит уже признать - Николай мало у кого вызывал симпатию – даже у своих родственников. „В царской фамилии тоже были антиниколаевские настроения и настроения против императрицы. Возникло такое явление, которое в истории называется „великокняжеская фронда”. Великие князья действительно были бы не прочь, если бы не монархию убрали а убрали Николая II c супругой, это отвечало их интересам.
       Церковь отреклась от Николая II – она поддерживала все, что происходило". Мы не совсем верно называем это Февральской революцией - на самом деле, это был дворцовый переворот. Многие события февральских дней нельзя считать случайностью, стихией, было много продуманного заранее – например, начались проблемы со снабжением Петрограда хлебом, но при этом хлеб был. Каким-то образом, по замечаниям исследователей, - вроде бы, незначительная деталь, - мобилизовали на фронт всех хлебопеков города. Путиловский завод восстал. Социальное недовольство в своих целях использовали и оппозиционеры, и родственники царя - они давно мечтали видеть на троне малолетнего Алексея с регентом из их числа. Царь уже не пользовался любовью народа, скандалы с Распутиным, подозрения, что царица связана с Германией, сделали свое дело – против Николая была развернута информационная война, которой царь значения не придавал – какая разница, что думает этот как его народ.
       Что серьезней - его решения критиковались и генералитетом, второй слой многоуровневого заговора – заговор генералов (Рузский, Алексеев). Эти две силы – военные и родственники – просто хотели убрать царя, но речи об упразднении монархии не вели.
       Радикальней, хоть и ненамного, были думцы – они видели Россию либо республикой, либо конституционной монархией (видели смутно, застилала глаза простая жажда власти и наживы, тщеславная мечта многих поколений – свергнуть самодержца). Стоит упомянуть, что практически все поголовно политические деятели Думы были масонами, так что можно назвать этот третий уровень – масонским заговором. Как рассказывает историк Андрей Фурсов, в январе 1917 г. масонским организациям Петрограда была дана директива составить списки людей, которые попадут во власть - потом эти люди и оказались во Временном правительстве.
       И, наконец, четвертый пласт заговора, о котором стали много говорить уже в наши дни, - это заговор союзников. Сегодня именно на подлых иностранцев и перекладывают бОльшую часть ответственности за внутренний переворот и революцию. И таки да - британцы и французы использовали Российскую Империю как таран, чтобы бороться с такими же точно, как она, империями Германской и Австро-Венгерской. Наверное, тогда и стоило бы задуматься, почему у твоих союзников другой политический строй, а ты борешься с точно такими же империями, нет ли здесь подвоха? Большой ошибкой Николая было вступление в эту войну. С одной стороны, союзникам нельзя было никак допустить, чтобы Россия из войны вышла, с другой – выиграть она тоже не могла.
       Посол Великобритании Бьюкенен, по словам современников, вел себя крайне нагло и даже намекал, что Николаю не место на троне. Любой другой самодержец выдворил бы из страны такого дипломата, но это не в привычках Николая - конфликтовать по пустякам. Во время войны британское посольство было центром сбора и оппозиционных сил, на все это охранка смотрела сквозь пальцы, продолжая „побивать" свой народ за стачки. Удивительно, как Николай плясал под дудку англосаксов. Смирение и мягкость сделали ему славу великомученика вполне заслуженно. Собственно, эти качества и привели его на свой собственный эшафот в Екатеринбурге.

      Кстати, если говорить про британцев, брат Николая, так удивительно на него похожий внешне, Георг V осмотрительно не принял венценосную семью родственника в Англии, хотя прошение такое было. И только тогда Романовых отправили в Тобольск и далее..
      Народ уже не обожествлял царя и откровенно ненавидел царицу - во многом сказывалась та самая информационная война, развернутая оппозицией, муссировавшиеся слухи о том, что царь - подкаблучник и просто делает то, что диктует ему жена-немка, сплетни, что царица в сговоре с немцами, что она подчинена воле Распутина. Многое из газет и слухов, конечно, было неправдой. Но нет дыма без огня.
       „Царь и его жена объявлены святыми – а почему у них при дворе крутились какие-то странные оккультисты? Папюс, мэтр Филипп, какой-то австрийский астролог, я уже не говорю про этих непонятных юродивых, гадалка Гриппа, Бадмаев, Матрена-босоножка, Ника Казельский, странник Вася Босоногий. Что это такое? Даже сейчас у нас нельзя такого представить - что какой-то Вася „босоногий странник" будет даже пусть перед нашим премьер-министром Медведевым „ясновидеть", каким бы ни был Медведев чудаком. А тут – все знали, все это видели, это же не скрывалось, - рассказывает историк, писатель Александр Колпакиди. - Распутин, конечно, оболганная личность, но почему было бы сразу его не убрать, не прекратить все эти слухи? Почему надо было его держать? Почему надо было доводить дело до убийства? Почему нельзя было даже в этом мелком вопросе пойти навстречу общественному мнению? Почему надо это ослиное упрямство проявлять? А в результате - привести страну к краху и семью свою погубить".
       Морис Палеолог, посол Франции в Российской Империи, писал в своем дневнике, что самые преданные слуги царизма и даже некоторые из тех, кто обычно составляет общество царя и царицы, начинают приходить в ужас от оборота, какой принимают события: „Так, я узнаю из очень верного источника, что адмирал Нилов, генерал-адъютант императора и один из самых преданных его приближенных, имел недавно мужество открыть ему всю опасность положения; он дошел до того, что умолял удалить императрицу, как единственное остающееся еще средство спасти империю и династию. Николай II, обожающий свою жену и рыцарски благородный, отверг эту идею с резким негодованием: „Императрица, - сказал он, - иностранка; у нее нет никого, кроме меня, для того, чтоб защитить ее. Ни в коем случае я ее не покину... Впрочем, все, в чем ее упрекают, неверно. На ее счет распространяют гнусные клеветы; но я сумею заставить ее уважать...”

      Мысли Николая II были сосредоточены в это время на своей семье, и его странное равнодушие к стране не осталось незамеченным историками. „Он был отличный семьянин, но он не годился на роль руководителя страны. Он все время думал о своей семье, нежели о стране. Он был странно равнодушный человек, как будто ущербный. Даже если почитать его дневники – страшно подумать, что этот человек за свою жизнь застрелил несколько тысяч кошек и собак.
      Дневники царя не поддельные. Он действительно после Ходынки написал: „Было душно". Он действительно и после Кровавого воскресенья дурацкую запись оставил. Подумайте, это кем надо быть, если он после Кровавого воскресенья встретился с рабочими и сказал: „Я вас прощаю”? Каждый раз, когда были крупные расстрелы рабочих, он каждый раз благодарил тех, кто расстреливал. Да, он был достаточно умен и образован, но он не годился на роль царя. И он тем самым погубил страну. Поэтому когда нам сейчас пытаются навязать монархию и всю эту галиматью, связанную с потомками Романовых – стоит вспомнить слова Черчилля, который сказал гениально: «Лучше, чем монархия, строя нет, но есть одна проблема – неизвестно, кто родится»".
      За год до февральских событий в верхах началась война, шла серьезная борьба в элитах. Это было противостояние между правительством (естественно, и Николаем II как главой государства) и оппозиционными силами. Под оппозиционными силами совершенно четко просматривается московское купечество, это московский финансово-промышленный клан, который был главным бенефициаром всех этих оппозиционных дел и имел политическую обслугу в лице кадетов и октябристов. Вот, собственно, к ним, к политической обслуге, и применим термин „либеральная оппозиция". „Эти люди пытались подвинуть правительство и Николая II, чтобы дотянуться до административного рычага, до управления страной. Это была мечта не одного поколения – сначала они хотели это решить через верноподданичество, через ползанье около трона. А теперь, когда они убедились, что эта тактика неэффективна, очень быстро встали с колен, стряхнули верноподданническую пыль и моментально погрузились в оппозиционное движение. Они стали собирать, координировать, финансировать все либеральные силы для того, чтобы ограничить монархию и правительство. Их конечная цель - для чего они ввязались в это - утверждение парламентской модели управления. То есть, когда Государственная дума не просто занимается законотворческой деятельностью, но и принимает на себя функции назначения всех министров - то есть, министры становятся подотчетными Думе, а не монарху".
      Ситуация усугубилась войной, которая шла уже 2,5 года. Николай считал, что победа поставит крест на всех брожениях в обществе, и потому самым важным видел успешное ее завершение, на март- апрель было назначено ключевое наступление на западном и восточном фронтах одновременно, и Николай хотел, чтобы наступление свершилось. Историки считают, что именно поэтому Николай отдал власть без единого выстрела, без кровопролитий и без борьбы - он написал отречение во многом потому, что совершенно безосновательно считал, что это пойдет на пользу армии. „Не то что Гучков или Шульгин потребовали написать отречение, он не очень сильно бы отреагировал на их настойчивые просьбы.
      Военная верхушка поддержала отречение, и главную скрипку в этой военной верхушке играл генерал Алексеев (активный участник Белого движения в годы Гражданской войны в России, один из создателей и верховный руководитель Добровольческой армии). Он настойчиво телеграфировал Николаю II, что ему надо обязательно выехать в Могилев, хотя императрица отговаривала от этого, учитывая, что в Петрограде напряженно - то есть, он его выманил туда. Многие историки считают, что отъезд Николая II – это был сигнал к началу переворота.
      Государь отрёкся от престола 2 (15) марта 1917 года. 8 марта Алексеев объявил ему: «Ваше Величество должны себя считать как бы арестованным»... Государь ничего не ответил, побледнел и отвернулся от Алексеева»; впрочем, ещё в ночь на 3 марта Николай II записал в дневнике, явно имея в виду и генералов Алексеева и Рузского: «Кругом измена, и трусость, и обман!».
      Эмигрировавшая в США и в 1986 году издавшая книгу: «Люди и ложи. Русские масоны 20-го столетия» Н. Н. Берберова утверждает, «что и М. В. Алексеев, и Н. В. Рузский были масонами и потому, естественно, стремились уничтожить историческую государственность России». Но в целом однозначного ответа на это утверждение другие исследователи не дают. Л. Г. Корнилов 7 марта лично арестовал в Царском Селе императрицу и детей Николая II. Алексеев в Могилёве сдал императора думскому конвою. Затем в Крыму заместитель Колчака (которого как раз в этот момент вызвало в Петроград Временное правительство) контр-адмирал В. К. Лукин руководил арестом находившихся там великих князей, в том числе одного из самых выдающихся представителей царской семьи Александра Михайловича. Как видно из указанных фактов, не большевики арестовывали царя, а его первый помощник М. В. Алексеев. В феврале 1917 года российские либералы уничтожили в нашей стране монархию, а английские либералы (правительство Англии) отказались принять Российского императора и обрекли его на смерть.
      А что касается наступления, оно было отсрочено и закончилось провалом, как мы знаем". Николай отправился в Могилев. В столице начались волнения, стачки, министр внутренних дел Протопопов проводит судорожно аресты, председатель Совета министров Голицын объявляет перерыв в работе Думы и Госсовета. 25 февраля Николай издает указ о роспуске Госдумы.
      Родзянко телеграфировал государю о том, что в столице анархия, стрельба, нужно составить новое правительство немедленно. „Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать”, - говорит Николай министру императорского двора Фредериксу. Николай ПОВЕЛЕВАЕТ прекратить беспорядки „недопустимые во время войны". ЗАВТРА ЖЕ. Видимо, он не совсем понимает, что происходит и что одним повелением никакого „завтра же" не будет. Тем не менее, 26 февраля войска в столице для разгона демонстраций применяют огнестрельное оружие – много убитых и раненых.
      Хотя расстрелами в николаевской России удивить народ было просто невозможно. „В это же николаевское время нигде, ни в одной стране Европы, не убили столько людей, сколько у нас. Приводят только цифру повешенных, казненных после революции – 1,5 тыс. - и сразу на Сталина разговор переводят. Вот в этом главная ложь. Назовите хоть одну страну Европы, где за эти николаевских четверть века казнили столько же людей – ни в одной. Почему такая большая цифра? Все думают, что это только повешенные и казненные, ну, и Ленский расстрел, и Кровавое воскресенье. Расстрелы были каждый год в огромном количестве: рабочих, демонстрантов, забастовщиков, крестьянские беспорядки – помалу, по 3-5 человек, и это было по всей стране - расстрелы-расстрелы-расстрелы. Карательные экспедиции после первой русской революции - вообще никто не знает, сколько тогда повесили так называемых „мастеровых". А что такое „мастеровые"? Это что, не люди? Для них это были не люди - быдло, скот".
      Руководители царской России, в том числе и царь Николай II, являлись личностями далёкими от созданных позднее образов. К тому же они оказались государственными деятелями, неспособными управлять державой. В качестве подтверждения вышесказанного рассмотрим отдельные поступки Николая II. За муки, которые принял Николай II и его семья, прощается ему всё, и мы обязаны всем сердцем сострадать ему, как мученику земли русской. Но в то же время, надо знать правду о нравах царя, о режиме. Имеется архивный фонд, в котором собраны рапорты полицейских чинов на вопиющую жестокость и противозаконность действий карательных экспедиций против крестьян. На этих рапортах пометки синим карандашом, сделанные рукой царя. Под каждой пометкой удостоверено каллиграфическим почерком: «Его императорским величеством собственноручно начертано» - и подпись начальника имперской канцелярии». Пометки царя представляют собой не распоряжения разобраться и привлечь к ответственности виновных, а позорные надписи и шуточки.
      Подобным же образом Николай II относился не только к крестьянам, но и к государственным деятелям. «Царь не ценил преданных России и самодержавию государственных деятелей, даже выдающихся... Из-за болезненно развитого самолюбия он не любил спорить. Как-то он сам признался: «Я всегда во всём со всеми соглашаюсь, а потом делаю по-своему». Генерал А. А. Мосолов, начальник канцелярии Министерства двора в 1900-1917 годах, писал: «Он увольнял лиц, даже долго при нём служивших, с необычайной лёгкостью. Достаточно было, чтобы начали клеветать, даже не приводя никаких фактических данных, чтобы он согласился на увольнение такого лица. Царь никогда не стремился сам установить, кто прав, кто виноват, где истина, а где навет... Менее всего склонен был царь защищать кого-нибудь из своих приближённых или устанавливать, вследствие каких мотивов клевета была доведена до его, царя, сведения».
      Протопресвитер армии и флота Г. Щавельский, находившийся в ставке при царе в 1916-1917 годах, оставил подробные описания того, как царь проводил свои дни в качестве главнокомандующего. Чтение их оставляет тяжёлое чувство. Видно, что революция, причём руками высших военных чинов, была неизбежна», - указывает С. Г. Кара-Мурза. Из приведённых примеров очевидно разложение правящего слоя царской России.
      В 1917 году в Росси была революционная ситуация не только по причине внешнего воздействия и деградации правящего слоя страны, но и по многим другим причинам. Россия к революции шла со времён Степана Разина и Емельяна Пугачёва. Бесправие и нищета крестьян и рабочих вели страну к революции. Об уровне нищеты народа свидетельствует, в частности, факт, констатирующий, что в царской России 40% прибывающих по призыву молодых ребят первый раз ели мясо в армии, потому что в этих семьях не было денежных средств достаточных для покупки мяса. Детям давали более дешёвую пищу. Как говорят: «Не до жиру - были бы живы». Несмотря на это, торговцы и помещики вывозили за границу зерно и мясо, фактически отнимая продукты питания у русских детей. Крестьяне в России вели общинное пользование землёй и принимали на себя обязательство в определённых случаях оказывать семьям общины помощь в обработке земли, выращивании сельскохозяйственных культур и сборе урожая. Рождались дети, образовывались новые семьи и на каждую семью, на каждого крестьянина приходилось всё меньше земли. Кроме материальной несправедливости, крестьяне постоянно переносили оскорбления и унижения, как со стороны помещиков и кулаков, так и со стороны государственных служащих. Немногочисленный по сравнению с крестьянством рабочий класс находился не в лучшем положении. Каждый день изнурительный труд за невысокую плату, которой едва хватало на содержание, как правило, большой семьи. Работали по 12 часов в сутки, без идеи, тупо, как скоты, и ничего в жизни не видели, кроме работы.
      И все вышестоящие, более обеспеченные горожане относились к рабочим неуважительно, с пренебрежением. Такое положение в стране не могло продолжаться очень долго. Если раньше крестьянин выращивал хлеб, растил детей, а дворянин, помещик служил в армии, проливал кровь, защищая Отечество и того же крестьянина, то в XX веке в царской России, освобождённые от обязательной военной службы помещики, купцы, владельцы заводов и фабрик, представлялись рабочим и крестьянам нахлебниками, в большинстве случаев ничего не создающими и не приносящими никакой пользы ни народу, ни государству. Напротив, при полуголодной жизни народа многие представители привилегированных сословий, в частности дворянство, выезжали за границу, устраивали там балы, тратили тысячи золотых, заработанных трудящимися рублей. Состоятельные люди, изощряясь один перед другим, пользовались только иностранными вещами, платя за них русским золотом. Такой огромный вывоз денег за границу приводил к ослаблению Российского государства и всё большему обнищанию народа. Отсутствие спроса отрицательно сказывалось на развитии отечественного производства. Уже давно элита дошла до такой степени неуважения к своему народу, его культуре, что между собой общалась только на французском языке. А если учесть, что большое количество помещичьих земель принадлежало иностранцам, то становится понятным, почему русские мужики жгли помещичьи усадьбы в 1917 году. Элитой была перейдена черта, дальше которой следует социальный взрыв.
       Ещё в 1905-1907 годах крестьяне начали борьбу за землю и волю. Надо отметить, что в тот революционный период крестьянство проявило поразительную организованность и культуру: в ходе уничтожения около 3 тысяч поместий (15% их общего числа в России) практически не было случаев хищения личных вещей и насилия в отношении владельцев и их слуг. Вот что пишет английский историк русского крестьянства Т.Шанин о насилии 1907 г.: «Поджоги часто следовали теперь особому сценарию. Решение о них принималось на общинном сходе, и затем, при помощи жребия, выбирались исполнители из числа участников схода, в то время как остальные присутствующие давали клятву не выдавать поджигателей... Крестьянские действия были в заметной степени упорядочены, что совсем не похоже на безумный разгул ненависти и вандализма, который ожидали увидеть враги крестьян, как и те, кто превозносил крестьянскую жакерию... Крестьянские выступления России оказались непохожими на образ европейской жакерии, оставленной нам её палачами и хроникёрами».
       Царское правительство в лице председателя совета министров и министра внутренних дел Петра Аркадьевича Столыпина пыталось проводить реформы, направленные на решение аграрного вопроса. Крестьянам предлагали землю в Сибири, в Средней Азии, давали ссуду, подворье, оплачивали проезд. Предлагали бесплатно землю в частную собственность. Предлагали, но не понимали, что не для русского человека жизнь на хуторе. А если что-нибудь случится с главой семьи: умрёт от болезни, погибнет? Как выжить одинокой вдове с детьми? А детей было по 5-10 душ в семье. В случае потери кормильца община посеет зерно на делянке семьи, соберёт урожай, привезёт в дом. Не умрут дети голодной смертью. А на хуторе? На хуторе в случае потери кормильца вся семья пойдёт по миру. Имели место и другие причины отсутствия у многих крестьян желания переселяться на новые земли. Переселение, конечно, шло, но не такими темпами, которые были нужны для решения вопроса безземельных крестьян и заселения территорий Российской империи. Реформа допускала выход из общины и получение земли в частную собственность без переселения на новые земли.
       Учёный С. Г. Кара-Мурза о реформах Столыпина пишет следующее: «Смысл реформ Столыпина был в превращении сословия крестьян - базы сословного общества России - в два враждующих класса, сельскую буржуазию и сельский пролетариат. Иными словами, предполагалось через «реформу сверху» преобразовать за кратчайший срок традиционное общество в современное, западного типа. Это - несравненно более глубокое потрясение, чем, например, преобразование традиционного общества царской России в традиционное общество советского типа». На это указывают и другие исследователи и историки. После убийства в 1911 году в Киеве П. А. Столыпина евреем с русской фамилией Д. Богров активное проведение земельной реформы прекратилось, и земельный вопрос в России не был решён не потому, что прекратилось осуществление реформ Столыпина, а потому, что для его решения надо было отменить частную собственность на землю, а на это, естественно, царский режим пойти не мог. Всего в период с 1907 по 1916 год из общин выделилось 22,7% от общего числа общинников. Многие из крестьян, выделившихся из общины, продали свои земли богатым крестьянам, в результате чего возникло кулачество, а продавшие землю стали батраками. Как указывалось выше, Столыпин и стремился создать на селе господ и батраков, по европейскому образцу, за что его во время перестройки и вознесли в ранг великого государственного деятеля.
       В отличие от крестьянина, созданного столыпинскими реформами, общинный крестьянин при царе не был батраком. Он был хозяином на своей земле. Реформа Столыпина не могла решить земельный вопрос, так как она поддерживала помещиков и формировала сельскую буржуазию – кулаков, что не соответствовало чаяниям крестьян. А Февральская буржуазная революция не могла реализовать свои замыслы в 1917 году, потому что в огромном сословном российском обществе слишком мало было людей, поддерживающих превращение страны в либеральное государство. В России в феврале 1917 года ещё не было почвы, на которой могли бы обильно взойти семена либерализма. Да и сами либералы чувствовали себя в России чуждым элементом. Совсем не так, как во Франции во время Великой Французской революции, в которой они показали своё истинное лицо. Столетия Запад обвиняет Россию в жестокости, а его верные слуги и в настоящее время всё наше великое прошлое представляют чередой злодеяний и непродуманных решений. Но достаточно сравнить нашу революцию с французской, чтобы убедиться, что Россия во все времена была самой мудрой и гуманной страной в мире.
      Английский мыслитель Томас Карлейль в свои юные годы непосредственно наблюдал последний период французской революции. В 1837 году он издал фундаментальное сочинение о французской революции 1789 года. «Карлейль стремился осмыслить бесчисленные чудовищные злодеяния французских революционеров. Затоплялись барки, чьи трюмы были набиты не принявшими новых порядков священниками; «но зачем жертвовать баркой? - продолжал Карлейль. Не проще ли сталкивать в воду со связанными руками и осыпать свинцовым градом всё пространство реки, пока последний из барахтающихся не пойдёт на дно?.. И маленькие дети были брошены туда, несмотря на мольбы матерей. «Это волчата, - отвечала рота Марата, - из них вырастут волки». Потом женщин и мужчин связывают вместе за руки и за ноги и бросают. Это называют «республиканской свадьбой»… Вооружёнными палачами «расстреливались маленькие дети, и женщины с грудными младенцами… расстреливали по 500 человек за раз…» И вот вывод Карлейля: «Жестока пантера лесов…, но есть в человеке ненависть более жестокая, чем эта». И образчик «предельной» (или, вернее, беспредельной) чудовищности: «В Медоне… существовала кожевенная мастерская для выделки человеческих кож; из кожи тех гильотированных, которых находили достойными обдирания, выделывалась изумительно хорошая кожа наподобие замши… История, оглядываясь назад… едва ли найдёт в целом мире более отвратительный каннибализм… Цивилизация всё ещё только внешняя оболочка, сквозь которую проглядывает дикая, дьявольская природа человека» - так завершает Карлейль.
       За четверть века (до начала Реставрации в 1814 году) Французская революция пожрала, по разным оценкам, от 3,5 до 4,5 миллиона человеческих жизней. Это может показаться не столь уж громадной цифрой, если забыть, что население Франции было тогда в 6 - 7 раз меньше населения России эпохи её Революции (и, следовательно, гибель 4 миллионов французов соответствовала гибели 25 -30 миллионов жителей России) и что в конце XVIII века не имелось тех средств уничтожения, которые «прогресс» создал к XX веку. Известный специалист в области исторической демографии Б.Ц. Урланис писал о жертвах Французской революции: «...этот урон был настолько значителен, что французская нация так и не смогла от него оправиться и... он явился причиной уменьшения роста населения во Франции на протяжении всех последующих десятилетий». И в самом деле: ко времени Революции население Франции составляло 25 млн. человек, Великобритании - 11 млн., Германии - 24 млн., а к концу XIX века соответственно: 38 млн., 37 млн., и 56 млн.; то есть население Германии выросло в два с лишним раза, Великобритании - даже в три с лишним, а Франции - всего лишь на 50 процентов…
        Я обратился к Французской революции, в частности, потому, что варварство Российской революции постоянно пытаются «объяснить» некой специфически «русской» жестокостью. Между тем… ежегодные пышные торжества в Париже 14 июля под звуки «Марсельезы» заслоняют чудовищные зрелища, разыгрывавшиеся перед тысячными толпами (гильотинировались и мальчики 13 - 14 лет, «которым, вследствие малорослости, нож гильотины приходился не на горло, а должен был размозжить череп»), и заглушают вопли людей, запертых в идущих на дно барках… Один из вождей Французской революции, Сен-Жюст, обращаясь к соратникам, дал формулу, ставшую своего рода законом: «Вы должны карать не только предателей, но и равнодушных; вы должны карать всякого, кто пассивен в республике», - написал В.В. Кожинов. Бог миловал Россию, и Февральская революция не нашла поддержки среди населения страны.
       Существует мнение, что Февральская революция была принесена в страну Западом, являлась инородным для России явлением и поэтому не нашла поддержки внутри страны. Такое мнение нельзя назвать ошибочным. Надо подчеркнуть, что все партии, выступающие против самодержавия, в той или иной степени финансировались Западом и имели одну первостепенную задачу – ликвидировать самодержавие в России. Вероятно, Запад считал, что в результате ликвидации самодержавия рухнет российская государственность и беззащитная Россия окажется в руках Запада. Но Россия и её государственность, выпавшие из рук самодержавия и Временного правительства, оказались не в руках Запада, а в руках большевиков. В результате Февральской Революции к власти пришло Временное правительство. Вдохновляемое международными элитными кругами, оно начало проводить во внутренней и внешней политике страны курс, соответствующий интересам Западных стран, прежде всего, Англии и США. Антанте не терпелось приступить к разделению Российской империи и уничтожению русской государственности на вечные времена. Без сомнения указанные страны стремились вместо Российской империи иметь на территории России множество стран, полностью зависящих от Запада. Русская нация теряла свой имперский статус и со временем должна была исчезнуть с лица земли.
       Александр Блок записал 12 июля 1917 года: «Отделение» Финляндии и Украины сегодня вдруг испугало меня. Я начинаю бояться за «Великую Россию» В сентябре вслед за Украиной начал отделяться Северный Кавказ, где (в Екатеринодаре) возникло «Объединённое правительство Юго-восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей»), в ноябре - Закавказье (основание «Закавказского комиссариата» в Тифлисе), в декабре - Молдавия (Бессарабия) и Литва и т.д. Провозглашали свою «независимость» и отдельные регионы, губернии и даже уезды! Катастрофический распад страны был следствием именно Февральской революции. Великий моралист Адам Смит определил буржуазное государство, либеральное гражданское общество, которое могло возникнуть после Февральской революции в десятках вновь образованных на обломках Российской империи государств, следующим образом: «Приобретение крупной и обширной собственности возможно лишь при установлении гражданского правительства. В той мере, в какой оно устанавливается для защиты собственности, оно становится, в действительности, защитой богатых против бедных, защитой тех, кто владеет собственностью, против тех, кто никакой собственности не имеет». После краха сословной монархии русские люди стремились не к гражданскому обществу свободных индивидов, а к христианской коммуне, то есть к обществу- семье.
       Россия никогда не была «гражданским обществом» свободных индивидов. В России было сословное общество (крестьяне, дворяне, купцы да духовенство - не классы, не пролетарии и собственники). Такое общество (как и советское) на Западе относят к тоталитарным обществам. В сознание людей уже вложили понятие о том, что такое общество ужасно. Хотя ужасным является именно гражданское западное общество, породившее фашизм, потому что в гражданском обществе главной ценностью является обогащение, и в нём, можно сказать, морально всё, что даёт прибыль. Именно так считал Гитлер, убивавший людей миллионами для обогащения Германии. Только Закон, страх сдерживает индивидов Западного гражданского общества от совершения преступлений. Кстати, французское слово тотальный означает всеохватывающий, полный, всеобъемлющий. Тоталитаризм означает по-русски всеединство. Временное правительство взяло курс на продолжение войны с Германией до победного конца, но не прекратило совершать действия, ведущие к распаду страны. Восстания охватили всю страну.

       В. Кожинов, анализируя данные события, сказал, что само бытие России невозможно без твёрдой государственной власти. Без сомнения он имел ввиду власть, которая во внутренней и внешней политике руководствуется интересами своей страны, своего народа. Власть (Временное правительство) в 1917 году проводила политику, совершенно не соответствующую интересам России. «Заявляя о сохранении «единой и неделимой» России, Временное правительство культивировало сепаратизм - а большевики, заявляя о праве наций на самоопределение, везде выступали непримиримыми противниками сепаратизма». Временное правительство быстро потеряло власть, потому что было враждебно крестьянской России. Революционеры либеральных партий разрушили власть сверху донизу, так что безвластие коснулось буквально каждого человека. Ужас безвластия витал над страной, приводя к унижению, страданиям и гибели многих тысяч людей. Это безвластие умышленно поддерживалось Временным правительством для полного уничтожения русской государственности. Как признавал тогда лидер правых А. И. Гучков, «мы ведь не только свергли носителей власти, мы свергли и упразднили саму идею власти, разрушили те необходимые устои, на которых строится всякая власть». В этом стремлении разрушать Россию до пределов, определённых Западом, Временное правительство, пришедшие к власти в феврале 1917 года, перешло черту дальше которой наступало полное безвластие и поэтому само лишилось власти.
       1917 г. стал логическим концом 1861 г., когда еще один любимец ельцинского периода Александр II объявил о раскрепощении, а по сути - произошло освобождение в виде ограбления народа. Столыпинская реформа не решила земельный вопрос. По подсчетам историков, чтобы обеспечивать аристократии жизнь по европейским стандартам – давать балы, поддерживать несколько домов (в городе, имение, дачу), наряды, предметы роскоши, выезды в 18-19 веке – нужно было иметь порядка 100 душ, то есть 500-600 человек в рабстве. И только 15% могло позволить себе жить так. Конечно, это произошло не при Николае, но именно с Романовыми связывают сложившуюся ситуацию. Зависть, гордыня – вот что поразило элиту Российской Империи, дворяне хотели жить как на Западе - роскошно. Но у нас колоний не было, закрепощение крестьян Романовыми дало аристократам одну большую колонию – российский народ. Что ж, колония оказалась многочисленной – 80% от населения. Произошло искусственное разделение – на нацию российских аристократов и народ-туземец, темный, бедный, живущий в собственной стране, как в стране порабощенной.

       Где былые Ильи Муромцы в романовской России? „Если не произойдет какой-нибудь смены энергий, если тягостный процесс подражания Европе разовьется дальше, то Россия рискует быть разоренной без выстрела”, - это писал консервативный публицист, общественный деятель Михаил Меньшиков еще в 19 веке. И вот в 1917 г. смена энергий началась - 27 февраля рано утром произошло вооруженное восстание части Петроградского гарнизона. „Причин для революции было больше, чем достаточно, - комментирует историк Александр Колпакиди. - Понять их сейчас невозможно никому практически, потому что последние годы сознательно наша власть в общественное сознание через ангажированных историков внедряет миф о том, что империя царя Николая – который из Кровавого стал страстотерпцем, - показывала огромные темпы роста, все жили очень хорошо, процветали и так далее. Строится это все на подтасовках. Насаждают в умах, как картошку при Петре I. Из вузов это идет в умы студентов, от студентов к школьникам – по всей стране. Кроме того, активно этим занимается телевидение, церковь. Сейчас рассказывают, сколько вывозили хлеба, что мы были мировыми лидерами по экспорту. Из всех „мировых лидеров" наш народ единственный недоедал.
        Это тоже сейчас пытаются опровергнуть. А народ голодал каждые три-четыре года минимум в девяти губерниях, это где-то 10% территории страны! Врачи, писатели, гуманисты – люди из всех сфер жизни отдавали себе отчет - происходит что-то ненормальное, что люди умирают от голода в деревнях – почитайте прессу того времени. Вот это разночтение между тем, что делали и думали современники, и тем, что сейчас доказывают ангажированные историки. Те люди умерли 100 лет назад, они не могут в
ступить в спор„. Историческая действительность столетней давности сейчас сводится к простой для усвоения формуле „Ленин сверг царя". Что ж, не грешно будет напомнить еще раз, кто именно „сверг", если это слово уместно, когда речь идет о самовольном отречении. Деятельность социалистов в 1917 г. сводилась к дискуссиям, большевики политической силой не обладали. Надо помнить, что все социалистические партии были „обезглавлены" царским режимом - лидеры, которые якобы „свергли царя", такие как Ленин, находились за границей и не могли напрямую вести борьбу. Другие томились в застенках, ссылках. Плеханов, Засулич, Ленин, Зиновьев, Бухарин (в США), Мартов (лидер меньшевиков) – были разобщены с российскими кружками. Если эсеры, меньшевики в меньшей степени опирались на народное движение, а в большей на элитные расклады, то большевики, напротив, растворились в народе. Это была принципиальная позиция Ленина – не участвовать в дележке власти и играх элит.
        А вот Дума в конце февраля и занялась дележкой власти, несмотря на то, что получила указ Николая II от 25 февраля о собственном роспуске. В результате депутаты (за исключением правых партий) решили, формально подчинившись указу о роспуске, собраться под видом „частного совещания" - так появился Временный комитет членов Думы. В своем дневнике тех дней вспоминает историк, архивист, доктор исторических наук Георгий Князев: „На историческом заседании, на котором было решено заставить Николая II отречься от престола, которое требовалось силою вещей, произошел такой диалог между одним из участников заседания и Гучковым: — Но, что, если он (Государь) откажется это делать? Тогда Гучков на это твердо и решительно сказал: — Волна народного гнева не должна останавливаться на „пути". Мы пойдем до конца". ("Биржевые Новости". 06.03.1917 г.)

      Вот как описывал в своем дневнике это инженер-железнодорожник, революционер, сыгравший важную роль в Февральской революции, Юрий Ломоносов: „— Прибыли. Ну, и была возня с гатчинскими эшелонами. Ну, теперь они успокоились. — Вы лучше расскажите подробности. — Суть вы знаете. Отречение в пользу Михаила. Гучков говорит, что Николай, как всегда, на него произвел впечатление человека с деревянной душонкой. Все интересовался, как он теперь будет жить. Торжественно было, когда депутаты вышли из своего вагона и солдаты взяли на караул. Они хотели сперва переговорить с Рузским, но Николай настоял, чтобы их ввели прямо к нему. В вагоне, кроме царя, был Фредерикс и Рузский. Страшно устал. До свидания. Часов в двенадцать явлюсь к вам с докладом. Я задумался… Свершилось. Николай отрекся и на Российский 
престол вступил Михаил II. Говорят, ему это было предсказано, а также и то, что он будет последний Романов… Что же, надо объявить караулу. Послушайте, дорогой,— позвал я одного из студентов,— официально объявлять что-либо рано; а вы расскажите солдатам, что Николай отрекся в пользу брата, да так незаметно прислушайтесь к их разговорам. Студент вышел, а я опять задумался. Что же будет? Ответственное министерство с октябристом Родзянко во главе? На место Голицына сядет Родзянко, на место Покровского — Милюков, и только. А дальше реформы и война. Реформы под эгидой Родзянко, какого же сорта будут эти реформы?
       Студент вернулся смущенный. — Полная апатия, Юрий Владимирович. Никакого впечатления: „Хрен редьки не слаще", — говорят".
       Михаил Пришвин (Дневники 1905-1954 гг. ): „Вопрос — где царь? Легенда слабая: «Царь сдался». Обстрел Зимнего Дворца. А Протопопов будто бы скрылся в Зимнем Дворце, но ему предложили сдаться, потому что из-за него разобьют дворец, и он сдался и впал в обморок, и его на носилках унесли в Думу. Жуткий вопрос, что делается в остальной России — никто этого не знает. И кто-то говорит: «А радость какая, будто Пасха»".
       Временное правительство образовалось 2 марта. Демократизация обернулась социальным развалом. Так, приказ номер 1 Петросовета просто деморализовал армию. Еще до возвращения Ленина 3 апреля 1917 г. объявили о ликвидации сословного строя, национальных и религиозных ограничений. „Парад суверенитетов", развал страны начался с 17 марта – когда была дана независимость Польше, позже – июль – независимость Финляндии. Так кто сверг царя и развалил блистательную Российскую Империю? „Февралисты показали свою полную политическую импотентность, они вообще ничего не смогли предложить. Это были не те люди, которые могли бы стоять у руля
огромной страны. Их никто не считал дееспособными управленцами, их держали за буржуев, которые пришли к власти, чтобы поживиться, использовать такую сложную      ситуацию – они просто дорвались до казны, что было мечтой не одного поколения купечества. Поэтому реакция на них была такая очень и очень кислая. И то, что с ними произошло, - это и должно было произойти. 
        Все это заняло восемь месяцев. Дальше бенефициарами были большевики, которые бескомпромиссно оценивали эту ситуацию и понимали, что она дойдет до своего 
логического завершения". Февральско-мартовский переворот свершил не народ, но заговорщики использовали именно народное недовольство. Февраль не менял ситуацию в стране, а менял элитные расклады. Решений для крестьянского, рабочего, любого другого важного вопроса февралисты не предлагали. Амнистия заполонила улицы террористами и уголовниками. И именно неумная политика Временного правительства породила Гражданскую войну, после которой и монархисты, и белогвардейцы превратились в эмигрантов, которых сегодня чествуют в России.


„Пусть расскажут про эту династию, чем она во время Великой Отечественной войны промышляла. А почему подавляющее большинство монархистов за границей пошли служить немцам? Знаменитые коллаборационисты на Дальнем Востоке – Атаман Семенов, Бакши, Шипунов и все другие повешенные - это все монархисты. На самом деле считается, что основу коллаборации составляли русские фашисты, но никто не замечает, что русские фашисты в большинстве своем были монархистами. Поэтому, когда выходит прокурорша с иконой Николая II - это как минимум бестактно, потому что монархисты в большинстве оказались на стороне Гитлера, - говорит историк спецслужб Александр Колпакиди. - Но это же все абсурд, этот монархический бред! Больше всего кричит церковь, та самая церковь, которая в феврале 1917 г. просто умыла руки. Тогда умыли руки, а теперь требуете, чтобы народ каялся? А вы почему не каетесь? Есть версия, что им дважды предлагали выступить за царя, и они дважды отказались. Сейчас говорят, что не было такого. Придумали, не придумали – а почему вообще вас надо было просить? Они на следующий день прославляли в молитвах Временное правительство". Сейчас у нас консенсус – и коммунисты, и либералы признают, что это был крах, что Февральский переворот – событие со знаком „минус", говорит эксперт, но это было неизбежное событие из-за слабости власти. Феврализм ушел вместе с эпохой Ельцина, но монархизм и белогвардейщина остались. И их пытаются сейчас использовать в своих интересах Романовы (Гогенцоллерны) потомки Кирилла, которые вообще-то никаких прав на Российский престол не имеют по официальной процедуре, а в связи с тем, что семья царя не была расстреляна, как Кирилловичи пытаются с помощью РПЦ и патриарха Кирилла представить, то и вообще они здесь сбоку-припёку.